Суды для подсудимого — это ещё и принудительные контакты. И даже если рядом — больной, и даже если контактер по ковиду, всё равно подсудимый обязан прийти на заседание и несколько часов находиться рядом.

Все-таки изоляция во время пандемии — не роскошь, а жизненная необходимость. Почувствовала на себе. Теперь лежу, нет сил даже просто жалеть себя… Не то, что встать. А всего то — несколько вынужденных часов со здоровым человеком, у которого заболел член семьи….
И пока совсем не лучше. Несмотря на всякие лекарства, болит голова, глаза, про кашель и насморк молчу. Не хочется ничего. Ни глаза открывать, ни вставать, ни… думать..

Раньше врачи брали мазки на дому те самые, сейчас — этого нет, так что — чем я болею, орви это или что другое, я пока не узнаю.

Вот и…. приостановка с перезагрузкой.

Поделитесь!

Всё-таки про Беларусь. Безусловно, близкая нам страна. Конечно, переживания понятны. Насилие в любой форме недопустимо.

НО.

Посмотрите вокруг. Аресты, надуманные обвинения, шантаж, пытки, увечья и смерти. Изменником Родины, мошенником, взяточником — может стать каждый, особо и делать ничего не надо. Избиения практикуются почти в каждом отделении полиции, изнасилования прямо на обысках уже никого не удивляют. Судейский беспредел, дикие приговоры, годами сидящие в СИЗО мужчины, женщины, дети, старики, инвалиды.

Это наша страна — да. Это — наши проблемы.

Бьются активные люди, бьются родственники попавших под молох системы. Письма, обращения, воззвания. И… — новый круг несправедливостей, пыток, репрессий.

Скажете — слова? Да фото и видео материалы из наших отделов полиции, СИЗО, колоний — в разы страшнее, чем сейчас из Белоруссии. И в несравнимо бОльшем количестве.

Зато сколько возмущений и резких слов про Батьку. Потому что не страшно? Можно и назвать вещи своими именами — здесь за это не посадят.

Это у нас можно не пускать адвокатов к людям, убивать ФСИНом людей и отправлять на зоны только на основании показаний досудебщиков. Это у нас ежегодного млрд не хватает на выплаты тем, кто пробился в ЕСПЧ. А сколько нарушенных прав, которые так и остались на совести государства? Нашего государства.

Я не о роли дивана в жизни критиков и не о том, что не надо переживать за Белоруссию. Но… есть что-то подлое в этой дальнозоркости зрителей трагедии.

Высказалась.
Не хотела никого обидеть.

Поделитесь!

Люблю котят. Впрочем, кто же их не любит. У меня всегда были кошки, и не одна. Иногда по числу членов семьи, иногда просто двое — разного возраста: малыш играл со старшим, старший воспитывал младшего. Появление котёнка — редкий праздник, почти всегда незапланированный. Очень хочется, но …

Суды по уголовному делу, где я обвиняемая, будут идти ещё год-два. А дальше… можно исследовать статистику оправдательных приговоров — она близка к погрешности — 0,02%. Можно глянуть в уголовный кодекс — по моей статье — до 10 лет. Можно вспомнить, что предстоящий приговор — не единственный — судить будут ещё не один раз (нельзя дважды за одно и то же, но кто сейчас знает границы нельзя?). Можно изучить прецеденты и сообразить, что по совокупности приговоров — до 15 лет. Кошки примерно столько живут.

Поэтому… нужно много успеть за оставшееся у меня время. Можно вернуться к сизошной норме — четыре исходящих в день и максимально продвинуть намеченные решения по изменению правоохранительной системы. Можно попробовать написать вторую и третью книги. Можно помогать людям в качестве общественного защитника. Можно привести в порядок дела, чтобы не быть в будущем никому обузой. Можно помириться со всеми, с кем отношения ещё можно наладить. Можно…

Можно почти всё. Нельзя только завести котёнка…

Поделитесь!

Эксперимент Милгрэма прост и страшен — люди пытают людей.
Нормальные люди нормальных людей. Из лучших побуждений. И большинство (!!!) нормальных людей готовы запытать до смерти других нормальных людей. Просто за то, что те не очень быстро обучаются, не могут избежать ошибок, не оправдывают ожиданий. Результаты этого эксперимента не смогли предсказать психологи. Они думали о людях лучше.

Что из этого следует? Только то, что существующая система расследований, судов и наказаний всего лишь отвечает состоянию общества. Единицы способны остановиться и оценить свои действия с точки зрения достоинства человека.

Начинать надо с себя. И иногда достаточно просто понаблюдать за своими эмоциями и неосторожными словами. И посмотреть — где Вы? Среди жестокого большинства или тех единиц, которым суждено изменить мир к лучшему.

Не сдавайтесь.

Поделитесь!

Периодически встречаю мнения людей об этом классическом фильме: «Вот бы мне так — я бы выучил иностранный язык» или «я бы тоже научился музыке» или «конечно, в таких условиях я бы завоевал любую девушку». Забавно, но большинство таки живёт в этом дне сурка и без всяких чудес. Каждый день одно и то же, каждые выходные — небольшие вариации, даже размолвки проходят по более-менее стандартному сценарию.

Самая полезная книжка в СИЗО — «Тренировочная зона» Пола Уэйда. Потому что она позволяет иначе взглянуть на свою жизнь. Дольше сидишь — лучше результат. Не обязательно получать результат каждый день. Каждый день — необходимо действовать для этого результата. И тогда он просто неизбежен. Без вариантов.

СИЗО — это крайний случай. Совсем необязательно туда попадать, чтобы понять силу маленьких ежедневных шагов.Каждый может всё. Вопрос времени. А своим временем каждый управляет сам. Предопределённость дня сурка — всего лишь иллюзия.

Системы это тоже касается.

Поделитесь!

Во время эпидемии попасть носителю вируса в СИЗО — приговорить всех, кто там есть. Потому что люди в руках ФСИН, вроде как уже и не люди. Сохранить обитателей можно только исключив контакты с заболевшими новичками. Самый простой и разумный путь — прекратить аресты. Убрать досудебные аресты — всех — на другие меры пресечения. Исключить смену меры пресечения до вступления приговора в законную силу. Случаев, когда арестовывают физически опасных для общества людей — единицы — вот их можно содержать отдельно. И это гораздо проще, чем наладить мед. контроль за состоянием поступивших и выдерживать карантин две недели для всех новеньких.

Но… проще, конечно, ничего не делать. Пока ситуация не выйдет из под контроля. Ну а там и делать уже ничего не надо будет — поздно.
Одна надежда — на живучесть.

Берегите себя.

Поделитесь!

Источник пыток заключенных — в инструкциях для служебного пользования.
Конституция очень чётко говорит:
«Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.»
Понимаете? Инструкции не могут применяться, если не опубликованы. И не могут инструкции для служебного пользования ограничивать права и свободы человека.
Надо оспаривать инструкции, даже если мы получаем отписки о том, что «текст не может быть предоставлен.»
Это касается и перевозок, и клеток в судах, и ПВР.
В работе.

Поделитесь!

весело

Чем более некомпетентен человек, тем менее он сомневается в своих действиях. Это давно известно науке и носит название эффект «Да́ннинга — Крю́гера». Каждый мог примерно почувствовать это на себе: когда не разбираешься в какой-то проблеме, её решение и исполнение кажутся легче, чем есть на самом деле. Например, приготовить майонез. Всё просто — посмотрел ролик на ютубе, взял продукты и за минуту получил превосходный продукт. Да? Как бы не так!:) Посмотрите в интернете — сколько людей жалуются на неудачные попытки. Но с майонезом просто — результат сразу виден.

Люди, которые не разбираются в теме, не способны осознать свои ошибки. Поэтому, при неочевидных результатах или при получении искаженной информации о результатах, они уверены в том, что действуют правильно. Это как раз тема с плохим танцором — он не способен оценить свои ошибки, а потому не может быть виноватым. Есть и противоположное следствие этого эффекта: компетентные люди больше сомневаются в своих действиях, поскольку обладают большей информацией для адекватной оценки.

Эффект Даннинга-Крюгера объясняет настолько много всего, что можно долго развлекаться, смотря по сторонам. Ну и на себя тоже полезно его примерить. И прикинуть — достаточно ли у меня знаний, чтобы дать верную оценку происходящему? Или лучше обратиться к профессионалу? Но помнить, что самоуверенный профессионал опасен. 🙂 На этот случай — своя поговорка: «Доверяй, но проверяй».

И вот ещё весёлое видео на эту тему. Правда, на английском, но есть субтитры.

Хорошего Вам самопознания!
Берегите себя.

Поделитесь!

книги

В последнее время часто обсуждается книжка про Незнайку — кому-то очень хочется назвать её экстремистской.

Например, этот отрывок:

«— А кто такие эти полицейские? — спросила Селедочка. — Бандиты! — с раздражением сказал Колосок. — Честное слово, бандиты! По-настоящему, обязанность полицейских — защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей. А богачи-то и есть самые настоящие грабители. Только грабят они нас, прикрываясь законами, которые сами придумывают. А какая, скажите, разница, по закону меня ограбят или не по закону? Да мне все равно! — Тут у вас как-то чудно! — сказал Винтик. — Зачем же вы слушаетесь полицейских и еще этих… как вы их называете, богачей? — Попробуй тут не послушайся, когда в их руках все: и земля, и фабрики, и деньги, и вдобавок оружие!»

Хочется защитить Незнайку. Ведь можно взять любого классика и найти у него что-нибудь нехорошее о полиции.

Перелистаем классиков:

«…Таков беспорядок, зверство, своеволие и разврат русского суда и русской полиции, что простой человек, попавшийся под суд, боится не наказания по делу, а судопроизводства…» А.И. Герцен «Былое и думы»

«…В России не будет правосудия, если государь, поручив оное судилищам, не будет смотреть за судьями.» Н.М. Карамзин «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях»

«…Я всегда говорю господам судейским, — продолжал адвокат, — что не могу без благодарности видеть их, потому что если я не в тюрьме, и вы тоже, и мы все, то только благодаря их доброте. А подвести каждого из нас к лишению особенных прав и местам не столь отдаленным – самое легкое дело…» Л.Н. Толстой «Воскресение»

«Когда ведут тебя в участок, то прыгай от восторга, что тебя ведут не в геену огненную.» Антон Павлович Чехов «Жизнь прекрасна!»

И не только русские классики, но и зарубежные — в книгах порой пишут о полиции:

«Некоторые полицейские имеют какую-то особенную физиономию, отмеченные одновременно и неизменностью и властностью.» Виктор Гюго «Отверженные»

«Какой же высокий уровень благосостояния должен царить в государстве, которое может себе позволить из одной половины народа организовать полицию, а другую половину содержать в тюрьмах за казенный счет?» Станислав Ежи Лец , из книги « Непричёсанные мысли»

И…. тяжёлая артиллерия:

«Во всех буржуазных республиках, даже наиболее демократических, полиция является главным орудием угнетения масс (как и постоянная армия), залогом всегда возможных поворотов назад к монархии. Полиция бьет «простонародие» в участках и в Нью-Йорке, и в Женеве, и в Париже, мирволя капиталистам либо посредством прямого подкупа (Америка и пр.), либо посредством системы «протекций» и «хлопот» людей богатых (Швейцария), либо посредством обеих систем (Франция). Будучи отделена от народа, образуя профессиональную касту, составляясь из людей, «натасканных» на насилии против беднейшего населения, из людей, получающих несколько повышенную плату и привилегии «власти» (не говоря о «безгрешных доходах»), полиция в каких угодно демократических республиках неизбежно остается, при господстве буржуазии, ее вернейшим орудием, оплотом, защитой. Серьезные и коренные реформы в пользу трудящихся масс проводить при помощи полиции нельзя. Это объективно невозможно.» Ленин В.И. ПСС т.32

Бардак, он не в литературе.

Не трогайте Незнайку. Да, и Чиполлино тоже!

И… берегите себя.

Поделитесь!

правосудие

Атакой телефонного терроризма последнего времени были выбраны суды. Учебные заведения, видимо, призваны только оттенить этот выбор. Общеизвестна история про биткоиновую подоплёку этой истории. Сейчас не об этом.

Представим на минутку, что неизвестные Робин Гуды решили, что правосудие в нашей стране перестало выполнять свои функции, а стало лишь инструментом осуществления нехороших замыслов правоохранителей. Что могло бы измениться в такой ситуации? Стали бы меньше арестовывать, или приговоры изменились бы в сторону справедливости? Вряд ли.

Думаю, что сработало бы другое: фокус внимания общества дошёл бы до судов. Сила действия равна силе противодействия. Нынешние разговоры о правосудии — достаточно жалкие и беспомощные. От них можно отмахнуться. Мы и не видим реакции, например, того же Председателя Верховного суда на бардак, что происходит порой с правосудием. А ведь дворянский герб Лебедева В.М. ко многому его обязывает. Что должно случиться, чтобы «независимое» судейское сообщество встрепенулось?

Когда-то говорили о тоске общества по сильной руке. Как бы не возникла новая тоска — по Робин Гудам.

Берегите себя.

Поделитесь!

отчаяние

Мои друзья сидят в тюрьме. Несколько лет назад это было трудно представить. Как и большинство обывателей, я считала, что в тюрьме сидят преступники. А с преступниками у меня не может быть ничего общего. Где я, и где тюрьма. Всё изменилось. Теперь я знаю гораздо больше. И очень многие узнали гораздо больше.

Е. Гришковец снял потрясающий клип об этом знании.

И комментарий.
Евгений Гришковец:

Сейчас в России снова проявляется огромное сочувствие к тем, кто осужден и сидит в тюрьмах, или тем, кто находится под следствием. Речь идет не о воришках-карманниках, не о мелких жуликах или каких-то наркодилерах. Я говорю о совершенно других людях. Сейчас в тюрьмах находится огромное количество честных людей с безупречной биографией. Это те, кто необходимы обществу как в профессиональном, так и в человеческом смысле. Но они сейчас сидят по тюрьмам, по колониям или по СИЗО. Это люди, которые занимали серьезные должности в госкорпорациях. Или это мэры каких-то городов. Или это крупные бизнесмены. В этом смысле в стране по сути дела происходят репрессии. Это явление, на мой взгляд, последних трех лет нашей новейшей истории. Хотя ясно, что просто есть некие силы, — лично для меня они никем не персонифицированы — которые при желании могут забрать себе любую должность, убрав с нее через арест любого человека. Они могут отжать любой бизнес. А могут, если им нравится место мэра в каком-то городе или кресло министра в каком-нибудь министерстве, через арест, через обвинение во взятке убрать человека, поставить на это место своего. Я уж даже не говорю про историю Кирилла Серебренникова или тех людей, которые сейчас получают очень жестокие наказания за участие в митингах.

Пожалуй, это мое первое художественное высказывание на такую тему, мой первый социальный месседж. До этого момента я старался говорить о таких вопросах как публицист, но никогда — как художник.

Друг в тюрьме — это не собирательный образ. Я пишу сообщение как минимум восьми близким мне людям. Я не хочу называть их имена. Вернее, я хотел бы назвать их имена, но они сами просят этого не делать, чтобы не привлекать к себе внимания. Потому что вся эта сфера очень чувствительная, и любые публичные высказывания в этом плане могут ухудшить их положение. Поэтому для красного словца не нужно этого делать.

У меня нет никаких сомнений в том, что мои друзья безупречно честные люди. Могу сказать в общих чертах, что им предъявляют. Например, человек, который работал в огромной государственной корпорации, имел высокую должность, при том, что он занимал ее всего три месяца — ему была инкриминирована взятка в 20 тысяч рублей. Или ректор университета, который я не буду называть — превышение полномочий. Очень размытые обвинения, где и что это такое. А эти силы действуют очень жестоко, открыто и публично. То есть арестовывают при людях, при студентах, при коллегах и подчиненных. Часто это делается на камеру, с моментальным выходом в СМИ. А если человека потом оправдывают или его просто освобождают в зале суда за отсутствием состава преступления, об этом в СМИ никогда не говорится. И репутация этого человека чудовищно страдает. Я уж не говорю про то, что испытывают семьи этих людей. Я общаюсь с женами и родителями своих друзей. Это разрушенные люди. Это чудовищно.

В Родине я не сомневаюсь. Родина переживала и не такое. Точнее я не сомневаюсь в моей любви к Родине. А в том, что творит наше государство у меня никаких нет сомнений.

Для клипа на песню было придумано много сценариев, иллюстративных по отношению к тексту. Но мне хотелось не фактической иллюстрации, а метафорической. Моя идея состояла в том, что в клипе нет людей, а есть только картины нашей страны. Довольно типичные, никакой экзотики. Там есть и Байкал, и Южный Урал, и леса, и степи, и какой-то южный пейзаж. Только прекрасные виды Родины, а жизни вокруг никакой. Вот самый простой смысл этого видео — красота неописуемая, а жить невозможно. Лесоповал в самом конце — это единственная метафора, которая чаще всего ассоциируется с местами заключения. Вырубленный лес — это как вырубленные жизни и судьбы.

Берегите себя.

Поделитесь!

вопрос

На сегодняшнем заседании суда обсуждали ходатайства о возврате дела прокурору.

Запомнилось уникальное выступление одной пайщицы:

«Если мы возвращаем дело прокурору, так это значит, что дело — туфта? Это что же — у нас прокуроры и следователи — неквалифицированные? Этого ведь не может быть! Не надо возвращать дело прокурору».

Вспоминаются слова из книги Евгении Гинзбург про сталинские репрессии. Когда в «Правде» ежедневно писали о пойманных «шпионах» и раскрытых «заговорах». Когда люди, ещё недавно руководившие страной, оказывались преступниками:

«Это было фантастично, невероятно, но об этом было напечатано в «Правде» – значит, сомнений быть не могло.»

Берегите себя.

Поделитесь!

прятки

Разбираю мешок писем, накопившийся за годы моего отсутствия. ))) Есть ооочень интересные экземпляры. Когда налоговые всей страны пишут мне претензии — это понятно. Телеграммы от судов с требованием явиться — остатками логики можно объяснить. Удивительнее, когда мне пишет МВД по разным поводам. Вот уж кто точно должен знать — где я нахожусь и почему.

Но чемпион в письмах сегодня — мировой судья, который рассматривал моё дело в моё отсутствие и признал виновной. Почему в моё отсутствие — объяснено в Постановлении:

«Верхова в судебное заседание не явилась. О месте и времени судебного заседания извещена телеграммами, направленными по месту регистрации и проживания, а также по месту расположения организации, руководителем которой является. Согласно уведомлениям телеграфа, телеграмма, направленная по месту проживания Верховой, также не доставлена, т.к. адресат по указанному адресу не проживает. Поскольку извещения направлены по адресам проживания и организации, руководителем которой Верхова является, иных контактов, адресов проживания последняя не сообщила, прихожу к выводу о том, что Верхова надлежащим образом извещена о месте и времени рассмотрения дела.»

Ну и далее стандартно

«вина лица полностью подтверждается исследованными доказательствами»

.

Что тут скажешь. Вряд ли каждый, попавший в СИЗО должен делать рассылку по судам, извещая об «адресе проживания». Но заглянуть в базу — проверить — не посадили ли человека — вполне разумно в нынешних условиях непредсказуемых посадок. Но главное (это было прописано в «Манифесте«- 21.09.18) —

«Приостанавливать действия кредитных договоров, гражданских и арбитражных дел на период нахождения фигуранта в СИЗО»

.

Человек должен иметь возможность защищаться и защититься. Вне зависимости от своего финансового состояния и возможностей нанять представителей, адвокатов и т.д.

А пока… результаты нахождения в СИЗО предопределяют полный крах всех отношений с обществом — все дела проиграны, всё имущество описано, арестовано, изъято, разграблено, все бизнесы обанкрочены, все источники дохода потеряны. И это только в статусе обвиняемого. Суда и признания виновной в преступной деятельности не было.
Превентивные наказания.

Берегите себя.

Поделитесь!

ржавчина

Три новости из последних чудесно выстраиваются в цепочку.

На основании изъятой ФСБ налоговой декларации, поданной по закону об амнистии капиталов, было возбуждено уголовное дело в отношении совладельца компании «Усть-Луга» предпринимателя Валерия Израйлита. Верховный суд с интервалом в неделю принял взаимоисключающие решения по этому поводу.

Бизнесмен Андрей Каковкин — первый участник «списка Титова», вернувшийся в Россию, — признан виновным в мошенничестве и приговорен к трем годам колонии общего режима.

Из поручений Д.А.Медведева: МВД, Следственный комитет, Генпрокуратура, Верховный суд и Минэкономразвития должны представить меры по повышению доверия к правоохранителям и судам со стороны бизнеса. Срок — 16 декабря.

Может, у меня уже рефлексы своеобразные, но было смешно. Доверие. К правоохранителям. И судам. Смешно. И грустно, что смешно. И, конечно, маленький вопрос: правительству нужно доверие к правоохранителям только со стороны бизнеса? Остальные уже неинтересны?

Берегите себя.

Поделитесь!

камень

Человеку хочется жить. Долго и счастливо. Но с приближением старости и наступлением болезней, желание жить сменяется желанием лёгкой смерти. Чтобы без мучений, без страданий, без постепенного отказа органов, без боли и беспомощности.

У заключённых — похожая ситуация. Желание доказать, что невиновен, по мере нахождения в СИЗО, попыток борьбы, получением отписок органов и выслушивания тюремных историй о беспределе сотрудников органов, сменяется просто желанием отсидеть и выйти. Попасть в хорошую колонию и пройти по УДО. Оттуда же и истории, когда люди залезают долги, чтобы рассчитаться по ущербу, который они не причиняли — просто, чтобы быстрее всё закончилось.

Поэтому многие прекращают бороться и даже не пишут апелляцию на приговор, чтобы скорее уже наступило время определённости и предсказуемости.

Человек стремится к пониманию. Но максимальное понимание порой настигает слишком поздно. Когда понимаешь, что мог действовать. Мог. Но мечтал о простоте и лёгкости.

Не опускайте руки.
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!

Состоялось очередное заседание из предварительных слушаний. Два тома уголовного дела так и не вернулись из городского суда. Поэтому, по ходатайству прокурора заседание было перенесено на 05.11.19.
Одна из потерпевших перед заседанием вчера спросила: «Сегодня уже будет приговор?» И очень удивилась, узнав, что это дело не такое быстрое.

Следствие завершилось в июле 2018. В апреле 2019 было передано в суд. И слушания по делу ещё не начались толком. А ещё ведь придётся решать вопрос о возврате дела прокурору.

Как там говорил граф Рошфор в Мушкетёрах: «Чтобы выжить, нужно терпение».

Берегите себя.

Поделитесь!

правозащитники

Задумала написать про правозащитников. Да и картинка подходящая попалась. Но не пошло. Обнаружила, что значение медведя нынче слишком политическое и поговорить на выбранную тему с такой иллюстрацией будет сложно. Да и эзопов язык вернулся в нашу жизнь совсем не случайно. Цензура и серьёзные репрессии за любые проявления свободы — всего лишь признак агонии. Другое дело, что агония эта может длиться достаточно долго. С жертвами и разрушениями.

Но чем больше будет просто ожидания перемен, чем меньше действий, тем дольше придётся ждать. Можно как угодно называть действия тех, кто сейчас действует и пытается действовать — именно у них есть шанс. И мне не очень нравится, когда говорят, что русские приспособлены к страданиям. Нет — людям свойственно жить счастливо. А обстоятельства — всего лишь дают каждому то счастье, которое он хочет. И свобода — не исключение.

Поделитесь!

Поскольку из СИЗО мне так и не ответили на мои возмущения по поводу корреспонденции, написала в УФСИН. Очень приличный сайт. Интернет-приёмная. Всё как у больших. Написала. Подождала неделю — решила воспользоваться сервисом «проверка статуса обращения». Завела номер, код проверки и получила ответ: статус сообщения — ПРИНЯТО. :)))
И почему у нас так вот всё, а?
Следующий адресат — прокуратура.
Берегите себя.

Поделитесь!

забота

Посмотрите вокруг. Есть ли у Вас близкие и друзья, которые будут Вас поддерживать, если Вы окажетесь в беде? Будут ли они тормошить Вашего защитника? Станут ли верить в Вас, несмотря ни на что? Смогут ли ночами караулить очереди на свидания и передачи? Придумают ли — как Вам помочь, если желаемый продукт, например, не принимают в передаче? Вытерпят ли резкие слова и унылые письма? Выдержат ли долгую разлуку? Утешат ли, когда им самим тяжело? Не побоятся ли остаться рядом после допросов следователя? Увидят ли Вас — настоящего среди окружающей шелухи?

По статистике вначале поддерживают почти всех. К двум годам сидения людей с поддержкой — меньше половины, в основном остаются вместе только матери. После трёх лет заключения — 90% зэков остаются одни. Ни писем, ни передач, ни поддержки.

Посмотрите вокруг. Может, Вам и впрямь надо в тюрьму, чтобы найти друзей и научиться ценить это.

Поделитесь!
тлен

тлен

После новостей о маньяках и ужасных преступлениях тема смертной казни всегда оживает. Только те, кто сталкивался с системой, знают, что назначить виновным можно любого человека с улицы. И поставить галочку за раскрытие преступления. И в случае применения смертной казни шансов что-либо исправить уже не будет. А значит, жертв просто станет больше. А что касается настоящих маньяков — никогда и никого не останавливала угроза наказания. Сами знаете.

Профилактику преступлений в погоне за палками для отчётности позабыли. А ведь решение есть: система статистик работы правоохранителей должна быть другая. Цель: не число раскрытых преступлений, а безопасность граждан. Подробности тут.

А смертная казнь… просто скрывает следы преступлений. Всех.

Берегите себя.

Поделитесь!