Революция правосудия

«Что касается революции, то в буквальном переводе этот термин означает „полный оборот, приводящий к отправной точке“. Для тех, кто желает идти вперёд, в качестве цели она не представляет никакого интереса».
Б.Вербер «Третье человечество».

Уже не в первый раз пишу про революцию. Считаю, что революция как общественное явление недостаточно изучено. И ещё цитата. От Розы Люксембург: «Революция — единственный вид войны, где победа приходит после целого ряда сокрушительных поражений».

Какую революцию хотели заложить, рассчитывая на молодежь, привлечённую Навальным? К чему хотели толкнуть людей, ударив полицией по первомайской демонстрации на Невском? К какой точке хотят вернуться организаторы революций?

Правосудие сломалось не у большевиков. Значительно раньше. Когда целью наказаний стало не благо общества и каждого из граждан, а банальная месть и банальный страх.

Революция — это когда боль от потерь и поражений становится невыносимой, и тогда готов идти любым кругом, пусть даже с возвратом в исходную точку, но только не дальше — честно и прямо. Начинаю думать, что великий круг Ленина — просто от боли за погибшего брата. Что ж, мы прошли этот круг. Пора вернуться к нормальному созиданию.

Нас мало. Нас действительно мало на такую огромную территорию. Двадцатый век — век человеческих потерь. И старая страшилка: «На землю без народа придёт народ без земли», — давно зовёт не к словам, а к действиям.

Нынешняя правоохранительная система («Обзор 1», 18.04.2019) губит не только экономику («Обзор 2», 06.05.2019), она косит ряды граждан («Старые песни», 30.01.2019).

И сейчас необходимо вернуться к бережности. Беречь людей. Поддерживать оступившихся, помогать сильным работать лучше. Пенитенциарная система — это крайняя мера. Правоохранители должны предупреждать преступления. А задачей должно быть — не наказать преступников, а помочь им вернуться в общество. Никто и никогда не выходил из мест лишения свободы лучшим членом общества, чем зашёл туда. По данным «Руси сидящей» — 83% рецидивов. А в 2016-м их было 53%. Понимаете? Какие ещё доказательства неправильной системы наказаний нужны? Средний срок заключения в Европе — 8 месяцев, в России — 5-6 лет. И это совсем не потому, что у нас преступники более опасны. Мы не бережём людей. Такая у нас революция была.

И надо начинать движение. Не по кругу, а вперёд. Необходимо исключить лишение свободы для впервые преступивших закон и не связанных с насилием. У людей должен быть шанс остаться в обществе.

Первоочередными задачами являются:

1. Запретить арест по преступлениям, не связанным с насилием. Достаточно других инструментов, обеспечивающих соблюдение законных интересов следствия. Арест — крайняя мера. Даже простое соблюдение закона уже освободит многих из СИЗО («Решение по незаконным арестам», 27.10.2018).

2. Сделать обязательным применение ст.82 УК РФ (отсрочка наказания до совершеннолетия детей) для родителей несовершеннолетних детей. Это не только даст шанс родителям, но и освободит малолетних узников колоний («Малыши за решёткой»).

3. Обязательно условно-досрочное освобождение. Сейчас удовлетворяются менее половины ходатайств. Система выталкивает людей из общества, лишая их шансов. После зоны это и так очень непросто. Как изменить ситуацию — написано («Жизнь после», 04.06.2019).

Перечень необходимых прямо сейчас действий прописан в «Манифесте» (21.09.2018) — это очень эволюционный документ. не надо революций в правосудии. Нужна последовательная работа на благо общества. Пусть это банально, но люди — это самое дорогое, что есть у страны. Людей надо беречь. Всех. Всегда.

И если не доводить до криминальной жизни в тюрьме впервые оступившихся, то через несколько лет ситуация с преступностью в корне изменится в лучшую сторону. Это будет путь к обществу. достойному наших детей и внуков.

Делать надо уже сейчас.

Берегите себя.

Поделитесь!
Метки: , ,