Особый порядок — взгляд из-за решётки, часть 2

Начало статьи: Особый порядок, часть 1.

Генеральная прокуратура видит решение в “установлении законодателем ограничений на расследование в особом порядке только дел о преступлениях небольшой и средней тяжести”.

Но это — из категории тех решений, которые рождают еще больше проблем. И дело даже не в недостатке информации у руководства правоохранительных органов о реальном положении вещей (см. “Кого защищает прокуратура”, 20.5.2019) и утерянных специалистах, способных анализировать информацию. Градация применения особого порядка в зависимости от тяжести преступлений в корне неверна.

Предлагаемое решение от Генерального прокурора можно понять так: “Давайте позволим оговаривать себя и других только до пяти лет лишения свободы”. Понимаете?

Но… уже прозвучали слова, которые могут послужить главной причиной грядущих изменений: “При увеличении количества дел, рассматриваемых в общем порядке, возрастут расходы бюджета на осуществление правосудия”. Такие знаки позволяют предположить, что любые изменения ситуации имеют под собой одну цель: получить больше денег из бюджета. А что при этом будет происходить с правосудием (см. Обзор-2, 6.5.2019) — уже не так важно.

Что же позволит сохранить плюсы особого порядка и прекратить губить жизни выбиванием признания?
Ответ предельно простой: соблюдение закона. Особый порядок обязывает и прокурора, и судью убедиться в том, что, кроме признания вины, есть и другие доказательства совершения преступления.

Обвинительное заключение должно содержать информацию о вменяемом деянии, включая доказательства вины. Конкретные данные и конкретные доказательства. Прокуратура, к сожалению, допускает подписание обвинительного заключения, даже не глядя на уголовное дело. Как это произошло у нас: см. “Обвинительное заключение” — 21.5.2019.

I. Суды

И даже при неработающей прокуратуре, судья должен прийти к “выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу” (УПК ст. 316 п.7). Пока, на основании практики (“Перед рассветом” — 19.4.18), можно предположить, что судье проще ничего не выяснять и в случае особого порядка вынести приговор, что ускоряет процесс деградации судов — см п.2 в первой части публикации.

II. Прокуратура

Позиция Генерального прокурора кажется непонятной, но можно предположить четыре причины такого поведения:

1. Некомпетентность.

Ни стаж работы, ни опыт, ни звёзды на погонах не спасают от профессионального выгорания. А оно очень быстро приводит к неспособности анализировать информацию и принимать решения.

2. Отсутствие информации для принятия верных решений

Статистика — женщина лукавая и зависит от ракурса подачи информации. Статистикой можно обосновать абсолютно всё, без исключений. Значит, статистика — это не та информация, на основании которой можно принимать решения. А вот другой информации у Генерального прокурора может и не быть. Что ж, этот сайт ему в помощь. 🙂

3. Нежелание наводить порядок в органах прокуратуры

Ни для кого не секрет, что правоохранительные органы снизу доверху связаны взаимными обязательствами. И иногда очень непросто указать нижестоящему прокурору на недостатки работы. А если это “недостатки работы” по всей системе? Руководитель, взявшийся наводить порядок, очень сильно рискует, и рискует не только рабочим местом, но часто и свободой.

4. Выбивание ресурсов

Внешне здравые предложения, влекущие дополнительное бюджетное финансирование — очень популярный товар. И чем больше страха вызывает презентация этого товара, тем дороже его можно продать.

III. Следствие

И главное: работа следственных органов. Она лежит в основании возможного беспредела. И, как ни странно, именно её проще всего изменить.
Сделать это можно так:
Продолжени: Особый порядок. Часть 3.

Поделитесь!
Метки: , ,