СИЗО. Пять вопросов прокурору

СИЗО — очень интересное заведение, полное противоречий. Порой это вызывает искреннее восхищение. СИЗО контролируется прокуратурой. Есть моменты, которые на уровне СИЗО не могут быть решены. Отсюда и появились —

Пять вопросов прокурору

1. Лимиты воды и врачи

Кто устанавливает лимит употребления воды в СИЗО? Именно этот параметр не позволяет уcтановить режим посещения душа чаще раза в неделю. Что это значит для физиологии и здоровья женщин — объяснять не надо. Уcловия в камерах позволяют заботиться о гигиене только вопреки им. 🙂

Стоматологическая помощь женщинам в СИЗО-5 недоступна. Проблема достаточно массовая. Зубная боль, не дающая спать по ночам, флюсы и прочие радости. В крайнем случае можно вырвать зуб — другого тут нет. А лишиться зуба, который можно вылечить — неправильно. Но проблема не решается, зубы прореживаются, закон нарушается. Право на медицинское обслуживание не исчезает с арестом.
Врачи практически недоступны. Люди месяцами пишут заявления с просьбой о враче. И чтобы вам ни говорили, люди умирают тут. Люди. Умирают. Да. Умирают без медицинской помощи.

2. СИЗО — следственный изолятор. Но человек, находящийся здесь, порой недоступен для следователей и адвокатов.

Люди занимают очередь вечером, ночью отмечаются — чтобы попасть. КО мне приезжал следователь по уголовному делу из другого города. Не попал. Уехал обратно. Абсурд! Та же история с передачами. Нет нужного числа сотрудников и помещений? Увеличьте диапазон времени работы. Сделайте возможность платно — без очереди. Хоть лампочек купите в СИЗО — половина не горит. Но это я уже к слову. 🙂

3. Заключённым доступны два сервиса: магазин и ФСИН-письмо.

Магазин

При такой наценке можно бы и повнимательней работать 🙂 Заказать можно раз в неделю. Заказ никогда не выполняется полностью — нет в наличии. При том, что для многих магазин — единственная возможность приобрести необходимое, а про возможность передач уже писала — такая работа магазина требует внимания прокуратуры и ФАС. Расширить ассортимент до разрешённого списка вещей и продуктов, сделать возможность заказа каждый день, организовать доставку того, что отсутствует в магазине — это минимум нормальной работы.

Наверное, никого не удивит, что магазин не относится к СИЗО никак. Магазин — ФГУП «Промсервис» ФСИН России ФКУ СИ-5.

ФСИН-письмо

Установка цен на письма и фотографии требует пристального внимания прокуратуры и ФАС. Пошарившись в интернете — легко можно проследить — кому в карман текут эти деньги.
Как минимум, фотографии должны быть цветные.
А как максимум — должна быть возможность для заключённых использования этого сервиса с оплатой с лицевого счёта.
Недоступность платного подцензурного варианта использования электронной почты удивляет.

4. Сила и приговоры

Многие проблемы не были бы столь острыми при снижении населения в СИЗО. А вот интересно. Навскидку — половина заключённых неделями ждут приговоров и извещения о вступлении в силу. То есть, проходит суд, выносится приговор. Человек в СИЗО. Ждёт. Ожидание приговора не отвечает никаким законным нормативам. Проходит месяца полтора. Приходит приговор. Случай с апелляцией — отдельный, но если апелляция не пишется — начинают тянуться месяцы ожидания бумаги о вступлении приговора в силу. После этого сразу идёт отправка на зону.

Обычно объясняется это перегрузом судов и прочей ерундой. Родственники, адвокаты прилагают кучу усилий для ускорения процесса. Иногда это помогает.
Прокуратура должна помочь более необратимо. 🙂

5. Доступность законов

Нет возможности получить текст нужного закона даже для ознакомления. Возможность выстроить свою защиту, находясь в СИЗО, крайне ограничена. Передача в передачах возможна только УК и УПК. Конституцию уже нельзя!
Права на защиту нарушаются. Прокуратура в силах изменить ситуацию. Это был больше, чем намёк. 🙂

Прокуратура. Око государево. Наивно допускаю мысль о том, что эти нарушения законов им неизвестны.
А потому.
Пять вопросов прокурору.
🙂

Поделитесь!
Метки: , , , ,