Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 5

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 4»

ПВР. Приложение 2.

Перечень одежды противоречит целям содержания под стражей, унижает человеческое достоинство, ограничивает право на здоровье, пренебрегает презумпцией невиновности.

Нарушение Конституции ст. 49, 41;
Нарушение УПК ст.97;
Нарушение 103-ФЗ ст.4.

Есть прописанное ограничение по допустимому весу вещей заключённого — 50 кг. Содержание этого имущества обвиняемый должен быть вправе определять сам.

Должен быть перечень конкретных запрещенных предметов, угрожающих безопасности. Не «может быть орудием преступления» или «всё железное», а конкретно, по примеру аэропортов.

Одежда без ремней — нарушение 103 ФЗ ст.4 — унижение людей. Люди сидят в СИЗО иногда даже не месяцами, а годами, порой худеют. И постоянно ходить либо в спортивных штанах, либо с падающими штанами — только повод для дополнительных унижений людей, которые лишь обвиняются в преступлении.

Если потребуется совершить противоправные действия, либо суицид — отсутствие ремней и шнурков не остановит. Практика свидетельствует именно об этом. Зато тысячи обвиняемых вынуждены ходить, шаркая обувью без шнурков и поддерживая спадающие штаны. Требования безопасности не должны идти вразрез с презумпцией невиновности. «Может сбежать» — обвинение, требующее фактических доказательств. Иначе следует отобрать простыни (их можно порвать на ленточки), спички, еду (можно подавиться) и т.д. А! Ещё ноги можно отрубать — ведь сбегают именно на них!

Нельзя ограничивать список разрешенного невиновным людям. Нельзя запрещать канцелярские товары, ограничивая право на защиту и состязательность.

Нельзя выбрать всего четыре настольных игры для невиновных людей. Нельзя женщинам запрещать косметику, фен, утюг — это унижение и издевательство. Железная миска как орудие преступления не уступает утюгу, а вот гладить ею одежду — неудобно.

При наличии телевизора и требованиях соблюдения режима нельзя запрещать оборудование камеры часами. Ещё раз: противоправные действия отсутствие часов не остановят, но тысячи людей терпят это унижение. Не преступники — обвиняемые в преступлении.

Списком разрешенных предметов невозможно предусмотреть всё. Именно поэтому в нынешней редакции Правил иголка разрешена, а нитки — нет; карандаш разрешен, а точилка и ластик — нет и т.д.

Для работы с уголовным делом и большим объемом документов (а это необходимо для реализации своего права на защиту) нужны стикеры, закладки, текстовыделители, скрепки, копирка, зажимы для бумаг, штрих-корректоры, скотч и т.д. Ведь процессы тянутся годами. Невиновные люди подобными ограничениями лишаются права на защиту и состязательность процесса.

Ссылки на использование услуг адвоката — неправомерны, поскольку право на защиту не должно зависеть от материального благосостояния и возможности платить адвокату.

Правила допускают пользование электронными устройствами, стоящими на балансе СИЗО, но это прописано в необязательных платных услугах, и, соответственно, практически недоступно. А ведь использование компьютера (без выхода в интернет), использования принтера — это всего лишь соблюдение права на защиту и состязательность процесса. Написание документов от руки существенно ограничивает возможности их подготовки, усложняет их дальнейшую обработку, не дает возможности копировать их.

Компьютер и принтер в камере — это не фантастика, это требование времени — пора оторваться от гулаговских представлений о СИЗО как о месте, где требуется издеваться над людьми.

Почему надо придумывать, чем намазать масло, нарезать колбасу, если почему-то забыли разрешить пластиковые ножи? Почему те месяцы и годы, что невиновным приходится проводить в СИЗО, нужно жить в дикости?

Есть ограничение по весу и конкретное ограничение по опасным предметам. Всё. Иное — нарушение Конституции РФ и УПК — несоблюдение права на защиту, личную жизнь, здоровье и т.д. Ведь пока запрещено всё, позволяющее поддерживать здоровье — даже простой гимнастический коврик.

Документы и литература не должны входить в запрещенный вес. Они должны быть доступны без ограничения. Книги — это не только возможность образования и самообразования (право, закрепленное 103-ФЗ ст.17), это доступ к юридической литературе, необходимой для защиты. Сборники пленумов Верховного суда, юридические практики, УК и УПК с комментариями — это очень тяжелые книги. Ограничение их веса — нарушение права на защиту, образование и т.д.

Цели содержания под стражей прописаны в УПК. И среди них нет цели: «Сделать из обвиняемого дикое тупое животное».

Окончание статьи: ПВР. Часть 6. Окончание.

Поделитесь!
Метки: , ,