крот

крот

Вспоминаю выборы в тюрьме — всегда событие весьма забавное. Сотрудники в парадной форме. Праздничный обед…

Камушек в огород избирательной комиссии: категорически нет программ кандидатов. На президентских выборах не было, нет и на губернаторских. Только фото и биографии. Да и правда, какая разница.

Тут можно было бы сделать анализ духовных скреп и далеко идущие глубокие выводы, но лень. Все всё про выборы и так знают. А в СИЗО просто атмосфера более… чёрно-белая — чётче видно.

Поделитесь!
желание

желание

У солдат есть присяга. У судей есть кодекс судейской этики. Клятва Гиппократа у нас зафиксирована законом 185-ФЗ от 02.07.2013.

А знаете, что прокуроры тоже приносят клятву? Это закреплено в «Законе о прокуратуре» — Статья 40.4. Присяга прокурора.

    «Посвящая себя служению Закону, торжественно клянусь:

  • свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы и международные обязательства Российской Федерации, не допуская малейшего от них отступления;
  • непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил, добиваться высокой эффективности прокурорского надзора;
  • активно защищать интересы личности, общества и государства;
  • чутко и внимательно относиться к предложениям, заявлениям и жалобам граждан, соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей;
  • строго хранить государственную и иную охраняемую законом тайну;
  • постоянно совершенствовать свое мастерство, дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности, свято беречь и приумножать лучшие традиции прокуратуры.
  • Сознаю, что нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры».

Ну как, совпадает это с вашим представлением о прокурорах? Хорошо бы, прокуроры произносили это перед каждым судебным заседанием.
Скажете, что это всего лишь слова?
Да, слова. Но силу слова порой недооценивают.
Да и к людям, произносящим такие слова, отношение меняется.
И при произнесении этих слов люди тоже неизбежно меняются Пусть не сразу, но необратимо.
Кто знает, может, они просто забыли свою клятву?
Потому, может, и правоохранительная система такая (см. Обзор-1. Правоохранительная система, 18.04.2019).

И каждый ли прокурор готов принести такую клятву?

Берегите себя.

Поделитесь!
Ёжик в тумане

Есть красивая легенда — почему в СИЗО не включают радио “Шансон”. Чтобы нельзя было использовать возможность передать привет в эфире сидельцам — бесконтрольное общение.

Только не спрашивайте про логику и здравый смысл.

Ёжик в тумане

Поделитесь!

Я дома. Подробности завтра.
Пока… стихи:

Чтобы горечь, осев у глаз
как плесень на дне колодца,
не разучила бы нас
Мечтать, пламенеть, бороться.
Чтоб в этих сырых стенах,
где нам обломали крылья,
не свыклись мы, постонав,
с инерцией бессилья.
Чтоб в дебрях тюремных лет
сквозь весь одиночный ужас,
мы не позабыли свет
созвездий,соцветий,содружеств…
чтоб в некий весенний день
возможного все же возврата
нас вдруг не убила сирень
струей своего аромата.

Е.Гинзбург.

Поделитесь!
птицы

Вороны едят голубей. Обычно это происходит так: две вороны нападают с двух сторон на одинокого голубя. Всё. Шансов у него нет. С каждым новым ударом вороньих клювов он слабеет, попытки вырваться становятся безнадежнее.

Двум воронам удобно разрывать голубя пополам. Крепкие, уверенные в себе птицы. Большие клювы, сильные лапы. Другие голуби сидят неподалёку и смотрят. Они знают, что пока вороны заняты своей жертвой, им ничего не грозит.

Совсем немного времени, и о драме напоминают лишь остатки крыльев. Вороны не сильнее. Но они могут действовать вместе.

Вспоминается информация, что хищники не трогают ворон. Потому что при нападении хищника на ворону, тут же вся стая ворон набрасывается на него.

Заключённые смотрят в окна и… гоняют мысли. О свободе, мире, птицах, воронах. О силе и возможности помогать друг другу.

Не всегда нужно беречь себя.

птицы

Поделитесь!

Почему вы не идёте простым путём, как большинство в подобной ситуации: признать вину, получить небольшой срок и выйти по УДО на свободу?

Причин несколько. Я понимаю, что жизнь идёт, что система очень инерционна, а шансов увидеть своего 90-летнего отца в этой жизни — всё меньше. Время, которое можно было бы провести с родными и близкими — бесценно.

Но: как минимум 20 тысяч человек пострадали от разрушения Кооператива “Семейный капитал”. Люди потеряли не только деньги; мы верили, что можем изменить жизнь в стране к лучшему. Понятно, что обвиняемые в этом уголовном деле (см. Обзор — Уголовное дело, 25.09.19) — просто стрелочники. И если они признают вину, то никто больше ничего искать не будет. И никого никогда не смутит, что признавшие вину — денег не имеют. Уже был разговор об этом в “Банковском АУЕ” (20.06.19).

Далее. Руководство “Семейного капитала” пользовалось беспрецедентным доверием пайщиков. Это доверие нельзя предать даже ради свободы. Поэтому и вопрос: “Почему не уехала, ясно же было про арест”, — не имеет смысла. Сбежать — всё равно, что признать вину. И когда мне 80-летние бабушки пишут, что скинулись на ноутбук и освоили интернет ради того, чтобы читать мой блог, это дорогого стоит.

Есть и ещё причина. так сложилась ситуация в стране, что невозможно заниматься бизнесом. Слишком опасно. Нет правил, которые надо соблюдать, чтобы спокойно работать. Посмотрите “Тюремные истории — бизнес”. Абсурд и безнадёга. А без развития бизнеса страна обречена. Вопрос времени. Поэтому, первоочередная задача навести порядок в правоохранительной системе (18.04.19). Как это сделать — решения есть.

Этим не очень удобно заниматься из тюрьмы, но можно. К тому же, в нынешнем положении есть свои плюсы: я уже сижу, нельзя подкинуть наркотики, нельзя случайно избить на улице — в СИЗО охраняют. 🙂

Так что в любом положении есть преимущества. А вариант “признать вину” — в нашем случае — совсем не вариант.

Поделитесь!

Несмотря на все публикации всегда остаются вопросы. У вас есть возможность узнать ответы на вопросы, уточнить неясное.

Хотите спросить — пишите сюда: http://freeverhova.ru/help#contactnv
Не очень быстро, но ответ будет. Спрашивайте.

Поделитесь!
Осень, небо

Подступает острое чувство запертости. Конец августа-сентябрь… Трудное время. Жёлто-красные листья, вода, которая приобретает стальной оттенок, дождь и ветер. Нежданное тепло и резкая ледяная крошка в лицо. Осенние наводнения в Питере и бесконечные бродилки по лесам и паркам. Утренние льдинки на лужах и решительные купания. Шарф на пробежках. Печка в машине. Камин дома. Особый, совершенно особый осенний воздух, которым никак не надышаться. Осенью все особо остро.

Но нынче… Всё царапает и ранит. Не хватает воздуха. Всё… До предела. Ожидание судов и писем. Проверки, обыски, баланда… Замки и решётки.

Берегите себя.

Осень, небо

Поделитесь!

Девчонки рассказывали: встретили тётку в супермаркете. С забавным тиком: периодически та хлопала себя ладошкой по левой груди и по лбу. Такой… полукрест.

Бывалые люди, побывавшие на зоне, объяснили, что к чему: за криво надетую шапку и сбившуюся нашивку с фамилией на левой груди можно схлопотать выговор. Поэтому постоянная проверка — всё ли правильно — вбивается в рефлекс. И даже после освобождения из заключения не так просто от этого рефлекса избавиться.

Берегите себя.

Поделитесь!

Почта России — всё-таки удивительная организация. Подписаться на газеты со следующего месяца — проблема, их больше устраивает следующее полугодие. Переадресовать подписку из Москвы в Питер — нельзя. 🙂 Как будто разные гильдии ямщиков обслуживают. Удивительная организация — Почта России.

Поделитесь!

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 5»

ПВР. Приложение 3.

П.1. Платные услуги оказываются только “при наличии соответствующих условий”.

Это нарушает права обвиняемых. Создания условий — в полномочиях ФСИН, их отсутствие — просто нежелание работать.

В ЛЮБОМ случае обвиняемым должны быть доступны услуги:

Подбор очков; стирка и глажка одежды; стрижка и окраска волос; ксерокопирование; использование компьютера и принтера.

Это жизнеобеспечивающие услуги, неполучение которых лишает людей права на здоровье, права на защиту, права на отсутствие унижений, права на состязательность процесса и т.д.

ПВР. Окончание.

Таков краткий анализ документа, по которому живут около 100 000 заключённых в СИЗО.

Правила внутреннего распорядка сделаны так, чтобы ограничить любое движение человека внутри СИЗО: движение тела, движение рук. движение мысли… Максимально обрезаны возможности сохранить физическое и душевное здоровье. Практически заблокирована возможность защищаться.

Около 100 000 человек в стране ежедневно вычеркиваются из жизни, подвергаются физическим и нравственным унижениям, теряют здоровье и будущее.

Прочитайте ещё раз Аксиому (см. пост от 23.06.2019).

Невиновные люди попали в систему, которую определяют сложившиеся стереотипы и традиции. Формирование пополнения криминального мира начинается в СИЗО. Необходимо менять ситуацию. Уже сейчас. А чего ждать? Такие мины, заложенные в обществе, как ядерные снаряды в проржавевшем корпусе — начинают отравлять все вокруг.

Пора действовать. Это наша страна.
Не всегда нужно беречь себя.

ПВР. Полный текст статьи.

Поделитесь!

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 4»

ПВР. Приложение 2.

Перечень одежды противоречит целям содержания под стражей, унижает человеческое достоинство, ограничивает право на здоровье, пренебрегает презумпцией невиновности.

Нарушение Конституции ст. 49, 41;
Нарушение УПК ст.97;
Нарушение 103-ФЗ ст.4.

Есть прописанное ограничение по допустимому весу вещей заключённого — 50 кг. Содержание этого имущества обвиняемый должен быть вправе определять сам.

Должен быть перечень конкретных запрещенных предметов, угрожающих безопасности. Не «может быть орудием преступления» или «всё железное», а конкретно, по примеру аэропортов.

Одежда без ремней — нарушение 103 ФЗ ст.4 — унижение людей. Люди сидят в СИЗО иногда даже не месяцами, а годами, порой худеют. И постоянно ходить либо в спортивных штанах, либо с падающими штанами — только повод для дополнительных унижений людей, которые лишь обвиняются в преступлении.

Если потребуется совершить противоправные действия, либо суицид — отсутствие ремней и шнурков не остановит. Практика свидетельствует именно об этом. Зато тысячи обвиняемых вынуждены ходить, шаркая обувью без шнурков и поддерживая спадающие штаны. Требования безопасности не должны идти вразрез с презумпцией невиновности. «Может сбежать» — обвинение, требующее фактических доказательств. Иначе следует отобрать простыни (их можно порвать на ленточки), спички, еду (можно подавиться) и т.д. А! Ещё ноги можно отрубать — ведь сбегают именно на них!

Нельзя ограничивать список разрешенного невиновным людям. Нельзя запрещать канцелярские товары, ограничивая право на защиту и состязательность.

Нельзя выбрать всего четыре настольных игры для невиновных людей. Нельзя женщинам запрещать косметику, фен, утюг — это унижение и издевательство. Железная миска как орудие преступления не уступает утюгу, а вот гладить ею одежду — неудобно.

При наличии телевизора и требованиях соблюдения режима нельзя запрещать оборудование камеры часами. Ещё раз: противоправные действия отсутствие часов не остановят, но тысячи людей терпят это унижение. Не преступники — обвиняемые в преступлении.

Списком разрешенных предметов невозможно предусмотреть всё. Именно поэтому в нынешней редакции Правил иголка разрешена, а нитки — нет; карандаш разрешен, а точилка и ластик — нет и т.д.

Для работы с уголовным делом и большим объемом документов (а это необходимо для реализации своего права на защиту) нужны стикеры, закладки, текстовыделители, скрепки, копирка, зажимы для бумаг, штрих-корректоры, скотч и т.д. Ведь процессы тянутся годами. Невиновные люди подобными ограничениями лишаются права на защиту и состязательность процесса.

Ссылки на использование услуг адвоката — неправомерны, поскольку право на защиту не должно зависеть от материального благосостояния и возможности платить адвокату.

Правила допускают пользование электронными устройствами, стоящими на балансе СИЗО, но это прописано в необязательных платных услугах, и, соответственно, практически недоступно. А ведь использование компьютера (без выхода в интернет), использования принтера — это всего лишь соблюдение права на защиту и состязательность процесса. Написание документов от руки существенно ограничивает возможности их подготовки, усложняет их дальнейшую обработку, не дает возможности копировать их.

Компьютер и принтер в камере — это не фантастика, это требование времени — пора оторваться от гулаговских представлений о СИЗО как о месте, где требуется издеваться над людьми.

Почему надо придумывать, чем намазать масло, нарезать колбасу, если почему-то забыли разрешить пластиковые ножи? Почему те месяцы и годы, что невиновным приходится проводить в СИЗО, нужно жить в дикости?

Есть ограничение по весу и конкретное ограничение по опасным предметам. Всё. Иное — нарушение Конституции РФ и УПК — несоблюдение права на защиту, личную жизнь, здоровье и т.д. Ведь пока запрещено всё, позволяющее поддерживать здоровье — даже простой гимнастический коврик.

Документы и литература не должны входить в запрещенный вес. Они должны быть доступны без ограничения. Книги — это не только возможность образования и самообразования (право, закрепленное 103-ФЗ ст.17), это доступ к юридической литературе, необходимой для защиты. Сборники пленумов Верховного суда, юридические практики, УК и УПК с комментариями — это очень тяжелые книги. Ограничение их веса — нарушение права на защиту, образование и т.д.

Цели содержания под стражей прописаны в УПК. И среди них нет цели: «Сделать из обвиняемого дикое тупое животное».

Окончание статьи: ПВР. Часть 6. Окончание.

Поделитесь!

Продолжение статьи Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 3

Приложение 1

П.1.«Содержать одежду в чистоте и порядке»

См. п.161.

«Называть сотрудников СИЗО «гражданин» и «гражданка»

Абсолютно непонятное требование для невиновных людей. Наследие гулаговского прошлого. СИЗО — не для наказания, а для изоляции. И излишнее ограничение гражданских прав — недопустимо.

Нарушение 103 — ФЗ ст.4. Проявление неуважения человеческого достоинства, причинение нравственных страданий.

«По требованию иных должностных лиц сообщать им свою фамилию»

Что за иные лица, разгуливающие по СИЗО без сопровождения сотрудников и как понять, что лицо должностное? Иные лица недопустимы в режимном учреждении, а данная формулировка дает возможность дополнительного давления на обвиняемого.

П.3. «Принимать лекарственные препараты без предписания врача СИЗО, иметь их в камере больше, чем выдано на один день»

Должен быть список допустимых медикаментов в камере: йод, зеленка, перекись водорода, мазь от ожогов, обезболивающее, уголь активированный и т.д.

Отсутствие набора первой помощи приводит к ненужным конфликтам в ожидании вызова к врачу за назначением и физических страданий от невозможности, например, принять таблетку от головной боли.

Продолжение: ПВР. Часть 5.

Поделитесь!

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 2»

В следующей части показано — как при помощи ПВР может быть блокирована возможность человека защищаться. И как лишить его способности думать.

П.68. «Посылки, бандероли и передачи подвергаются досмотру»

Досмотр заключается во вскрытии упаковки, разрезании продуктов. При этом отсутствуют нормативы разрезания, поэтому порой в передачах приходит разрезанное абсолютно всё, соответственно, всё портится за 2-3 дня.

Особенно абсурдно выглядит вскрытие упаковок и разрезание продуктов из посылок, заказанных в интернет-магазине (например, в Озоне). Необходимо исключить вскрытие упаковок товаров, поступающих из интернет-магазинов, поскольку технология обезличенной сборки заказов, используемая в интернет-магазинах, исключает возможность вложения предметов, кроме заказанных.

П.73. «Обнаруженные запрещённые предметы из посылок передаются на хранение либо уничтожаются»

Практика показывает тотальное уничтожение предметов, которые, на взгляд сотрудника, выдающего посылки, является запрещёнными.
Необходимо время на обжалование решения по уничтожению, чтобы исключить произвол сотрудников.

П.68 и п.73 нарушают права заключённых, закреплённые ст.17 109-ФЗ*

П.82. «Почтовые принадлежности (конверты, марки, бланки телеграмм) обвиняемые приобретают в магазине СИЗО»

Не прописан механизм отправки писем в случае отсутствия марок и конвертов в магазине с указанием срока отсутствия, при котором письма будут отправляться за счёт СИЗО.
Нарушение: Конституция РФ
ст. 45 п.2. Право на защиту — 103-ФЗ*
ст.4. Содержание под стражей не должно сопровождаться действиями, причиняющими физические и нравственные страдания.
Отсутствие возможности переписки лишает как права на защиту, так и причиняет нравственные страдания.

П.99. «Поступившие в СИЗО ответы на заявления и жалобы объявляются обвиняемым под роспись». «За счёт средств обвиняемого администрация СИЗО делает копию ответа и выдаёт на руки».

Тут опять нарушение права на защиту (Конституция ст.45п.2) и ещё несоблюдение состязательности процесса. (УПК ст.15).
Не имея документов на руках, очень трудно защищаться и оспаривать их. Понятно, что у стороны обвинения таких проблем нет.
И не указано — в какой срок СИЗО обязано сделать копию, что делает обязательства СИЗО совсем призрачными.

П.125.1. Приобретение литературы в розничной торговой сети — единственная возможность, кроме библиотеки, доступа к книгам — отнесена к необязательным платным услугам.

Это положение нарушает целый ряд федеральных законов.
Нарушается право на образование (Конституция ст.43 п.1).
Нарушается право на самообразование и использование для этого специальной литературы (103-ФЗ ст.17 п.15).

Также нарушается и условие состязательности процесса (УПК ст.15), т.к. юридическая литература и даже актуальные тексты законов недоступны в СИЗО.
Необходимо сделать книги доступными, поскольку запрет на их получение не соответствует целям содержания в СИЗО.

Должна быть возможность заказа книг родственниками и иными лицами через интернет-магазины, что исключает возможность передачи запрещённой литературы.

П.130. «По просьбе обвиняемого либо его защитника им выделяется копия заключения медицинского освидетельствования».

При решении вопросов с НЕоказанием в СИЗО медицинской помощи, необходимо иметь копию медицинской карты, но право её получения, даже за свой счёт, не закреплено за обвиняемым и его защитником.

Нарушение ст.24 Конституции РФ — право ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы гражданина.

П. 136. «Во время прогулки несовершеннолетним предоставляется возможность для физических упражнений и спортивных игр».

Необходима обязательная возможность физических упражнений для всех, содержащихся в СИЗО, независимо от возраста.
Лишение возможности обвиняемым заниматься физическими упражнениями на прогулке ведет к ухудшению их здоровья, трактуется как запрет на оснащение прогулочных двориков спортивными снарядами.

Нарушение Конституции ст.41
п.1 «Каждый имеет право на охрану здоровья».
п.3 «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающими угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с Федеральным законом».

П. 137. «На прогулку выводятся одновременно все подозреваемые и обвиняемые, содержащиеся в камере. Освобождение от прогулки дается только врачом»

Нарушение 103-ФЗ, в котором прописано, что прогулка является правом обвиняемых, а не обязанностью.
Не прописан норматив площади дворика на одного заключённого. Это приводит к «прогулкам» на 15 кв.м., например, 18 человек.
Нарушение Конституции ст.41 (см. п. 136)

П. 139. Обвиняемым может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами.

Невиновные люди обречены на разлуку с семьей. Нарушение Конституции ст.38 п.1 — Защита семьи.

П.150. Телефонные звонки предоставляются только при наличии технических возможностей. И не прописана периодичность.

Поэтому, например, в женском СИЗО СПб только раз в месяц. Только один раз в месяц женщина может поговорить с ребёнком. А если детей двое, то с каждым — раз в два месяца, поскольку один звонок — одно разрешение — один телефон.

Нарушение Конституции ст.38 п.1 — Защита семьи.
Нарушение требований УПК ст.97, где прописаны основания для содержания под стражей. В случае оформления разрешения на звонок органом, за которым числится обвиняемый. не должно быть ограничений в общении с семьёй со стороны СИЗО.

Ссылка на технические возможности позволяет полностью лишить права обвиняемых на телефонное общение с семьей.

П.160. Важные документы не выдаются на руки обвиняемым — только объявляются

См. п.99.

П. 161. «Обвиняемые должны иметь опрятный внешний вид»

Пункт выглядит издевательством при отсутствии возможности в СИЗО стирать и гладить одежду, вешать одежду на плечики, пользоваться косметикой, пользоваться услугами парикмахера. Всё это либо запрещено, либо входит в необязательные к исполнению платные услуги.
Нарушение 103 — ФЗ ст.4

Вынужденное нахождение в мятой одежде, с неухоженной прической и невозможностью пользоваться косметикой — проявление неуважения человеческого достоинства, причинение нравственных страданий.

П.162. Личный прием начальником СИЗО

Не прописано, в течение какого времени начальник обязан принять обвиняемого по его заявлению. Это позволяет неограниченно долго игнорировать просьбы о личном приёме.

Продолжение: ПВР — часть 4.

Поделитесь!

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР)»

Положения ПВР, противоречащие Федеральному Законодательству

П.25. К запрещенным к хранению и использованию относятся предметы, которые представляют опасность для жизни и здоровья или могут быть использованы в качестве орудия преступления.

Пункт в данной формулировке позволяет объявить запрещенным любой предмет. Если посмотреть статистику преступлений по орудиям преступлений, то можно убедиться — орудием преступления может быть всё абсолютно, в том числе ложка, миска, одеяло, подушка, банные тапочки — вообще всё.

Кроме того, пункт противоречит ст. 49 п.1 Конституции РФ — презумпция невиновности. Нельзя запрещать гражданам пользоваться какими-либо предметами без достаточных на то оснований.

Если человек обвиняется в убийстве, то не следует давать ему нож, хотя как раз давать в пользование нож закон разрешает (п.41 ПВР). Но запрещать обвиняемым по статьям, не связанным с насилием, пользоваться элементарными предметами со ссылкой на возможность — противоречит Конституции (п.1 ст.49).

Обеспечение изоляции требует охраны, соответственно, и безопасности для этой охраны. Есть прекрасный образец запрета опасных предметов во имя безопасности: правила авиаперевозок. Обозначено конкретно: что является опасным. Именно так и должно быть отредактировано в СИЗО; а не «всё железное запрещено».

Об этом говорит с ст.15 103-ФЗ: «В местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, их изоляцию., а также выполнение задач, предусмотренных УПК».

П.40. Обвиняемые обеспечиваются полотенцем.

Одно полотенце на всё! представьте себе жизнь с одним вафельным полотенцем с использованием ежедневно, и для похода в душ. Помимо несоответствия элементарной гигиене, это нарушает положение Конституции:

Ст.21. п.2 «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему достоинство обращению и наказанию».

Ст.41 п.1 «Каждый имеет право на охрану здоровья».
п.2 «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом».

Куда смотрят должностные лица, когда видят в законе для невиновных людей одно полотенце на все случаи жизни? О чём думает прокуратура? Почем не возбудился следственный комитет?

Далее в п. 40 ПВР: «При отсутствии необходимых денежных средств на лицевом счёте обвиняемого выдаются индивидуальные средства гигиены»

А если деньги на счету есть, а возможность купить в СИЗО отсутствует? Ситуация нередкая. Работа магазинов СИЗО далека от идеальной и по ассортименту, и по обслуживанию.

П.41. В СИЗО допустимы только следующие настольные игры: шашки, шахматы, домино, нарды.

На каком основании выбраны эти четыре игры? Как выбор этих игр соотносится с целями содержания под стражей, прописанными в УПК?

Далее в п.41. «Могут быть выданы иглы, ножницы, ножи для резки продуктов»

Ключевое: могут быть. А могут и не быть. Неопределенность положений этого пункта позволяет лишать невиновных людей возможности поддерживать цивилизованный образ жизни.

П.41 нарушает Конституцию:

Ст.21 п.2. «Нельзя подвергать унижающему человеческое достоинство обращению».
Ст.44 п.1. «Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества».

П.42. «Камеры оборудуются шкафом для продуктов, вешалкой для верхней одежды, полкой для туалетных принадлежностей»

Не определено — ни объём шкафа, ни количество вешалок, ни площадь полок. Это позволяет толковать любым способом эти параметры.
Бачок для питьевой воды давно уже никем не используется по назначению. Но обязательное его наличие обрекает и заключенных, и сотрудников на бесконечную возню с этим громоздким и неудобным предметом.

Продолжение: ПВР. Часть 3.

Поделитесь!

Кто громоздит злодейство на злодейство,
Свой множит страх.
Сенека

Можно предположить, что никто не создавал этот документ с нуля. Взяли старую НКВД-шную инструкцию и подчистили от наиболее явных издевательств. Оставили кучу скрытых.

Бесполезно ориентироваться на ФСИН при доработке правил. ФСИН — Федеральная служба исполнения наказаний. Исполнения наказаний. Наказаний. Удобство работы ФСИН — чтобы прав у заключенных было как можно меньше и сидели они — как можно дольше.

Цели государства — другие. Если вспомнить Платона: «Справедливое государство — это государство, в котором будет счастлив не один какой-то общественный слой, а общество в целом. В целом несчастное общество не является признаком справедливости».

СИЗО — отдельная тема во ФСИН. Хотя бы потому, что там содержатся НЕ преступники. Отельно эта тема раскрыта в «Аксиоме» (23.06.2019).

Невиновные люди должны обладать всеми правами, прописанными в Конституции и УПК, но с учётом режима изоляции.

А теперь — подробный разбор Правил Внутреннего Распорядка с указанием нарушений федеральных законов, возможностей для издевательств и злоупотреблений.

Продолжение: ПВР, часть 2

Поделитесь!

Из-за длительного пребывания в СИЗО порой у заключённых возникает ощущение, что они живут здесь, а сотрудники — приходят в гости. Ну и дикие же гости порой бывают! 🙂 Роются в вещах, раскидывают всё, порой не очень вежливы. 🙂

Но хозяева — добрые. :))

Поделитесь!

В Питере дожди и холодно. Пришла новенькая. С соплями. Принесла вирусов. 🙂 Первыми подхватили те, кто дольше сидит, иммунитет всё-таки уже не тот, что у людей с воли. Горло, кашель, насморк.

Порадовала реакция сотрудников: информация о заболевших уходит в медчасть, фельдшер приходит не с пустыми руками. И пусть лекарства простенькие, но они есть. Даже капли в нос. Будем жить.

Ну а какая жизнь без анекдотов? 🙂

— Корнет, послушайте, какое стихотворение я сочинил:
«Употребляйте маракуйю, она приносит пользу организму!»
— Но, позвольте, поручик, где же рифма?
— И вы туда же, корнет! Сначала провоцируете на рифму, а потом всем рассказываете, какой Ржевский пошляк-с!

Поделитесь!

Время идёт. Многие тюремные истории уже дошли до приговора суда и дальше.

Турфирмы и ст. 159 УК РФ — 16.02.2018
Девушка получила три года колонии. Несмотря на решения ЕСПЧ о чрезмерном сроке содержания под стражей, её так и не выпустили из СИЗО. Ушла после приговора за отсиженное.

Тюремные истории. Показатели — 18.05.2018

Апелляция прошла без изменений. Уехала бабудя на зону. Здоровье ухудшилось. Почти не встаёт. Ждёт амнистии.

Мать Тереза — 26.05.2018
Апелляция без изменений. Зона. Сейчас уже дома. Не связывает своё будущее с Россией.

Корысть — 30.05.2018
Дали директору 3,7 колонии. Не помогли ни решения арбитражного суда о законности действий, ни отсутствие фактов и доказательств. 2,5 года в СИЗО позволяют уйти за отсиженное. Потерянный кусок жизни — необратимо….

Энцефалит против наркотиков — 10.06.2018
Апелляция оставила приговор без изменений. Женщина уехала в колонию. Ребёнок остался без отца и вырастет без матери.

Фотомодель — 27.08.2018
Провела 9 месяцев в СИЗО, получила 1,5 года колонии-поселения. Ушла за отсиженное.

Ещё одна небайка — 19.09.2018
Девушка до сих пор в СИЗО. Суды по повторному делу всё идут. Несмотря на весь абсурд происходящего и ст.50 Конституции РФ.

Тюремные истории. Защита клиента или статья для юристов. — 07.10.2018
Было непросто, но отпустили на домашний арест к детям. Суды идут.

Перегрызть пуповину или роды по-ФСИНовски — 23.10.2018
Судьба аналогичных родов: апелляция снизила срок с 10 до 8 лет колонии. Уехала девушка этапом вместе с ребёнком.

Квартирный вопрос — 06.11.2018
дали девушке 5 лет колонии. Квартиру отобрали. Деньги за квартиру признали не внесенными. Почти два года в СИЗО. Впереди апелляция.

Взятка — 05.01.2019
Расследование идёт, обрастает деталями, предъявляются всё большие суммы. Надежд выйти из СИЗО нет.

Поделитесь!

После прямой линии Президента многие структуры оживились в желании решать озвученные проблемы. Сразу же ФСИН провела совещание по поручению президента по улучшению условий содержания под стражей обвиняемых в совершении преступлений.

Совместно с Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека подготовлены предложения по возможному внесению изменений в законодательство РФ.

Ознакомление с этими предложениями оставляют странное впечатление: как будто предложения нужны для сиюминутного отчёта об их существовании, а то, что последствия реализации таких предложений, возможно, расхлебывать будет гораздо сложнее, чем решать нынешние проблемы — понятно не всем. Это как… закапывать мусор, не зная, куда его девать. В ответ на предложения ФСИН и СПЧ родился этот документ:

—————————-
Совет при Президенте РФ по
развитию гражданского общества и
правам человека
103132 Москва, Старая пл., д.4.
Копия: Начальнику государственного
правового управления Президента
Копия: ФСИН РФ
от Верховой Наталии Дмитриевны
1969 г.р., содержащейся в ФКУ СИЗО-5
УФСИН РФ по СПб и ЛО
freeverhova.ru

ОБРАЩЕНИЕ


По информации из прессы ФСИН совместно с Советом при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека подготовили Президенту предложения по возможному внесению изменений в законодательство РФ.

Нахожусь в СИЗО более полутора лет, поэтому изнутри вижу ситуацию и последствия возможных решений.

Информация о состоянии СИЗО, ФСИН и правоохранительной системы изнутри с формулировкой проблем и решениями публикуется у меня на сайте freeverhova.ru.

На основании опыта взаимодействия с ФСИН и правоохранительной системой хочу донести до Вас информацию о плюсах, минусах и недоработанности выдвинутых ФСИН и Советом предложениях.

1. Введение нормы, которая предполагала бы возможность УДО из СИЗО.

Предложение своевременное и необходимое, но не в полной мере защищает права находящихся в СИЗО.
Необходимо ввести норму обязательного рассмотрения судами возможности изменения режима отбывания наказания при вынесении приговора и при рассмотрении апелляции для тех, у кого, с учетом отсиженного, подошёл срок возможности изменения режима отбывания наказания.

Кроме того, лица находятся в СИЗО до вступления приговора в законную силу, а значит, срок отбывания наказания еще не зафиксирован. Вопрос УДО необходимо также в обязательном порядке рассматривать при вынесении приговора и рассмотрении апелляций.

2. В случае назначения судом реального срока лишения свободы в отношении тех, кто находился на свободе, применять до вступления приговора в законную силу — домашний арест.

Предлагаемая норма не проработана и не в полной мере учитывает права обвиняемых.

До вступления приговора в законную силу — человек невиновен, а значит, мера пресечения должна выбираться индивидуально.

Если до приговора — домашний арест, то и после приговора он не должен изменяться. В период от приговора до апелляции человек максимально нуждается в возможности защищаться. Лишение свободы почти исключает эту возможность. Приговор не должен нести с собой более строгую меру пресечения, чем была до приговора. Только эта норма сохранит право человека на защиту.

3. При переполненности СИЗО — арестантов держать в ИВС до 30 суток.

Это предложение сродни предложению пытать обвиняемых, чтобы ускорить следствие.

ИВС не предназначены для длительного содержания: нет возможности организовать прогулки, медпомощь, обслуживание в магазине. В большинстве ИВС нет горячей воды, нет возможности совершать звонки и реализовывать иные права обвиняемых, предусмотренные Законом.

4. Начальник СИЗО вправе отказать в приёме обвиняемых при нарушении норм содержания.

Начальник СИЗО не может нарушать решение суда, это предложение внесёт хаос в работу судов, которые вместо рассмотрения оснований для заключения под стражу, предусмотренных УПК, будут вынуждены рассматривать информацию о наполненности СИЗО. К тому же в нынешней ситуации переполненности СИЗО предложение вообще не имеет смысла — надо долго никого не арестовывать, чтобы прийти к соблюдению нормы 4 кв. м на человека.

5. Запретить содержать под стражей инвалидов 1 и 2 группы.

Абсолютно правильное предложение, но не учитывает права тех, кто, не являясь инвалидом, тем не менее нуждается в постоянных медицинских процедурах: диабетики, гипертоники, онкобольные в начальных стадиях и т.д.

Необходимо запретить заключение под стражу лиц, нуждающихся в постоянном медицинском контроле.

6. Запретить содержать под стражей женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет.

Дети и старше трех лет отчаянно нуждаются в матери. Стресс, вызванный органами опеки, остаётся на всю жизнь.

Необходимо запретить заключение под стражу беременных женщин и женщин, имеющих несовершеннолетних детей.
Необходимо помнить, что СИЗО — для невиновных, он не для наказания, а для изоляции. Матерей необходимо ограничивать другими способами, соблюдая при этом интересы детей.

7. Исключить применение заключения под стражу в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступления, предусматривающего до 5 лет лишения свободы.

Таких лиц и так достаточно редко сажают под арест.
Необходимо исключить заключение под стражу лиц, совершивших впервые ненасильственные преступления.

Вывод: заявленные ФСИН и СПЧ предложения не решают проблем СИЗО, а в некоторых случаях добавляют их.

Отдельно прошу обратить внимание на недопустимость заключения женщин в СИЗО, поскольку строгий режим содержания исключен для женщин законом.

Необходим комплексный подход по соблюдению законодательства, регулирующего заключение под стражу. Прокуратура не выполняет своей надзорной функции на суде по избранию и продлению меры пресечения, что позволяет сажать обвиняемых в СИЗО без соблюдения оснований, прописанных в УПК.

Соблюдение требований УПК уже может разгрузить СИЗО не менее, чем на 30%, а принятие предложений с предложенными корректировками окончательно решит проблему переполненности СИЗО. С подробными решениями и обоснованиями изложенных предложений прошу ознакомиться на сайте freeverhova.ru, поскольку, ввиду нахождения в СИЗО, не имею возможности распечатки приложений к Обращению.

Существенно снизить число содержащихся в СИЗО позволит простое и не требующее затрат:
Решение по незаконным арестам — опубликовано 27.10.2018

Вы об этом не знаете, но это есть:
Малышовый шанс — опубликовано 12.11.2019

Очевидная вещь, которую не учитывают ни суды, ни законодатели:
Аксиома — опубликовано 23.06.2019

Почему у нас такая ситуация с правосудием и как это быстро исправить, соблюдая интересы всех:
Революция правосудия — опубликовано 01.07.2019

Дополнительная информация о состоянии правоохранительной системы и решениях:
Правоохранительная система и ФСИН. Парадоксы и решения — опубликовано 18.04.2019

Прошу внимательно рассмотреть предложения, поскольку они затрагивают десятки тысяч людей. проблемы копились десятилетиями, и очень хочется качественных решений.

Готова ответить на любые вопросы. Буду благодарна за личную встречу и обсуждение решений.

Материалы этой переписки могут быть опубликованы в печатных и интернет-изданиях.

Верхова Н.Д.
19.07.2019
freeverhova.ru
———————

Надо уходить от соблазнительной логики быстрых решений, изначально прорабатывая варианты последствий.

Тема важная, решать её, и правда, следует быстро, но не в ущерб будущему.

Необходимо включить профессионализм, дальновидность и ответственность перед будущим. Нужные кадры в обеих структурах есть.
Ждём реакции на обращение.

Прошу неравнодушных помочь донести документ до адресатов. Всё получится.

Дополнительные материалы:
Оригинал обращения.

Поделитесь!