Конституция РФ. Статья 46.

1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Как это происходит по уголовным делам. Допустим, следователь, не обращая внимания на рамки закона, «работает» над делом. Жалобы на следователя возвращаются для ответов к нему же. И вот тогда приходит мысль обратиться в суд — за правдой.

Пишется жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ:

УПК РФ Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб
1. Постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на действия (бездействие) и решения указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В 99% случаев жалоба отклоняется судом «за отсутствием предмета рассмотрения». Но бывает, жалоба рассматривается. И это не значит, что закон торжествует, а проблема нарушения закона — решена. Скорее наоборот. Решение суда по жалобе узаконивает решение следователя и теперь ни жалобы на следствие, ни ходатайства в суде при рассмотрении уголовного процесса уже не помогут: «Есть решение суда, где сказано, что всё в порядке».

Да, безусловно, решение суда по жалобе можно оспаривать в вышестоящих судах. Но… пока судебная система крайне редко «сдаёт своих».

Что делать? Писать жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ и ст. 141 УПК РФ. Ответы на них не будут носить характер преюдиции, а вопрос может быть решён примерно с той же степенью вероятности.

Берегите себя.

Поделитесь!

Самое страшное в ответах органов и инстанций — это их предсказуемость. Получила ответ из Минюста по поводу нарушений Федерального законодательства в Правилах внутреннего распорядка для СИЗО. Подробный разбор на восьми страницах публиковала. Отдельным файликом можно взять тут.

Минюст на всё это пишет на двух страницах текст о том, какими нормативными актами регламентируется содержание обвиняемых. Часть из них — ДСП и знать нам их не положено. Безусловное упоминание о том, что все правила надо соблюдать. И слова о том, что

государственная регистрация нормативных правовых актов осуществляется Министерством юстиции Российской Федерации и включает в себя, в том числе правовую экспертизу соответствия этого акта законодательству Российской Федерации.

Тут несколько совершенно замечательных выводов можно сделать:
1. Раз мы проверяли, то нарушений закона быть не может. Ну это напоминает: «Прокуроры не могут нарушать закон, потому что давали присягу».
2. Приказ Минюста, утверждающий эти правила — принят в 1989 г. Конституция РФ у нас принята в 1993 г, через 4 года после принятия ПВР, УПК меняется постоянно, 103-ФЗ принят в 1995 г. Понимаете?
3. Уже писала, что юстиция — от латинского «справедливость». А Минюст — министерство справедливости. А что делать, если Минюст неправ? Он ведь не жена Цезаря. Минюст России осуществляет функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности. Но… дважды не проверяет.

Вспоминается недавняя новость из интернета про Минюст:

Минюст отмечает, что женщины своими жалобами пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

Не будем подрывать. Будем чинить правовые механизмы. Ну или настраивать.

Меч правосудия не имеет ножен. Всё получится.

Берегите себя.

Поделитесь!

 

Цивилизация в СИЗО на достаточно низком уровне развития. Молодёжи бывает трудно. Представьте, приходит такая девушка. И начинает не понимать: а где пылесос? Как стирать в тазике?? (Для человека, живущего ВСЮ жизнь со стиральной машиной — это просто непостижимо). Почему кипятильник надо сначала выключить, а потом вытащить из воды?

Но есть и зеркальные ситуации. Когда тюремная цивилизация уровнем выше жизни на воле. Когда душ дважды в неделю, еженедельная смена белья, регулярное питание, выдача таблеток, мыла, гигиенических принадлежностей — роскошь.

Поделитесь!
кролик

кролик

Жили-были две… подруги. Вели достаточно богемную жизнь. В качестве домашнего любимца держали кролика. Вместе с ним и на тусовки ходили.
Как-то раз девушки собрались в гости. К двум… друзьям. Парни жили вместе. Один из них — бывший гитарист одной ласковой группы. И вот… вечеринка: две подруги, два друга и кролик, конечно.

Что-то в какой-то момент пошло не так, все разругались, девушки хлопнули дверью, на эмоциях забыв кролика. Но сразу вспомнили, стали звонить-стучать в дверь — требовать длинноухого. Но парни ничего забывать не собирались. Дверь открылась, кролика бросили под ноги девушкам. Мёртвого.

Дальше — вполне предсказуемая истерика, одна из девушек, схватив на кухне нож, стала наносить беспорядочные удары гитаристу: по плечам, по рукам — всё по-женски нефункционально. Прибыла полиция. Девушек арестовали. Гитариста забрали в больницу, где перевязали и отпустили домой. Девушкам предъявили обвинение по статье «убийство», хотя погиб только кролик.

Год девушки провели в СИЗО, потом обвинение переквалифицировали на умышленное причинение вреда здоровью, и они вышли на подписку о невыезде. Скоро суд. Учитывая отсиженное и ответственность по статье — до двух лет лишения свободы, их вряд ли посадят. Кролика уже не вернёшь, как и человеческий облик убившему его. Ну а девушки… Опыт тюрьмы учит многому.

Берегите себя.

Поделитесь!
Новая газета

Новая газета

Потребность в вере обратно пропорциональна потребности в истине.

В Новой газете не так давно был большой материал о психоневрологических интернатах. Острый материал Натальи Черновой. 157 тыс. граждан медленно умирают там. Очень важная тема, но зацепило другое. Слова из вступления к статье: «Психоневрологические интернаты в стране всегда были традиционно закрыты для внешнего мира. Ровно так, как закрыты тюрьмы»

НО. Почти два года мир тюрьмы открыт для всех на страницах этого сайта.
Всего за решёткой у нас около 600 тыс. граждан. А в СИЗО — около 100 тыс. В нынешних условиях попасть в тюрьму может любой: вспомните московские события со скорыми арестами и приговорами, почитайте «Тюремные истории». И не надо надеяться, что закон или суд вас защитит. Вот обзор Правоохранительной системы. Да, сейчас состояние дел такое. Что делать — можно прочитать под тэгом Решения. Как изменить положение с сидельцами — в «Манифесте». Что происходит внутри — можно посмотреть по тэгам ФСИН и СИЗО. С чего можно начать — «Малыши за решёткой». О главном — «Четвёртая власть».
Почему же «Новая газета» упорно избегает этой информации? Много раз писала как на адрес редакции, так и отдельным обозревателям. Ни разу ни одного ответа, даже простого подтверждения о получении.

И варианта тут два основных:
1. Письма из СИЗО не отправляются. Но я написала и выйдя на свободу — тот же результат. Может, какая-то проблема с фильтром информации на входе в Газету?
2. «Новой газете» не разрешили трогать эту тему. Уже писала в «Тайной кнопке для журналистов» — почему так происходит.

Чтобы исключить первый вариант, прошу тех, у кого найдётся минутка для этого, всеми возможными способами донести этот пост до редакции и авторов «Новой газеты». До получения подтверждения о получении. Возможно, от разных людей информация дойдёт быстрее. Надо попробовать.
Хочется верить.

Поделитесь!
КОЛОНИЯ

«Система должна генерить виновных — именно они потом будут работать на зоне и кормить ФСИН. Кому это выгодно — догадайтесь сами. А вот что можно сделать — пишу тут постоянно.» СИЗО и зона — два фокуса нелогичности. — 17.02.19.

Поделитесь!
время изменчиво

время изменчиво

Это говорят многие. И ещё многие не говорят.

Следователи не стесняются признаваться: «Если бы мы работали по закону, тюрьмы были бы пустыми».
Что тут скажешь. Всё уже сказано.
«Глубоко несчастно то время, когда о злоупотреблениях говорят все, а победить их никто не хочет» Митрополит Филарет.

Поделитесь!
спички горят

спички горят

Как-то в камере считали спички в коробке. Раньше было 50. А теперь — 40. В одной из книжек встречалась мысль, что мотивацию маньяка ребёнок осознать не способен и, соответственно, беззащитен. Для тех, кто не понимает экономических причин и следствий, остаются только грустные математические открытия.

Поделитесь!
отец и сын

отец и сын

Детский труд у нас в стране запрещён. Именно это, возможно, играет критическую роль в развитии страны. Дело не в той продукции, которую могли бы произвести дети. Важно другое.

1. Семейный бизнес. Дети не имеют возможности участвовать в семейном бизнесе, осваивать профессию родителей, продолжать трудовые династии. Помимо трудового законодательства ещё и ювенальная юстиция не дремлет.
2. Тот возраст, когда всё интересно, когда всё хочется попробовать, наглухо отключён от этой возможности. Подмастерья, ученики, помощники — уничтожены, как класс. Профориентация затруднена, ведь нет возможности попробовать себя в разных профессиях в том возрасте, когда это интересно, и есть возможность не ориентироваться только на зарплату.
3. Отсутствие возможности работать и зарабатывать в любом возрасте лишает человека социальной ответственности, ограничивает его способности к развитию, формирует иждивенческую психологию, поощряет эмоциональную незрелость и, в конечном счёте, отключает желания, поскольку до возможности их реализации ждать слишком долго.

Понятно, что детский труд запрещался в интересах детей. Но обязанность — это одно, а ограничение прав по признаку возраста вредит состоянию общества. И мы видим это по количеству молодёжи, ни к чему не стремящейся, по популярности «работы» с наркотиками, по отсутствию небольших семейных предприятий, по растущим иждивенческим настроениям в обществе.
Необходимо защищать права детей не только запретами, но и разрешениями. И одно из важнейших разрешений — разрешение на труд, развитие и самореализацию. Форма такого разрешения может быть разной, но оно должно быть.
Про детский АУЕ поговорим отдельно.

Специально не писала никаких предисловий к информации — чтобы дать возможность каждому поймать именно свою реакцию. «Детский труд» — нас приучили, что это дико и неправильно. Но так ли это? Вспомните — как много всего хотелось попробовать в детстве, как хотелось творить, создавать, зарабатывать и делать подарки близким. А теперь — что Вы думаете?

Поделитесь!
связаны вместе

связаны вместе

Жила-была девушка. И однажды на Новый год под звон курантов загадала желание: чтобы у них с мужем было общее дело.
Желание сбылось. Уголовное дело у них общее. И оба сидят. Будьте осторожнее с желаниями.
Берегите себя.

Поделитесь!
необходимо доставить в минюст

необходимо доставить в минюст

Анализ Правил для СИЗО бесполезен, если о нём никто не знает.
Поэтому и ПВР, и Аксиома были направлены по инстанциям: Минюст, Уполномоченный по правам человека, Комитет по государственному строительству и законодательству ГД, СПЧ при Президенте РФ, Совет Федерации, Администрация Президента, ОНФ и Новая газета — все получили документы с кратким сопроводительным посланием:

«Направляю Вам анализ Приказа Минюста №189 от 14.10.2005, выявляющий многочисленные нарушения Конституции и федерального законодательства этим документом.
Прошу внимательно отнестись к правам обвиняемых, содержащихся в СИЗО, учесть требования времени к соблюдению прав человека, принять меры к исправлению ситуации.
Гражданское правовое общество невозможно без уважения к правам человека. Правовой акт, допускающий унижение и лишение конституционных прав невиновных людей, должен быть переработан. В совокупности с ведомственными инструкциями ФСИН Приказ Минюста даёт возможность «законно» ломать людей в СИЗО, что приводит, в конечном итоге,к криминализации общества.
Дополнительная информация по теме — на сайте freeverhova.ru в статьях:
1. Обзор-1. Правоохранительная система и ФСИН. 18.04.19;
2. Обзор-2. Тюремные истории. 06.05.19;
3. Манифест. 21.09.18;
4. Четвёртая власть. 26.10.18.
Приложения: Аксиома, ПВР

Часто вижу вопросы: чем помочь, что тут можно сделать, получится, можно ли бороться с системой и т.д.
С системой бороться не надо. Надо делать её лучше, правильнее и человечнее. Маленькими постоянными усилиями. Такими, как направление документов с информацией и решениями. Мои отдельные документы могут и не заметить. А если это отправят ещё хотя бы десять человек — реакция пойдёт быстрее. Иногда не надо сидеть долго в поисках смысла и расчёта вероятности успеха. Надо просто делать. Записи с тэгом «делать» сделаны и для этого тоже. Чтобы каждый, кто хочет и чувствует в себе силы мог сделать маленький конкретный шаг — отправить обращения с информацией и решениями. И всё получится.
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!
кладбища есть у всех

кладбища есть у всех

Многодетная женщина пробовала получить земельный участок по соответствующей государственной программе. Получила отказ, поскольку «за Вами уже числится земельный участок». После долгих (и утомительных) выяснений поняли — что это за участок. Земля на кладбище. Два на три метра. С могилами бабушки и дедушки.

История в контексте «цифровой экономики». Цифровизация — это очень хорошо, даже отлично. Но главная опасность — в создателях алгоритмов. Вот запрограммировали проверку наличия земли по сведениям из ЕГРП и всё — программа не даёт регистрировать заявку на получение участка. И страшна даже не ошибка в программировании, а практическая невозможность её исправить, даже при возникновении очевидно абсурдных ситуаций. Предлагаемая система статистик («Четвёртая власть» — 26.10.18) учитывает и такие случаи. Надо налаживать оперативность обратной связи. Тогда любые цифры роста экономики перестанут быть фантастикой.

В своё время система поощрения и применения рацпредложений позволила существенно ускорить рост экономики Советского союза. Можно по кусочкам восстанавливать успехи. А можно в целом организовать систему успеха («Четвёртая власть» — 26.10.18).
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!
победа возможна

победа возможна
Писать не могу — пойду косить. Л.Толстой.

Ситуация, когда срок следствия подходит к концу, а уголовное дело ещё не сформировано, к сожалению, стандартна. Но формальное окончание следствия позволяет не выпускать обвиняемых из СИЗО. Уже было рассказано в «Судебной защите» — 21.01.19 — как это происходит. И заканчивается это тоже стандартно — «Волокита от СД«- 26.02.19.

А теперь: история одной девушки. Когда следствие по её делу «закончилось», и ей принесли первые тома для ознакомления, она вместе с адвокатом… просто составила документ, что с делом ознакомилась (в соответствии со ст.217 УПК РФ) и вручила документ следователю, как он ни пытался отпираться.

Получилась замечательная ситуация: следствие окончено, но передать дело в суд невозможно, в связи с отсутствием оформленных томов. Держать девушку под стражей «для ознакомления с делом» — тоже никак. Так и ушла девушка из СИЗО.
Мы все за неё очень радовались.

Возможно всё.
Берегите себя.

Поделитесь!
обреченность

обреченность

К теме о судейских пытках (Инструменты судей — 28.06.19).
После приговора для подготовки к апелляции обычно есть необходимость повторно ознакомиться с материалами уголовного дела. Бывает, приговор содержит недостоверную информацию: ссылки на отсутствующие материалы дела, перевирание показаний, лёгших в основу приговора и т.д. Очень важно перед апелляцией поработать с делом, всё сверить и выписать. Делается это с разрешения судьи. Только разрешить можно по-разному. Девушке судья разрешил — три дня. Подряд. Даже два выезда из СИЗО подряд — очень тяжело.Ведь помимо нескольких часов в суде, это ещё и автозаки (Легализованные пытки — 08.12.18), и часы ожидания в сборном отделении, и ранние подъёмы, и поздние отбои, без возможности передохнуть в течение дня. Уголовное дело у девушки было немаленькое, трёх дней было недостаточно. А вот пытка удалась.
Берегите себя.

Поделитесь!
информация

информация

За два года накопилось столько публикаций, что без периодических путеводителей не обойтись. 🙂
Итак, рекомендации к прочтению:

УМНЫМ:
Большая разница — 17.04.18
Модель поведения — 10.01.19
Обзор тюремных историй — 06.05.19
ДОБРЫМ:
Жизнь после — 04.06.18
Системник на крови — 04.07.19
Холостые обороты — 22.08.18
НЕЖНЫМ:
Суррогатное материнство — 24.05.19
Турфирмы — 16.02.18
Оптина пустынь — 27.07.18
КРЕПКИМ:
Обзор правоохр. системы — 18.04.19
Квартирный вопрос — 06.11.18
Манифест — 21.09.18
ЭМОЦИОНАЛЬНЫМ:
Малыши за решёткой — 24.05.19
Законы Мёрфи — 04.10.18
Тюремное питание-2 — 25.01.19
КОНСТРУКТИВНЫМ:
Письмо Матвиенко — 05.12.18
Банковский АУЕ — 20.06.19
Решение по арестам-2 — 19.09.19
НАДЁЖНЫМ:
Старые песни — 30.01.19
Нападение — 06.05.18
ДАЛЬНОВИДНЫМ:
Национальная идея — 01.02.19
Четвёртая власть — 26.10.18
Пересчёт — 23.07.18

Хорошего чтения.
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!
тусклый свет

тусклый свет

Очень показательный случай для осознания правовой безграмотности и отношения к находящимся в СИЗО. Во времена репрессий было крепко вбито в мировоззрение, что человек, попавший в тюрьму — преступник. А ведь тогда оправдательных приговоров было на два порядка больше.Тем обиднее безграмотность молодых сотрудников, только-только пришедших в систему.

Итак, диалог с сотрудником системы:
— почему Вы оспариваете свою меру пресечения?
— потому что для неё нет никаких оснований, предусмотренных УПК.
— разве то, что Вы совершили преступление, недостаточное основание?
— …

Безграмотность в органах страшная. Знание УПК встречается редко, базовые понятия Конституции — мало кому знакомы. И дело не в СИЗО. Дело в том самом клиповом мышлении, отсутствии способностей работать с документами, отсутствие желания к развитию.
Неграмотность и безнаказанность рождает чудовищ.
Чтобы этого не было, необходимо изменить статистику работы системы. Публикация «Четвёртая власть» — 26.10.18 -именно об этом.

А сотрудники… научатся понемногу. Главное, чтобы было кому учить.
Ну и чтобы реинкарнировать высшую справедливость, СИЗО надо кардинально разгружать. Есть комплексный подход: «Манифест» — 21.09.18, Есть частные простые решения: «Манифест обречённых» — 19.09.19.

И не надо быть уверенным, что тюрьма обойдёт Вас стороной. Время нынче особое. Почитайте новости по арестам, да «тюремные истории» — это реальность. Слабость не может быть залогом безопасности.
Берегите себя.

Поделитесь!

зрячая Фемида

Серое небо одноцветностью своей нежит сердце, лишённое надежд. Флобер.

Амнистия – заветная мечта всех заключённых. Все ждут её к юбилею Победы. Не обходится и без разговоров — кто по каким статьям уже оплатил нужную форму формулировку амнистии. В газетах – отзвуки споров — кого же амнистировать. Нелегкая задача — учесть все интересы, не забывая и вопрос финансирования амнистии.

Сначала неплохо бы определиться с целью предстоящей амнистии. Перечислим наиболее очевидные:
1. Разгрузить зоны;
2. Избавить зоны от балласта, который не работает;
3. Пиар гуманизма. Уголовная составляющая жизни общества растет. Уголовники – бывшие, настоящие и будущие — это тоже электорат. Поэтому гуманизм и видимость справедливости необходимы.
4. Вернуть рабочую силу из непонятной экономики ФСИН в белую государственную.
5. Помочь демографии, защитить интересы детей.

Видите, как могут меняться критерии амнистии в зависимости от целей? Ну и кстати, когда мы увидим окончательную редакцию амнистии, то будет несложно увидеть и выбранные цели.
Сформулируем цель, которая никогда не выбиралась для амнистии, но больше всего соответствует интересам государства и общества.

Цель амнистии: ускорить декриминализацию общества.
Если у государства есть такая цель, то амнистия обязательно должна соответствовать этой цели.

Информация о необходимых действиях уже неоднократно публиковалась тут:
Революция правосудия – 01.07.19
Законы – 23.02.18
Малыши за решёткой – 24.05.19

Вариант амнистии, отвечающий интересам государства и общества:
1. Всем женщинам, имеющим несовершеннолетних детей – заменить наказание на условное.
2. Условно-досрочно освободить всех, кому позволяет это отбытый срок.
3. Освободить от дальнейшего отбывания наказания инвалидов 1,2 группы.
4. Сменить режим отбывания наказания на более мягкий всем, кому отбытый срок допускает перережим.
5. Впервые судимым по статьям, не связанным с насилием, заменить наказание на условное.

А теперь посмотрим на возможные уровни противодействия интересам общества и государства при проведении амнистии:
1. Бюджет ФСИН по некоторым оценкам в полтора раза больше бюджета Минздрава. Годовой бюджет ФСИН в расчёте на одного человека стремится к 500 тыс. руб. Отпускать даже очень больных – невыгодно – на них же деньги выделяются.
2. Амнистия страшна «потерей» денег. Помимо непосредственных расходов (например, всем освободившимся необходимо оплатить дорогу домой), есть ещё и потери денег вследствие невыпуска запланированной продукции заключёнными. Это помимо денег из п.1. Здесь необходимо набраться смелости и посчитать пусть не отдалённую выгоду, но приобретения государства от освобождения заключённых, даже если это требует разовых расходов. Необходимо смотреть чуть дальше, чем в настоящее. Опираться в принятии решения по амнистии только на расходы – это как съедать семена вместо выращивания урожая.

Результат от правильно проведённой амнистии не будет виден мгновенно, да и недолговечны быстрые результаты. Изоляция от общества похожа на мусорную корзину. Пора перестать относиться к людям, как мусору. Необходимо учитывать интересы страны. Публикация на эту тему: Старые песни – 30.01.19.

Амнистия – отличный инструмент для изменений к лучшему. Но любой инструмент требует правильного применения.
Почему бы не сделать это?
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!
бюрократы

бюрократы
Переписка с Администрацией Президента порой удивляет неожиданными результатами. Только представьте: пишете Вы Президенту. Ваши представления о Президенте позволяют Вам это делать по разным поводам. И вот приходит ответ: «Ваше обращение направлено в Генеральную прокуратуру. Какое обращение, про что, от какой даты – никакой информации. Да, а ещё Вы – в СИЗО, поэтому телефон исполнителя, указанный в ответе, Вас мало радует. Как отвечает Генеральная прокуратура – рассказывала тут: «Кого защищает прокуратура» – 20.05.19. Ответы из Генпрокуратуры приходят практически всегда одинаковые, вне зависимости от сути обращения: «Мы тут ни при чём». Что ж, это тоже – позиция.

Поскольку всё-таки хочется узнать – на какое-же обращение ответила Администрация Президента – пишется запрос: будьте добры, сообщите хоть что-нибудь, что позволит понять – на что Вы ответили.

И вот приходит ответ! Наслаждайтесь: «В части Вашей просьбы: «…сообщить данные моего обращения, на которое был дан ответ, чтобы можно было идентифицировать» сообщаем, что реализация подобных действий действующим законодательством не предусмотрена».
Даже не знаю – смешно, страшно или грустно.

Ответ №А26-02-89066891 от 02.08.19 за подписью Консультанта департамента рассмотрения жалоб и правовой работы А.Евстифеева.
Ну теперь-то я обязательно спрошу его – почему он так написал. :)) Поделюсь результатами.

Берегите себя.

Поделитесь!
Ёжик в тумане

Есть красивая легенда — почему в СИЗО не включают радио “Шансон”. Чтобы нельзя было использовать возможность передать привет в эфире сидельцам — бесконтрольное общение.

Только не спрашивайте про логику и здравый смысл.

Ёжик в тумане

Поделитесь!


Хотите не оказаться в СИЗО?
Аресты сейчас, к сожалению, очень обыденные вещи. Заключить любого человека в СИЗО — очень просто — достаточно следователю написать ходатайство об этом. Зачем это нужно — объяснено подробно в Большой разнице. Почему это — недостойная дикость — рассказано тут: СИЗО как мера пресечения. Как аресты влияет на преступность и как плодят криминал — тут: Революция правосудия. Решение по незаконным арестом предложено давно. Применить его сложно, поскольку оно полностью исключит злоупотребления этим инструментом «расследования». А под ударом окажутся добросовестные судьи. Попробуем подойти к проблеме с другой стороны. Арест средство защиты общества от опасных элементов. Если человек бегает с топором за людьми — логично его изолировать. А если насилия нет? Если требуется ограничить только какие-то действия — такая мера пресечения есть: «запрет определённых действий» — ст. 105.1 УПК РФ.
Человек, попавший в СИЗО, теряет всё и сразу: работу, учёбу, семью. Общество тоже теряет человека. Кто должен принимать решение в интересах общества?
Ответ: Решение о выборе меры пресечения должен принимать суд присяжных.Суд присяжных — представители общества. Именно они способны принимать решения в соответствии с главой 13 УПК РФ и не применять самую суровую меру пресечения «каждому встречному». У нас как-то позабылось, что основания, которые обычно приводят следователи — «может скрыться», «продолжит заниматься преступной деятельностью» и т.д. — это основания к выбору меры пресечения, а не к заключению в СИЗО. А меры пресечения бывают разные, заключение в СИЗО — самая суровая. Именно присяжные способны противостоять абсурду повальных арестов.
Сделать дежурный суд присяжных для решений о выборе меры пресечения — несложно, тем более, что вначале задерживают на 48 часов перед судом о мере пресечения. Глава 13 УПК РФ о мерах пресечения — невелика и конкретна. Следование букве закона в разы сократит количество арестов.
А там и до привлечения следователей к ответственности за необоснованные ходатайства о заключении под стражу недалеко.
Мы можем это сделать.
Подписать петицию о делегировании решения вопроса о мере пресечения суду присяжных.
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!