“Попрать закон с суровой рожей — маневр, на следствие похожий”

“Довольно занятно совершать невозможное”.
Уолт Дисней

Когда стало понятно, что следствие не укладывается с расследованием в отведённые 12 месяцев, нависла угроза необходимости выпустить обвиняемых из СИЗО. Выход был найден не совсем законный, но простой — из уголовного дела (…040) был выделен кусочек с частью потерпевших, и это маленькое уголовное дело (…0162) быстро “завершили” и перешли к ознакомлению (см. Судебная защита, 21.01.2019) обвиняемых с материалами уголовного дела.
Этот маневр следствия очень небезобиден:

1. Нарушение прав потерпевших. Потерпевшие выделялись следователем по произвольно выбранному признаку. Забавно, но потерпевшая, по заявлению которой возбуждено уголовное дело, вообще не вошла в список.

2. Нет такого повода в ст.154 УПК РФ для выделения дела, как количество потерпевших. Нельзя также выделять 9 регионов из 50 для осуждения обвиняемых без ущерба для “всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела”. (УПК РФ ст. 154 ч.2). Руководство всеми регионами было единым. И тут мы переходим к п.3.

3. Такая методика обращения с уголовным делом позволяет бесконечно судить обвиняемых, добавляя им всё “новые” регионы и “новых” потерпевших. А передача дела в суд с кусочком деятельности всего лишь позволяет не заботиться об основаниях содержания обвиняемых под стражей.

4.
11.07.2018 мне было предъявлено обвинение по уголовному делу (040) со 184 потерпевшими. В деле было примерно 700 томов.
16.07.2018 мне было предъявлено обвинение по выделенному уголовному делу (0162) со 184 потерпевшими. Догадайтесь, сколько томов в деле с тем же количеством потерпевших? 108! (на тот момент).
Что скрыло следствие от суда в томах, что не вошли в выделенное дело? Видимо, деятельность по остальным регионам, деятельностью которых управляли арестованные руководители кооператива, но следствие “не установило” этот факт.

Конечно, мы пытались оспорить решение о выделении дела. Но суд даже не стал рассматривать жалобу: “Нет предмета”. Апелляционная инстанция тоже поступила стандартно (см. Судебная защита, 21.01.2019).

Генпрокуратура как обычно, сообщила, что “вопросов, относящихся к компетенции Генеральной прокуратуры, обращение не содержит”.

Суд и прокуратура стараются не замечать нарушений закона следственными органами. К сожалению, пока таково положение дел.

Таким образом, жёстко завершим ознакомление (см. Волокита от СД, 26.02.2019) обвиняемых с материалами уголовного дела, подмахнув обвинительное заключение в Генпрокуратуре, следствие направило дело в суд. Невский районный суд Санкт-Петербурга. Совсем не соответствующий территориальной подсудности. Но это уже совсем другая история.

Берегите себя.

Поделитесь!
Метки: , ,