Мужчина кверх ногами. Иллюстрация из старинной книги

Главных героев в этой истории двое: Мужик и Мужчина.

Жил-был Мужик. Работал, подрабатывал, содержал семью, крутился, как мог. И как-то попал в поле зрения служителей закона. Дело было ерундовое, быстрое. Получил полтора года колонии и уехал по этапу.

Жил-был Мужчина. Простой парень. А вот дядя его был совсем не прост — работал на должности замминистра в Москве. И как-то понадобилось Мужчине совершить сделку. А во время сделки его грубо кинули. Обратился Мужчина в полицию, с дядей поделился. Дядя волновался за племянника, позвонил Кому следует, чтобы не тянули с раскрытием.

Преступление «раскрыли» быстро. Посмотрели подходящих кандидатов, да выдернули Мужика из колонии — судить по новому делу. И совсм никому не нужна была доказательная база. И совсем неважно, что Мужчина на суде говорил, что никогда Мужика не видел. Да всё было неважно, кроме «раскрытого» преступления. И получил Мужик 10 лет строгого режима.

Берегите себя.

Мужчина кверх ногами. Иллюстрация из старинной книги

Поделитесь!

Против тех, кто сидит, достаточно беспредела не только со стороны органов. Есть и прямые нарушения закона со стороны граждан. Только защищать себя, находясь в СИЗО, ой как непросто.

Читаю постановление об отказе в возбуждении уголовного дела:

«Гражданка Е. просит возбудить уголовное дело в отношении К.

В ходе проведения проверки неоднократно осуществлялись выходы по адресу, но дверь в квартиру никто не открывал. Таким образом, получить письменное объяснение от К. в установленные законом сроки не представилось возможным.

Учитывая вышеизложенное, прихожу к выводу, что в данном случае отсутствует состав какого-либо преступления, предусмотренного действующим законадательством».

И это не какая-то записулька или частная беседа. Это официальная бумага от ОМВД с синей печатью и утверждённая начальником полиции.

Таков, к сожалению, общий принцип к заявлениям и жалобам из СИЗО — какой тут может быть закон?

Берегите себя.

Поделитесь!
женщина с украшениями

Во время занятий в спортзале в последнее время слушаем «милицейскую волну». Неиссякаемый источник позитива. Для тех, кто понимает. 🙂

И новостей оттуда: женщина заказала в фирме изготовление ювелирных изделий на сумму около 2 млн. рублей. Заведено уголовное дело по статье «мошенничество», поскольку она «намеревалась обманом получить украшения, не заплатив».

Тут всё прекрасно. Даже комментировать не буду.

Берегите себя.

женщина с украшениями

Поделитесь!

Жила-была девушка. Работала курьером. И в какой-то момент поняла, что часть конвертов, которые она доставляет, подозрительны. Подозрения подтвердились — она работала на доставке наркотиков Что делать? Страшно. Исчезнуть — не вариант — найдут. Доставить конверт с уже известным содержимым — недопустимо, девушка законопослушная. Ну и пошла в полицию.

В полиции её радостно арестовали за распрострпнение наркотиков. Четвёртый месяц в СИЗО. А «фирмой!, где она работала, так и не поинтересовались. Да и зачем? Наркокурьер арестован, наркотики изъяты, очередная палка в статистике. Тупиковая модель работы. Нужно иначе. Простое изменение статистических показателей может сберечь множество судеб.

Берегите себя.

Поделитесь!

Любая школа — достаточно сложный финансовый механизм. Закупка оборудования, продуктов, начисление зарплаты сотрудникам, субсидии и прочее — без бухгалтера не обойтись.
Бухгалтер, в числе прочего, ещё и совершает операции по счёту. Банк-клиент, цифровой ключ, оформленный на руководителя (директора), всё как водится. Это было вступление. И вот представьте: пришли деньги на премии. Директор пишет приказ с фамилиями и суммами, отдаёт бухгалтеру. А тот перечисляет деньги своим знакомым.

Вопрос: кто сядет за это? Ответ: оба — директор и бухгалтер. При том, что никто из получателей денег с директором не знаком, зато подтверждают знакомство с бухгалтером. У следователя есть ответ и на вопрос — в чём неправ директор. Директор должен был (внимание!) сам проводить операции со счётом, как руководитель. Всё. Рассказ окончен. Документы заботливо уничтожены бухгалтером. Директор сидит в СИЗО. Давно. Ученики и коллеги ходят поддерживать её в суды по продлению ареста.

Да хранит вас судьба от плохих бухгалтеров.

Поделитесь!

Квартирный вопрос не только портит, но и сажает. Итак, очередная тюремная история.

Жила-была девушка. Накопила на квартиру, оплатила ее на стадии строительства. Застройщиком быть сложно, опасно, много рисков. Застройщик квартиру построил, хоть и обанкротился при этом. Право собственности на квартиру пришлось доказывать через суд. Пару лет это заняло. Как выяснилось, часть квартир в процессе банкротства застройщик передал другой фирме, которая квартиры реализовывала.

Квартира девушки оказалась проданной и там. Что уж тут, дело банальное в последние годы. Но тут история перешла в уголовную плоскость. Покупатель квартиры не смог зарегистрировать право собственности, поскольку девушка уже оформила всё. Так появилось заявление о мошенничестве. Причём повлекшее утрату права на жилое помещение ч. 4 ст. 159 УК РФ. Девушку арестовали, все документы обозвали подложными, а действия по оформлению квартиры — мошенническими. Понятно, что обвинение фабриковалось сложно — слишком много неувязок. Так в деле появились «неустановленные лица». Обвинение приобрело абсолютно сюрреалистический оттенок, что не мешает держать девушку уже больше года под арестом.

Зацените начало обвинения: «В неустановленное следствием время в период 14.10.14 по 07.12.15 в неустановленном следствии месте при неустановленных следствием обстоятельствах, вступила в преступный сговор с неустановленными следствием лицами, в количестве не менее 3 человек, с целью совершения мошенничества».

Всё обвинение представляет собой бессмысленный набор слов, следствие тщательно оберегает с трудом созданное дело. Девушка борется, но тут, как обычно, круговая порука. Следствие просто отметает любые ходатайствв, ведь доказательство невиновности есть. И рождаются такие ответы: «Рассмотрев данное ходатайство обвиняемого, следствие приходит к выводу, что оно не подлежит удовлетворению, поскольку вина обвиняемый в совершении инкриминируемого ей преступления полностью доказана собранными по уголовному делу доказательствами, ей предъявлено обвинение в окончательной редакции и она уведомлена об окончании следственных действий, с ней проводится ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ, в связи с чем следствие не усматривает оснований для производства дополнительных следственных действий, в том числе и допросов в качестве свидетелей лиц, указанных в ходатайстве обвиняемой.

Перевожу: «Мы считаем вину доказанной и не дадим вам доказать свою невиновность». Попытки через суд признать действия следствия незаконными тоже пока буксуют. Суд просто «теряет» их. Ссылается на недобросовестных сотрудников. «В настоящее время установить местонахождение поданного вами ходатайства не представляется возможным, в виду его утраты вышеуказанным сотрудником, с которого по данному факту были взяты объяснения. Вы вправе обратиться повторно». Изящный посыл? 🙂

Год под арестом. Признание права собственности на квартиру аннулировано. Квитанции об оплате денег за квартиру обозначены «подложными». Фирма-застройщик давно обанкрочена, и подтверждать документы никто не берется, ведь придётся кому-то сесть за содеянное.

Есть ли противоядие от такого? Есть. Главное: разорвать связку: следствие — прокуратура — суд. А в. источнике всех бед — «палочная» система. Отмененная, но продолжающая ломать судьбы. Решение есть. Берегите себя. Я работаю над этим. У нас всё получится.

Поделитесь!

Некоторые тюремные истории даже не знаю — как написать, настолько это невероятно дико. На этой неделе дважды удивила прокуратура.

Удивление первое. В деле о поножовщине был вещдок — нож. Потом пропал. А когда появился — это был уже другой нож. На возмущение обвиняемой прокуратура ответила: «Нож есть? Есть. А остальное неважно.»

Удивление второе. Дело о мошенничестве, статья 159 ч. 4 УК РФ, как водится. Следствие через прокурора передает дело в суд. Судья читает, не находит состава преступления и возвращает дело в прокуратуру. Показательна реакция прокурора, выразившаяся, кстати, в официальном документе прокуратуры. Краткое содержание: «Ну и что, что не нашли состава преступления, надо было, значит, переквалифицировать и осудить по другой статье».

Без комментариев.

В такие моменты жалею, что нет под рукой сканера и интернета. Такие вещи надо публиковать в обязательном порядке. Ну так СИЗО для того и придуманы, чтобы не давать защищаться. Ничего. Всё идёт по плану.

Поделитесь!

Сейчас уже такое невозможно — беременных размещают отдельно. Надеюсь, недалеко то время, когда беременных вообще в СИЗО не будет.

Было у нас в камере четыре беременных. На последних сроках. Это забавно только на первый взгляд. Одной пришло время рожать. Гинеколог с утра осмотрела, подтвердила, что срок — сегодня-завтра и… ушла домой. А мы остались. С девушкой, которой предстояло рожать.

Стали думать. Простыни есть, кипяток — тоже. А вот легальных инструментов для перерезания пуповины правилами в нашем пользовнии не предусмотрено.

Схватки начались, как часто это бывает, в 2 часа ночи. Дежурных сотрудников мы предупредили, что у нас возможно увеличение численности заключенных, так что помощь пришла быстро. Скорая тоже приехала. И уже были не так важны следующие часы ожидания конвоя — врачи были рядом. Скорая не могла уехать без четырёх конвойных. Именно столько полагается на рожающую женщину. Чтобы не сбежала, а вы как думали? 🙂

Всё хорошо. Она родила и уже к вечеру вернулась в камеру. Ребёнка она не видела. Обычно его привозят в тюрьму к матери только на пятый день. Это что — знаете ли Вы, что рожать арестованным женщинам можно только в наручниках? Тут вам ФСИН.

Чем больше людей будут знать об этом, тем быстрее ситуация будет меняться к лучшему. О решениях пишу постоянно. Защищая других, защищаем себя.

Поделитесь!

Жил-был мужик. Приехал как-то в Москву на несколько дней погулять, отдохнуть ну и выпить. Выпил крепко, но не хватило. Вечер. Пришлось идти в магазин за водкой. Пока банально. А магазин уже закрывался, охранник никого уже не пускал. Но разве может охранник служить препятствием к водке?

Мужик избил охранника, вошёл в магазин и… вырубился. Очнулся — в кармане бутылка водки, а в рукаве три банки икры. Тоже банально. Заехал в СИЗО по статье 158 ч.2 (кража). Наказание по статье — до пяти лет, но обычно не больше двух.

Навестил его следователь. Приходит мужик, радостный, в камеру, делится впечатлениями: «Какой замечательный следователь, такой понимающий, я уже всё подписал, скоро суд». Сокамерники удивились, пробовали уточнить, что ж он такое подписал у «доброго» следователя, да почему не прочитал. Мужик честно признался, что читал последний раз в девятом классе, и изрядно подзабыл, как это делается.

Состоялся суд. Получил мужик по статье 162 (разбой) 7,5 лет колонии. Грамотности да недоверчивости ему не хватило.

Берегите себя.

Поделитесь!

Плакать через семь месяцев нахождения в СИЗО может только человек, бесконечно верящий в добро и справедливость. И постоянно обманываемый в своих надеждах.

Женщина работала юристом, воспитывала троих малолетних детей, помогала маме — инвалиду-колясочнику.

Как-то раз представляла интересы клиентки в суде. История банальная, из тех вопросов, что необратимо портят москвичей. Муж с женой развелись, поделили квартиру пополам. Каждому по две комнаты. Жена продала свою половину женщине с пятью детьми. И пошли коммунальные войны. Соседи мужику были абсолютно не нужны. Свою половину он продавать не хотел, как и покупать чужую. Пытался через суд оспорить сделку по покупке многодетной матерью жилья. Вот тут-то и появился в деле юрист. Суд юрист выиграла для многодетной матери. Но на этом история только началась.

Однажды утром рано на квартиру к клиентке и к юристу пришли парни в погонах: обыск, арест, пятеро детей клиентки и трое юриста — в детдома. Обвинение от мужика поступила по статье: принуждение к сделке статья 179 часть 2 (так как «группа») — до десяти лет. Полный абсурд, но… женщина сидит восьмой месяц. Дети без матерей. Мужик живет один в квартире, как и хотел. Юрист пишет целыми днями письма, обращения, жалобы, заявления в разные инстанции. Получает отписки. И плачет.

Поделитесь!

По набору тюремных историей можно составить список законов правоохранительной системы, наподобие законов Мёрфи. Из этой тюремной истории следует два закона:

1. Если свидетеля преступления не было рядом, это не значит, что он не свидетель
2. Если свидетель подписалсяся об ответственности за дачу ложных показаний, значит, его показания истинны.

Итак, история.

Жил-был мужик. И обвинили его в преступлении. Никаких оснований к этому не было, кроме показаний свидетеля, который собственно и рассказал об этом преступлении. Мужик пытался защищаться. Поскольку свидетель работал проводником в РЖД, возникла надежда, что так удастся доказать, что никакой он не свидетель. И правда, — в РЖД выдали справку, что свидетель в указанное время был на работе, то есть в поезде, а поезд находился весьма далеко от места преступления.

Однако на суд это впечатление не произвело: «То, что гражданин находился далеко от места, не означает, что он не может быть свидетелем».

Мужик обратился с апелляцией в Мосгорсуд: свидетель врёт, показания ложные, справка вот же. Мосгорсуд припечатал: свидетель подписал расписку об ответственности за дачу ложных показаний, а значит врать не может.

И поехал мужик на зону.

Поделитесь!

Ушла из камеры женщина на свободу. Год провела в СИЗО. Спрашиваю её (а я в этой камере недавно, ещё не про всех всё знаю): за что сидела-то? Ответ был замечателен: сейчас выйду, буду разбираться.

Всё просто: возила овощи-фрукты из Молдавии, много разъездов, много перелетов, много пересечений границы. И вдруг оказалось, что она уже девять лет разыскивается Молдавией.
Арестовали. Поместили в СИЗО. Известили соответствующие молдавский органы. И всё. Вообще всё. Больше года держать нельзя по такому поводу. Просидела год и ушла. Теперь будет разбираться.

И это не единственный случай. Недавно из другой камеры ушла девушка — полгода ждала экстрадиции в Таджикистан. Никому оказалась не нужна. В её случае нормативный срок ожидания был полгода. Он прошёл — она ушла.

«Пустяк, для космоса — ерунда».

Поделитесь!

Девушка отчаянно доказывала свою невиновность. Долго и упорно. Но её всё равно осудили. Но время прошло много, и её освободили прямо из СИЗО. А на выходе — арестовали. За то, что «скрывалась от следствия». По тому же делу. «Всё страньше и страньше».

Поделитесь!

В этой тюремной истории абсурда хватит на несколько. А досталось всё одной женщины.

Итак, жила-была семья. Муж работал на стройке водителями, жена — на предприятии, ребёнок пошёл в детский сад.

Случилось несчастье. Муж заболел энцефалитом, болезнь быстро прогрессировала. Появилась агрессия, психозы. Жизнь медленно превращался в аду. Лечиться муж отказывался и все дальше уходил в другую реальность. В этой другой реальности у него жена изменяла ему с любовником и торговала наркотиками. Муж активно рассказывал друзьям и знакомым о жене-«наркоманке». Он перестал выходить на работу, даже не вышел, когда пришли за служебной машиной. Муж переломал и просверлил полы в квартире — искал, где жена «прячет наркотики».

Закончилось всё плохо. Добыв у кого-то наркотики, муж избил жену, ввёл ей дозу и написал заявление в полицию о жене, которая дома хранит наркотики. Полиция радостно отреагировала, возбудила уголовное дело, сняла с мужа показания. Побои тоже были зафиксированы, как и содержание наркотиков в крови у жены. Но муж утверждал, что побил жену за употребление наркотиков. Ему верили.

И вот на показаниях больного человека с измененной реальностью женщине предъявляется обвинение по статье 228 ч.2 — хранение наркотиков. Тем временем состояние мужа ухудшилось до паралича и потери речи. Госпитализировали. Жена под подпиской о невыезде, выхаживает мужа в больнице. Лечение действие, у больного наступает просветление. Жена просит следователя прийти в больницу и опросить мужа — тот понимает, что оговорил невиновного человека под действием болезни. Но следствию это не надо.

А тут новая напасть: следователь недавно вернулась из декрета и отчаянно нуждается в деньгах и успехах. А тем «тяжелее» раскрытые преступления, тем больше премия. И следователь переквалифицирует дело на ст.228 ч.4 — сбыт наркотиков. И есть «свидетели» — те знакомые мужа, которым он рассказал о жене-«наркоманке».

Дело передается в суд. Судью ничего не смущает странности дела. Свидетели, которые рассказывают, что им рассказывали, суд тоже устроили. Видеозапись с телефона, где жена сняла мужа в момент «затмения», которое явно зафиксировало сумасшествие — признана несущественной. Показания жены названы измышлениями.

На просьбу вызвать мужа в суд судья раскричалась: «Не вздумайте приводить себя этого ненормального, у меня и без него хватает показаний вас посадить». Ну да — свидетели рассказов. На 55 день в больнице муж умирает. Горе, похороны, хлопоты. А суд идёт. Судья приняла ходатайство о запросе в больнице справки о психическом состоянии мужа. Но ждать ответа не стала — вынесла приговор жене. 10 лет лишения свободы.

Четвёртый месяц жена в СИЗО — ждёт назначения апелляции. Ребенок остался без родителей.

Берегите себя.

Поделитесь!

Жила-была женщина. Работала геммологом. Серьезным международным специалистом. Драгоценные камни — большие деньги, а значит и большое внимание. По закону у нас драгоценные камни продавать нельзя, только изделия с ними. Но в разговорах, конечно, обсуждают «камни» — при достаточной величине именно их характеристики приоритетны в изделиях. Это и сыграло свою роковую роль.

Разговоры прослушивались, на их основании был сделан вывод о незаконном обороте драгоценных камней. Но нужно было взять с поличным. Караулили несколько месяцев. При покупке кольца с большим камнем — камень вынимают, внимательно исследуют на дефекты, смотрят на индификатор камня. Это обычно сопровождается видеофиксацией.

И вот… сделка, выемка камня, осмотр и… маски-шоу. Улики налицо: камень отдельно, преступники вместе. А видео… видеозапись изымается и исчезает в неизвестном направлении. Про камень стоимостью несколько миллионов долларов говорить смысла нет. Вот вам и палка, вот вам и арестантка. Очередное дело, которое будет долго-долго расследоваться.

Берегите себя.

Поделитесь!
Свечи мерцают

Долго думала, писать ли об этой тюремной истории. Потому что цинизм органов тут беспредельный. Ради лишней галочки не гнушаются ничем.

Подробностей писать не буду — они слишком чудовищны. Кратенько, суть.

Жила-была девушка. Из серьезных высших кругов. Девушка правильная, добрая и достойная. Не отмахивалась от просьб о помощи. И была у девушки знакомая, не сказать, чтобы близкая, почти не встречались. Знакомая иногда звонила.

И попала эта знакомая в СИЗО. Попросила девушку о помощи — найти адвокатов, встретиться, переговорить. Что, в общем, девушка и сделала. А дальше начинается ужас.

Органы, что вели дело знакомой, решили «разработать» девушку. Состряпали материал, предъявили обвинение в «корыстных замыслах по завладению имуществом» знакомой. Да-да, опять ст. 159 УК РФ. Арестовали. Год до суда в СИЗО. И суд дал три года (!!!) Ни пострадавших, ни ущерба, ни малейших доказательств… В деле только «разработки».

Всё. Берегите себя. Пожалуйста. Будьте осторожны и внимательны. К сожалению, любая помощь тем, кто попал под машину органов, может быть небезопасной. Да, из нас сейчас пытаются вышибить всё человеческое. Не поддавайтесь. Добро и свет есть. Будущее за теми, что останется Человеком. Только… Берегите себя. Пожалуйста.

Свечи мерцают

Поделитесь!

К сожалению, многие истории типичны. Случайности, подставы, борьба за показатели. И бороться за каждый случай — сизифов труд. Необходимо менять подход к показателям работы правоохранительной системы.

На днях сокамерница получила приговор. Бабулей просто воспользовались. Подставили. И ведь ни один участник этого ужастика не смог удержаться — не трогать 65-летнего человека. По статье, что ей досталась — от 10 до 15 лет. Судья дал меньше меньшего — 8 лет. Спасибо ему, конечно. Возможно, это максимум проявления человечности в этой ситуации. Только… основания были и вообще освободить от уголовной ответственности. Но — не принято это пока. И собирается бабуля на зону да мечтает об амнистии.

Решение есть. Надо делать. И понимать, что в любой момент это может коснуться каждого. И даже распространение информации — это действие. А по нынешним временам — достаточно смелое и сильное. Действуйте. И… берегите себя и близких.

Ссылки по теме:
Петиция о запрете заключения в СИЗО людей, не судимых ранее и физически не опасных обществу

Поделитесь!

Тут тоже тюремные истории ещё те. Пьяный мент избил девочку. Побои были зафиксированы. Чтобы избежать ответственности, мент привлёк девочку по статье 317 УК РФ «Нападение на сотрудника полиции». И получила девочка полтора года реального срока.

Берегите себя.

Поделитесь!
Руки старого человека на затылке

Нет более безжалостного тирана, чем боль. Стивен Кинг, «Дьюма-Ки»

Сегодня в камере одной девочке пришло известие: умерла мама. Рыдала вся камера. Это страшно. Все 50 человек.

Мы все боимся. Боимся никогда не увидеть близких нам людей.

Мне не разрешают позвонить отцу больше пяти месяцев. Ему скоро 89. Есть ли шанс нам поговорить в этой жизни?

Мы — не преступники. Мы — подозреваемые и обвиняемые. Но порой нас наказывают высшей мерой — необратимой разлукой с близкими без возможности прощания.

Руки старого человека на затылке

Поделитесь!

Мне так и не дали разрешение на звонок отцу. Не получилось донести до следствия, что брать в заложники в стариков — низко. Хотя, следователь следователь многое может оставлять непонятым. Он просто получил приказ. И, давно отучившись думать, просто исполнил его. Как он исполняет приказ об уничтожении даже доброй памяти о Кооперативе «Семейный Капитал».

Привет, па! Извини, что долго не звонила. Не было возможности. У меня всё в порядке. Как ты? Как здоровье? Я переписываюсь со всеми, они должны тебе рассказывать.

Прости, что не поздравила с блокадным праздником — не получилось. Что тебе нужно из продуктов? А что с лекарствами? Решим. К сожалению, сама заехать пока не смогу, Буду очень стараться. Не скучай. Пока, пап. Береги себя.
…..
Ты только дождись меня. Пожалуйста.

Поделитесь!