Ходатайство в защиту Верховой Н.Д., Белоусова И.Н. и других обвиняемых

В Следственный Департамент МВД РФ
Ст. следователю по ОВД СВЕТЛОВОЙ В.В.
От адвоката XXXXXXXXXXXXX
г. Москва

В защиту ВЕРХОВОЙ Наталии Дмитриевны, БЕЛОУСОВА Игоря Николаевича и других обвиняемых
По уголовному делу № 540630

ХОДАТАЙСТВО
(в порядке ст.ст.49, 53 УПК РФ)

05 мая 2016 г. старший следователь СУ УМВД России по Невскому району г. Санкт-Петербурга ГАСАНОВ А.В. вынес постановление о возбуждении уголовного дела №540630 по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.159 УК РФ.

Основанием для возбуждения уголовного дела послужило сообщение о преступлении гр-на Маркова В.П., а также материалы проверки КУСП-15336 от 06.04.2016 г.

По данному уголовному делу Верхова Наталья Дмитриевна, Белоусов Игорь Николаевич и другие лица обвиняются в том, что они в период с 15.02.2011 по 11.01. 2016 г., действуя по предварительному сговору и совместно с председателем правления Кредитного потребительского кооператива «Семейный капитал», с целью хищения денежных средств у неограниченного количества лиц, под мнимым предлогом привлечения кооперативом денежных средств граждан на условиях выплаты процентного дохода за пользование денежными средствами пайщиков из расчета от 18 до 28,9% годовых, заведомо намереваясь производить выплаты пайщикам кооператива по договорам передачи личных сбережений исключительно за счет вновь привлеченных денежных средств пайщиков, изначально не имея возможности и намерений исполнить принятые на себя обязательства, т. е. действуя путем обмана, убедили в необходимости вступления в кооператив в качестве членов (пайщиков) большую группу граждан, получив денежные средства на общую сумму 177 472 1167 рублей и распорядились ими по cвоему усмотрению.

Разберем по порядку диспозицию обвинения. Ни Верхова Н.Д., ни Белоусов И.Н., ни другие соучастники, права на имущество других лиц НЕ ПОЛУЧАЛИ. Паевые взносы были оприходованы ими в результате объединения паенакоплений (паев) для осуществления уставной деятельности кооператива и принадлежали ВСЕМУ сообществу пайщиков. Право же распоряжаться паенакоплениями, согласно Уставу кооператива и ФЗ «О кооперации», принадлежит общему собранию пайщиков.

Что касается отсутствия возможностей и намерений фигурантов уголовного дела исполнить принятые на себя обязательства, то ответ на этот вопрос находится за пределами правовой логики и правовой оценки. Поскольку указанные лица не имели технической возможности распоряжаться привлеченными денежными средствами пайщиков единолично, то говорить об их намерениях и возможностях в этой части не приходится.

Утверждение сметы доходов и расходов на содержание кредитного кооператива, принятие решений о распределении дохода кредитного кооператива, выплата начислений на паевые взносы или о присоединении начислений на паевые взносы, относится к ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ общего собрания (ст. 17 ФЗ «О кредитной кооперации»).

Возникает вопрос: какое отношение к получению или распределению денежных средств имеют Верхова Н,Д., Белоусов И.Н., и, тем более, рядовые члены кредитного кооператива — Васянович Г.Н., Васянович А.И. и другие??? Их можно признать потерпевшими, но никак не обвиняемыми. Эти граждане тоже потеряли свои денежные средства в результате банкротства кооператива.

Никаких ложных данных о своей организации, умалчивания об истинных фактах в договорах Верхова Н.Д. и другие обвиняемые не допускали. Они также, не имели намерений вводить в заблуждение относительно предмета и условий сделки вновь привлеченных пайщиков, поскольку новые лица были осведомлены обо всех условиях договора по распоряжению личными денежными средствами и могли эти сведения проверить.

Несмотря на несоответствие признаков преступления первоначально предъявленному обвинению, следственный орган переквалифицировал действия обвиняемых с ч. 2 ст. 159 УК РФ на ч.4 ст. 159 УК РФ. Однако, в постановлении, в нарушение требований п. 73 УПК РФ, не указаны обстоятельства, подлежащие доказыванию (способ хищения, форма вины, мотив преступления).

Между тем, признаки, указанные в обвинении, соответствуют диспозиции ст. 172.2 УК РФ «Организация деятельности по привлечению денежных средств и (или) иного имущества» физических или юридических т. е. создание «пирамиды». Противоречия между формулой обвинения и квалификацией преступления следствием не устранены. Непонятно, по какой статье следует квалифицировать действия обвиняемых (по ст. 159 УК РФ или 172.2 УК РФ)!!!

В любом случае, при активах кооператива более чем 8 млрд. рублей!!! и остатка в кассе на сумму 41, 2 млн. рублей, вывод о несостоятельности при выплате или возврате денежных средств пайщикам звучит неубедительно.

В правовом смысле, признак — это предмет, знак, событие, по которому одно событие, отличается от другого события, обладающего всеми элементами узнаваемости (опознания).

В обвинении не указан статус каждого соучастника как члена кооператива, их полномочия в получении и (или) распределении денежных средств. В силу ст. 22 ФЗ «О кредитной кооперации» указанные лица никаких самостоятельных управленческих решений, тем более в сфере финансово-хозяйственной деятельности, не принимали и принимать не могли. Верхова Н.Д. и Белоусов И.Н. лишь выполняли решения общего собрания пайщиков, осуществляли руководство текущей деятельностью кредитного кооператива.

Обвиняемые (Васянович Г.Н., Васянович А.М. и другие), были рядовыми членами кооператива, которых можно признать потерпевшими пайщиками, но никак не обвиняемыми. Они тоже потеряли свои денежные средства в результате банкротства предприятия.

Финансовыми вопросами кооператива должен заниматься контрольно-ревизионный орган, который вправе проводить проверку финансово-хозяйственной деятельности кредитного кооператива, он имеет доступ к документации, касающейся деятельности кредитного кооператива. Контрольно-ревизионный орган вправе созывать общее собрание членов кредитного кооператива, в случаях, если правление кредитного кооператива не исполняет своих обязанностей (ст. 23).

Защита считает, что обвинение Верховой Н.Д., Белоусову И.Н. Васянович Г.Н., Васянович А.И. и другим соучастникам, предъявлено без достаточных оснований. Признаки их причастности к инкриминируемому преступлению (хищению чужого имущества группой лиц по предварительному сговору), собранными по уголовному делу доказательствами не подтверждаются. Меры уголовно-правового характера применены незаконно и необоснованно.

Обязательными свойствами признака являются: очевидность, узнаваемость и отличимость от другого события. Признаки должны обладать условиям полноты, достаточности и непротиворечивости.
Постановление о признании Верховой Н.Д. и других обвиняемых не соответствует ни одному из указанных условий. Постановление основано исключительно на предположениях, которые, к тому же, относятся к другому составу преступления (не мошенничеству, а незаконному привлечению чужих денежных средств).

Органы предварительного следствия, квалифицируя действия Верховой Н.Д., Белоусова И.Н. и других обвиняемых, как преступное посягательство, не разделили юридическую природу гражданско-правовых отношений от уголовно-наказуемых деяний, четко не определили юридическую природу кооперативных и корпоративных отношений.

Так, согласно ФЗ «О кредитной кооперации» все члены кооператива несут субсидиарную ответственность за нарушение уставных требований и за убытки, причиненные кредитному кооперативу.

Следствие так же, не приняло во внимание особую природу алеаторных сделок, содержащих в себе повышенный коммерческий риск, делающих проблематичным точное исчисление выгоды и получение гарантированной прибыли.

В силу ст. 3 ФЗ «О кредитной кооперации», кредитный кооператив осуществляет свою деятельность на основе следующих принципов:
финансовой взаимопомощи членов кредитного кооператива (пайщиков);
добровольного вступления в кредитный кооператив и свободы выхода из него независимо от согласия других членов кредитного кооператива;
равенства доступа членов кредитного кооператива к участию в процессе финансовой взаимопомощи;
равенства прав членов кредитного кооператива при принятии решений органами кредитного кооператива;

СОЛИДАРНОГО несения членами кредитного кооператива (пайщиками) субсидиарной ответственности по его обязательствам в пределах внесенного взноса каждого из членов кредитного кооператива (пайщиков).

Если следовать логике обвинения о признаках мошенничества в действиях указанных лиц, то в п.4. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.11. 2017 г. №48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» прямо указано, что «в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнить обязательства, связанные с условием передачи ему указанного имущества или права на имущество, в результате чего, потерпевшему причинен материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество возник у лица ДО получения чужого имущества или права на него.

На момент заключения сделок с пайщиками, до введения режима временного управления никаких финансовых проблем кооператив не испытывал.

Органами предварительного следствия не установлены истинные причины выплаты пайщикам кооператива денежных средств.

В действительности, истиной причиной резкого ухудшения финансово-хозяйственной деятельности Кооператива является незаконное и необоснованное введение Центральным банком РФ временной администрации приказом ЦБ от 31. 12. 2015 г.

По состоянию на 31.12. 2015 г. не было выявлено ни одного факта нарушения Кооперативом финансовой дисциплины и ни одного факта отказа от удовлетворения требований пайщиков и третьих лиц к Кооперативу. Несмотря на это, 31.12.2015 г. Заместителем Председателя ЦБ РФ Чистюхиным В.В. был подписан Приказ № ОД-3853 «О назначении временной администрации кредитного потребительского кооператива «Семейный капитал», которым .руководителем временной администрации назначена Романчук Олеся Васильевна (арбитражный управляющий, член Некоммерческого партнерства «Сибирская гильдия арбитражных управляющих). Представителями контрольных органов назначены Аллабян К.Д. и Ставицкий С.Ю. При этом, была нарушена сама процедура назначения, а полномочия исполнительных органов Кооператива приостановлены. Печать, учредительные документы, финансовая отчетность, бухгалтерские документы переходили в распоряжение Романчук О.В. Только она, как временный управляющий, обладал распорядительно-властными полномочиями.

С момента введения временной администрации финансово-хозяйственная деятельность кооператива была фактически прекращена.

И это несмотря на то, что специфика деятельности предприятия (кооператива) обусловливается необходимостью обеспечения непрерывности деятельности, выполнения обязательств перед пайщиками, налоговыми органами и другими физическими и юридическими лицами.

Соответственно, введение временной администрации, приостановление полномочий исполнительных органов, подорвали финансово-хозяйственную деятельность и финансовую устойчивость предприятия, сделало невозможным исполнение обязательств перед пайщиками и налоговыми органами.

Временная администрация, в лице Романчук О.В., не только не предприняла никаких усилий к оздоровлению финансово-хозяйственной деятельности кооператива, но и всячески препятствовала его санации (оздоровлению). Так, руководитель временной администрации фактически не находился по месту исполнения обязанностей, а его доверенные лица не обладали необходимыми знаниями в финансово-хозяйственной сфере и выполняли лишь технические функции (курьеров по перевозке документов).

Именно бездействие (а точнее — противодействие) временной администрации привело к невыплате работникам Кооператива заработной платы, отпускных, платежам по больничным листам, что привело к массовому увольнению сотрудников в количестве 115 человек, что составляет 40% от штатной численности). И это при том, что на расчетных счетах предприятия находились значительные
денежные средства, необходимые для исполнения обязательств.

В результате приостановления деятельности предприятия возросла сумма задолженности по заработной плате (свыше 600 000 рублей) и
денежной компенсации при увольнении работников.

Более того, временным управляющим Романчук О.В. были приняты приказы и распоряжения, направленные на запрет выплат в размере более 50 000 рублей. По вине временной администрации пайщики не могли получить все необходимые средства и проценты за их использование.

Действия временной администрации были направлены не на оздоровление, а на подрыв финансово-хозяйственной деятельности, в связи с чем у пайщиков возникли претензии к кооперативу. Противозаконные и провокационные действия временной администрации заключались в следующем.

На момент издания приказа о введении временной администрации претензий к кооперативу со стороны пайщиков, надзорных и финансовых органов НЕ БЫЛО. По состоянию на 31.12.2015 г. не выявлено ни одного факта отказа в удовлетворении требований пайщиков и третьих лиц к Кооперативу. Финансовое состояние Кооператива было более чем благополучным. На расчетных счетах Кооператива находилось 41,2 млн. рублей, что подтверждается бухгалтерским балансом и ОСВ за 2015 г. При этом платежи в бюджет и внебюджетные фонды в 2015 г. составляли сумму 2,7 млн. рублей. Таким образом, остаток денежных средств был вполне достаточным для исполнения обязательств перед пайщиками и третьими лицами. А приостановление финансово-хозяйственной деятельности привело во-первых, к оттоку денежных средств, во-вторых, к ослаблению поступлений от новых пайщиков, обеспокоенных финансовыми проблемами кооператива.

Возникает также правомерный вопрос: куда делись оставшиеся денежные средства, эффективно ли ими распорядилась временная администрация?

Признаками преднамеренного банкротства предприятия являются следующие:

1. Создание препятствий со стороны Романчук О.В. в выдаче представителям кооператива (юристам) доверенности на представительство интересов пайщиков в государственных органах для защиты интересов Кооператива.

2. Отказ Романчук О.В. явиться по вызову в Государственную инспекцию труда для проверки жалоб работников кооператива на невыплату временной администрацией заработной платы, что воспрепятствовало законной деятельности контрольного органа.

3. Непредставление ежегодной отчетности по налогам и сборам надзирающим и контрольным органам (предоставление налоговой декларации в ФНС, отчетов в ПФР, ФСС, Росстату), несмотря на подготовку этих документов сотрудниками кооператива. Это послужило основанием для привлечения Кооператива к административной ответственности за непредставление отчетности в налоговые органы в установленный законом срок, и, как следствие, ликвидации деятельности Кооператива в соответствии со ст. 5 ФЗ «О кредитной кооперации».

За все время введения режима временного управления Романчук О.В. так и не удосужилась оформить электронную подпись, необходимую, для ее направления в органы ФНС, ПФР, ФСС, Росстат и другие государственные органы для предоставления отчетов и оплаты в бюджет.

4. Оставление без последствий жалобы Председателя правления кооператива на защиту интересов пайщиков, которые не могли быть удовлетворены пассивными методами управления

5. Угрозы со стороны наблюдателя ЦБ РФ Аллабяна К.Д. привлечь к уголовной ответственности жалобщиков, незаконные, провокационные предложения пайщикам быстрее бежать от Кооператива, пока не поздно, угроза активным сотрудникам Кооператива увольнением с привлечением к ответственности за противодействие деятельности временной администрации.

6. Одностороннее взаимодействие представителей временной администрации только с ЦБ РФ, при полном игнорировании интересов пайщиков и сотрудников кооператива.

7. Создание препятствий членам Кооператива для ознакомления с заключением о его финансовом состоянии, непринятие возражений по существу претензий надзирающего органа.

8. Отстранение от исполнения обязанностей в области финансово-хозяйственной деятельности не только руководителей кооператива, но и общего собрания пайщиков кооператива, являющегося высшим органом управления.

9. Неиспользование возможности доступа в систему ведения бухгалтерского учета «1С». Это свидетельствует о том, что никакого мониторинга временная администрация не вела, хозяйственную деятельность не поддерживала, финансовым обеспечением предприятия не занималась.

10. Бездействие Романчук О.В. в отношении необходимости заверения у нотариуса типовых форм заявлений для предоставления в регистрационные органы, что сделало невозможным исполнение кооперативом обязательств перед финансовыми органами.

11. Нежелание Временной администрации оказывать кооперативу методическую помощь и техническое содействие, непринятие мер по оздоровлению финансово—хозяйственной деятельности предприятия.

Не случайно, многие пайщики считают себя потерпевшими от РУКОВОДИТЕЛЕЙ ВРЕМЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ, а не от обвиняемых Белоусова и Верховой и других.

Таковыми являются пайщики Бабайлова М.И., Тищулин Э.Н., Гребнев Н.М., Таепов Ф.Б. и другие (всего более 100 пайщиков), которые обвиняют Временную администрацию и лично ее руководителя, Романчук О.В., во вмешательстве в дела КПК «Семейный капитал», незаконном отстранении органов управления кооперативом, включая высший орган управления — общее собрание.

Пайщики обвиняют Временную администрацию в умышленном банкротстве кооператива, нарушении норм ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России), ФЗ «О банкротстве», ФЗ «О кредитной кооперации»», указаний и приказов ЦБ РФ, касающихся оснований и процедуры банкротства, незаконном признании КПК «Семейный капитал» банкротом, на основании неверно предоставленных сведений о финансовом состоянии кооператива, неправомерном исключении КПК «Семейный капитал» из членов СРО «Союзмикрофинанс» и других нарушениях. (Копии жалоб пайщиков были предоставлены защитой ранее).

В силу ст. 14 УПК РФ, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексе порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Согласно ст. 6 УПК РФ, уголовное судопроизводство имеет своим намерением не только уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод.

Статья 73 УПК РФ к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, относит и обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Эти обстоятельства органами предварительного следствия не рассматривались и правовая оценка им не давалась..

Это значит, что презумпция невиновности органами предварительного следствия НЕ РАЗРУШЕНА, а уголовное преследование не имеет под собой законных оснований.

Незаконное и необоснованное уголовное преследование ограничивает

конституционные права и свободы Верховой В.Д., Белоусова И.Н. и других обвиняемых, ущемляя их человеческое достоинство как законопослушных граждан.

Согласно ст.18 Конституции РФ, права и свободы человека и

гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Введением ЦБ РФ временной администрации в отношении кооператива были нарушены требования ФЗ «О несостоятельности (банкротстве), ФЗ №190 «О кредитной кооперации (в редакции ФЗ от 23.07.2013 г. №251-ФЗ), ФЗ «О саморегулирующих организациях в сфере финансового рынка», указаний Министерства экономического развития о порядке выбора кандидатуры руководителя временной администрации, что привело к нарушениям оснований, порядка и процедуры введения временной администрации.

В соответствии с ФЗ «О центральном банке», основной задачей ЦБ РФ является развитие и содействие кредитно-денежной системы, а в случае необходимости, оздоровление кредитных учреждений.

Для введения временной администрации никакой необходимости не было. По состоянию на 31.12. 2015 г. не было выявлено ни одного факта отказа в удовлетворении требований пайщиков и третьих лиц. Кооператив не имел задолженности по платежам в бюджет и внебюджетные фонды. Остаток денежных средств Кооператива составлял 41, 2 млн. рублей. До введения временной администрации его финансовое состояние было более чем благополучным.

На момент издания приказа ЦБ РФ о введении Временной администрации, последняя финансовая проверка кооператива заместителем директора Департамента микрофинансового рынка ЦБ РФ Медведевым А.М. не выявила ни одного нарушения нормативных требований и финансовой дисциплины.

Прежде чем ввести временное управление у ЦБ РФ, были другие, более мягкие инструменты по оздоровлению финансово-хозяйственной деятельности Кооператива, в частности, привлечение СРО «Союзмикрофинанс» для оказания финансовой и консалтинговой помощи предприятию.

ЦБ РФ была нарушена процедура введения временной администрации.

Так, согласно ст. 127 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» процедуру банкротства инициирует Арбитражный суд по заявлению кредиторов. В нашем случае, инициатором банкротства стал сам ЦБ РФ, не имея никаких заявлений от кредиторов.

В силу ст.3 п.4 ФЗ «О кредитной кооперации», Банк России не вправе вмешиваться в деятельность кредитных кооперативов, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами и только в части выявленных финансовых нарушений. А для введения временной администрации, необходимо решение высшего органа управления — общего собрания членов Кооператива, который может самостоятельно назначить временного управляющего.

Таким образом, ЦБ РФ при введении временной администрации были нарушены основания, порядок и процедура назначения, что и послужило причиной финансовой несостоятельности Кооператива.

На основании ст. 18 Конституции РФ, ст.ст. 6, 14, 37, 49, 53, 124 УПК РФ

ПРОШУ: прекратить уголовное преследование в отношении Верховой Наталии Дмитриевны, Белоусова Игоря Николаевича и других лиц, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ как незаконное и необоснованное.

Прошу также, в отношении указанных лиц изменить меру пресечения с ареста на подписку о не выезде или иную, более мягкую меру, предусмотренную законом.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

1. Копия пояснительной записки о неправомерных действиях Временной администрации (на 2-х листах).
2. Копия пояснительной записки Белоусова (на 8-ми листах).
3. Копия пояснительной записки Белоусова (на 8 листах).
4. Копия запроса Белоусова И.Н. следователю Карчаве Д.Д. (на 2-х листах).
4. Копия жалоб 27 пайщиков Председателю ГД РФ и другим руководителям ГД РФ (на 4-х листах),
5. Копия жалобы пайщика Гребневой Н.М. в ГСУ г. Санкт-Петербурга (на 2-х листах).
6. Копия аналитической справки по показателям финансово-хозяйственной деятельности КПК «Семейный капитал» (на 8-ми листах).
7. Копия предложений по финансовому оздоровлению НПО «Семейный капитал» (на 14 -ти листах).

Уважаемая Валентина Владимировна,
прошу также, в порядке ст.ст. 49, 52 УПК РФ, запросить и приобщить к материалам уголовного дела следующие документы:
1. Копию Приказа заместителя Председателя ЦБ РФ Чистюхина В.В. № ОД-3853 от 31.12. 2015 г.
2. Копию выписки из расчетного счета Кооператива за 2015, 2016 годы.
3. Копия материалов плановой выездной проверки деятельности кооператива за последние 3 года.
4. Копию бухгалтерской справки Кооператива за 2015 г. о состоянии задолженности по платежам в бюджет и внебюджетные фонды.
5. Копию справки об остатках денежных средств на сумму 41,2 млрд. рублей.
6. Копию акта заместителя директора Департамента микрофинансового рынка БР Медведева А.М.
7. Копию Протокола общего собрания пайщиков кооператива «Семейный капитал» от 20.02.2016 г. «Об утверждении годовой отчетности и отчета об исполнении сметы доходов и расходов за 2015 г.»
8. Копию справки из налоговой инспекции из СПБ о наличии возможной задолженности перед бюджетом у КПК «Семейный капитал» за 2014 -2015 годы.
9. Копию предписания Банка России на устранение возможных нарушений в работе КПК «Семейный капитал» в ходе проверки ГИБР в июле-августе 2015 г.
10. Копию Акта о финансовом состоянии КПК «СК», составленного «ВА ЦБ с начала введения временной администрации.
11. Копии всех документов, касающихся процедуры и оснований банкротства КПК «СК».
12. Копию заявления ВА ЦБ в в Арбитражный суд гм. Санкт-Петербурга на признание кооператива банкротом.
13. Копию Протокола заседания Наблюдательного совета ЦБ РФ с обоснованием введения ВА ЦБ в КПК «СК».
14. Копию отчета о работе ВА ЦБ РФ в КПК «СК» за период с 13.01. 2016 г. по 17.08. 2016 г.
15. Все Предписания ЦБ РФ, касающиеся недостатков в работе КПК «СК».

16. Прошу установить следующие факты:
16.1. Где находится вся документация и реестр пайщиков КПК «СК»?
16.2. Где находятся денежные средства пайщиков на сумму 42 млн. рублей, ранее располагавшихся на счетах и в кассе кооператива до 13.01. 2016 г. ?

По обстоятельствам уголовного дела прошу допросить следующих граждан:
Заместителя председателя ЦБ РФ Чистюхина В.В.
Руководителя ВА Романчук О.В.
Руководителя РСО «Микрофинанс» Ставицкого С.Ю.
Наблюдателя от ЦБ РФ Аллабяна К.Д.

Адвокат XXXXXXXXXXXXX

Поделитесь!