Портрет пожилой женщины (1908)

Жила-была бабушка. В городе на Волге. Ездила в Москву подрабатывать вахтовым методом. И случилось же такое: Пенсионный фонд обнаружил переплату аж 17 тыс. руб. Какие-то надбавки не так посчитались. Бабушку известили, да она не получила информации — была в Москве. Возбудили уголовное дело по статье “мошенничество”. Та самая “резиновая” статья 159 УК РФ. Объявили фигурантку в розыск.

Арестовали бабушку в Москве на вокзале — собиралась ехать домой после очередной вахты. Привезли в СИЗО. Теперь этапом поедет в родной город по месту “преступления”. 17 тыс. рублей. Божий одуванчик. Шконка, баланда. Сколько может продлиться этап — неизвестно (см. “Круизы по-ФСИНовски” 10.05.19).

Сегодня выводов не будет. Берегите себя.

Портрет пожилой женщины (1908)

Поделитесь!

Председателю Совета Федерации
Федерального Собрания РФ
Матвиенко В.И. от Верховой Наталии Дмитриевны,
содержащейся в ФКУ СИЗО-6 Москвы

Добрый день, Валентина Ивановна!

Краткое содержание письма:

1. Уважение к позиции.
2. Беззащитность невиновного человека в СИЗО.
а) Последствия ареста
б) Несовершенство законов, регулирующих содержание в СИЗО.
3. Системные дефекты и решения
а) криминализация общества
б) система показателей
в) система наказаний.

4. Шаги по изменению ситуации
а) информационный ресурс
б) работа с органами
в) объединение усилий.
5. Выводы.
_______________

1.
Восхищает Ваше стремление к справедливости и чуткость к людям. Ваша инициатива по уничтожению клеток в судах замечательна. Но на сегодлняшний день это не самое страшное. Нахожусь в СИЗО десятый месяц (стандартная для бизнеса статья 159 УК РФ). В силу своего положения имею возможность анализировать систему изнутри. А в силу образования и опыта способна предлагать решения.

2а.
Главная беда человека, попавшего в поле зрения правоохранительной системы — это беззащитнсть. Право на защиту существует пока, к сожалению, только на словах. Попав в СИЗО, человек теряет всё: работу, доходы, семью, дети остаются без родителей, домашние животные погибают. Все гражданские иски априори проиграны (да и Арбитражный кодекс не считает нахождение в СИЗО уважительной причиной неявки в суд). По кредитам банки начинают опись имущества. Из учебных заведений отчисляют. Более того, на арестованных директоров заводят уголовные дела по невыплате зарплаты уже за период нахождения в СИЗО, несмотря на невозможность что-либо делать из СИЗО. И это речь не о преступниках — речь о людях, которые по закону ещё невиновны. Но уже теряют практически всё.

2б.
Люди, попавшие в СИЗО, выпадют из под защиты Конституции. Они теряют главное: право на защиту и право на невиновность. Жизнь обвиняемых за решёткой регламентируется приказом Минюста №189 от 14.10.05. С точки зрения нормального человека — он абсурден. Цели содержания под стражей прописаны в УПК РФ. И они никак не зависят от количества носков, трусов, возможности рисовать, читать, поддерживать своё физическое и умственное здоровье. Нельзя ничего, что даёт возможность человеку защищать себя и сохранять человеческий облик. Запрещено получать законы, запрещены книги в посылках и передачах, запрещено даже получать на руки ответы органов — их только показывают. О какой состязательности процесса можно говорить, если на стороне обвинения все технические возможности для работы, вся информация, все документы и законодательная база, а у заключенного в СИЗО — лишь ручка, да бумага.

Нормы питания определяются Постановление правительства. Основа питания — каши. Никаких свежих овощей, тем более фруктов. Любой институт питания даст заключение о губительности такого рациона для здоровья. А ведь люди редко проводят в СИЗО меньше года. Невиновные люди. До вступления приговора в силу — человек невиновен. А после вступления приговора в силу он уже едет из СИЗО по месту отбывания наказания.

И главный абсурд: прав, свобод и материального обеспечения у преступников гораздо больше, чем у обвиняемых. Обо всём этом я пишу в блоге freeverhova.ru под тэгами ФСИН, правоохранительная система.

Ещё в 2015 г. Президент в своём Послании привёл цифру: 83% предпринимателей, ставших фигурантами уголовного дела, потеряли свой бизнес. Ситуация не изменилась к лучшему. Люди, попавшие в СИЗО, теряют всё. Пока таковы законы, которые делают вмешательство недобросовестных правоохранителей фатальным для жизни любого человека.

3а.
Правоохранительная система на сегодняшний день, как ни абсурдно это зввучит, занимается криминализацией общества. Лёгкость арестов, отсутствие «заднего хода» системы, практическое отсутствие оправдательных приговоров обрекает арестованного человека на неизбежность признания его преступником. Посмотрите количество досудебных соглашений и процент признательных показаний. Практически всё это — следствие арестов и содержания в СИЗО. Непризнание вины рассматривается не как вероятность невиновности, а как упорство во грехе. Через полгода-год содержания в СИЗО люди теряют социализацию, становятся весьма нелояльными к законам и к правоохранительной системе в целом. Статистика по рецидивам преступлений подтвердит мои слова. Не хотелось бы, чтобы этот процесс зашёл слишком далеко.

3б.
Одним из основных источников болезни системы является система показателей, по которым работает правоохранительная система. За раскрытие преступления платятся премии, даются звания и прочее. Но число преступлений никогда не было достоверным показателем. Что поощряем, то и получаем. Не секрет, что существуют, например, разнарядки на задержания с наркотиками. Вот и получаем абсолютно посторонних людей по наркотическим статьям в СИЗО.

Решение есть. Оно очень простое и технически доступное. Все исходники уже сложились. Практически в каждой гос. службе есть система приёма заявлений с занесением в базу. Конечно, каждой службе оставляем доступ к своему разделу. Получаем очень объективный показатель благополучия территории: число заявлений на одного жителя. Люди, у которых всё хорошо, не жалуются. И отписки органов будут только ухудшать показатели, поскольку рождать новые заявления. А ещё мы получим конкретный массив данных, с которым можно работать и анализировать — где, что и как надо делать.

Только правильная диагностика может дать возможность принятия решения. Нынешняя система показателей ничего не показывает, но переодически взрывается скандалами, когда беспредел вырывается наружу.

Изменив систему показателей практически при отсутствии затрат на это, мы очень быстро получим результаты. Очень быстро. И результаты, которые увидит каждый.

3в.
Существующая система наказаний выстроена на основе мщения. И при этом сильно зависит от факторов, к закону отношения не имеющих: отношений со следствием, с судьями, квалификации адвоката, общественного резонанса, политической ситуации и т.д. В результате мы получаем, по сути, лотерею приговоров, когда порой за убийство дают меньше, чем за кражи. Про ст.159 УК РФ, позволяющую с легкостью разрушить любой бизнес, разговор отдельный. Лучшее, что можно сделать — отменить её вообще. Но это — отдельная тема.

Система наказаний исполняет поставленную цель: наказать. И выходят из мест лишения свободы озлобленные, ни во что не верящие люди с оборванными социальными связями и не способные жить в обществе.

Но государство должно быть не озлобленным мстителем, а разумной структурой, формирующей своё будущее. А значит, цель «наказания» должна быть другой: выпустить в общество полноценного его члена. А при такой цели очевидно, что и система наказаний должна быть другой: обучающей и социализирующей.

Абсолютное большинство осуждённых по «наркотическим» статьям и понятия не имеют о профориентации, не знают — кем им хочется быть и чем заниматься. Понимаете?
И так же, как нельзя впервые судимого отправлять в колонию, так и нельзя людей прямо из колонии выпускать на волю. Необходимо создавать буферные зоны в обязательном порядке: исправительные работы, исправительные центры, поселения. Человек должен социализироваться до выхода на свободу.

У нас умер институт взятия на поруки коллективом, но он вполне может быть возрождён, как один из самых эффективных инструментов перевоспитания. Нельзя каждый синяк лечить ампутацией. И нужна политическая воля, чтобы изменить ситуацию.

4а.
С момента ареста я пишу ежедневно. Информация, анализ и решения публикуются у меня на сайте freeverhova.ru.

Информация дублируется в социальных сетях, и можно заметить закономерность: кто не сталкивался в жизни с подобным — просто не могут поверить, что такое может быть. Кто сталкивался — подтверждает и поддерживает. И огромное количество людей видят, что всё правда, что уровень беспредела зашкаливает, что законодатели, похоже, просто не в курсе истинного положения дел.

Мой сайт даёт актуальную информацию из первых рук. Да, я понимаю — чем рискую, предлагая Вам воспользоваться этой информацией. Но для мения очень важно — что и как будет дальше в нашей стране. И я готова действовать, несмотря на текущее положение. Заходите на сайт — более достоверной информации из СИЗО пока нет.

4б.
Находясь в СИЗО, я, конечно, пишу разные жалобы в разные органы, обращая их внимание на различные нарушения закона. И, соответственно, имею большую коллекцию отписок. Это богатая иллюстрация системы показателей и круговой поруки. Изменение системы показателей решает и эту проблему. Институт уполномоченных сейчас работает с перегрузом, поскольку уполномоченные по правам вынуждены точечно помогать людям, что не оцень эффективно.

4в.
Предлагаю объединиить усилия гос. органов, уполномоченных по правам, прессы, различных фондов и правозащитных организаций в системном изменении ситуации. Не обязательно попадать за решётку, чтобы понять — что делать. Можно воспользоваться нефильтрованной информацией оттуда. Мой сайт — один из достоверных источников, есть и другие источники. На прокуратуру пока надежды нет. Вот и пишут люди из-за решётки, куда только могут. Стоит только сказать: «О нарушении закона за решёткой пишите сюда», — и Вы будете завалены почтой из СИЗО и зон. А с этой информацией можно работать предметно. Для начала — информации в моем блоге более, чем достаточно.

5. Выводы

5.1.
Правоохранительная система нуждается в доработке. Система показателей должна реально отражать благополучие населения. Необходимо разорвать связку: следствие-прокуратура-суд, которые не противоречат друг другу даже в случаях явного нарушения законов. Судебная реформа не решит этой проблемы, хотя, безусловно, усложнит коррупционные схемы.

5.2
Без изменения системы показателей, без обладания объективной информацией, все действия не достигают цели, не сфокусированы. Решение проблем системы лежит вне её. Число жалоб, отнесённое к количеству населения на территории — объективный показатель, который нельзя сфальсифицировать и замолчать. Онлайн-технологии работы с жалобами гарантируют это. Нельзя лечить без диагноза. Но правильно поставленный диагноз — уже половина успеха.

5.3.
Необходимо изменить гулаговский принцип отношения к людям за решёткой. Необходимо привести правила для обвиняемых в соответствие с Конституцией, изменить концлагерные нормы питания, запретить аресты по статьям, не связанным с насилием и гос. изменой.

5.4.
Дорогу осилит идущий. Мой Манифест опубликован у меня на сайте. Впереди большая работа. Надеюсь на Ваше неравнодушие и желание изменить жизнь в стране к лучшему. Готова участвовать в любой форме. Буду благодарна за ответ.

Да, и заходите в гости — СИЗО-6 в Москве.

P.S.
Это письмо пойдёт к Вам многими путями. Рано или поздно попадёт к Вам в руки. Надеюсь, что быстрее всего сработает официальный канал Вашего ведомства.

С уважением,
Верхова Н.Д.
14.08.2018

Письмо Валентине Матвиенко из СИЗО-6 (.PDF)

Поделитесь!
скульптура человека со связанными и вывернутыми руками

Уголовный кодекс РФ разрешает пытки тех, кто не признал вину. Не верите? Прочитайте ст.7 п.2:

«Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.»

А теперь разберёмся. Уже признано в УПК, что содержание под стражей в СИЗО в 1,5 раза жёстче, чем пребывание в колонии общего режима (ст.72 УК РФ).
Мы находимся в СИЗО по решению суда, по сути — авансом несём наказание. И посмотрите ещё раз на формулировки п.2 ст.7 УК РФ:
«Лицо, что признало свою вину«.
А того, кто свою вину не признал, УК РФ не защищает от физических страданий и унижения человеческого достоинства. Что и требовалось доказать.

Возможо, юристы это смогут изложить более чётко. А возможно, юристы это и понять не смогут. 🙂 Закон познаётся в СИЗО. 🙂

Берегите близких.

скульптура человека со связанными и вывернутыми руками

Поделитесь!

Квартирный вопрос не только портит, но и сажает. Итак, очередная тюремная история.

Жила-была девушка. Накопила на квартиру, оплатила ее на стадии строительства. Застройщиком быть сложно, опасно, много рисков. Застройщик квартиру построил, хоть и обанкротился при этом. Право собственности на квартиру пришлось доказывать через суд. Пару лет это заняло. Как выяснилось, часть квартир в процессе банкротства застройщик передал другой фирме, которая квартиры реализовывала.

Квартира девушки оказалась проданной и там. Что уж тут, дело банальное в последние годы. Но тут история перешла в уголовную плоскость. Покупатель квартиры не смог зарегистрировать право собственности, поскольку девушка уже оформила всё. Так появилось заявление о мошенничестве. Причём повлекшее утрату права на жилое помещение ч. 4 ст. 159 УК РФ. Девушку арестовали, все документы обозвали подложными, а действия по оформлению квартиры — мошенническими. Понятно, что обвинение фабриковалось сложно — слишком много неувязок. Так в деле появились «неустановленные лица». Обвинение приобрело абсолютно сюрреалистический оттенок, что не мешает держать девушку уже больше года под арестом.

Зацените начало обвинения: «В неустановленное следствием время в период 14.10.14 по 07.12.15 в неустановленном следствии месте при неустановленных следствием обстоятельствах, вступила в преступный сговор с неустановленными следствием лицами, в количестве не менее 3 человек, с целью совершения мошенничества».

Всё обвинение представляет собой бессмысленный набор слов, следствие тщательно оберегает с трудом созданное дело. Девушка борется, но тут, как обычно, круговая порука. Следствие просто отметает любые ходатайствв, ведь доказательство невиновности есть. И рождаются такие ответы: «Рассмотрев данное ходатайство обвиняемого, следствие приходит к выводу, что оно не подлежит удовлетворению, поскольку вина обвиняемый в совершении инкриминируемого ей преступления полностью доказана собранными по уголовному делу доказательствами, ей предъявлено обвинение в окончательной редакции и она уведомлена об окончании следственных действий, с ней проводится ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ, в связи с чем следствие не усматривает оснований для производства дополнительных следственных действий, в том числе и допросов в качестве свидетелей лиц, указанных в ходатайстве обвиняемой.

Перевожу: «Мы считаем вину доказанной и не дадим вам доказать свою невиновность». Попытки через суд признать действия следствия незаконными тоже пока буксуют. Суд просто «теряет» их. Ссылается на недобросовестных сотрудников. «В настоящее время установить местонахождение поданного вами ходатайства не представляется возможным, в виду его утраты вышеуказанным сотрудником, с которого по данному факту были взяты объяснения. Вы вправе обратиться повторно». Изящный посыл? 🙂

Год под арестом. Признание права собственности на квартиру аннулировано. Квитанции об оплате денег за квартиру обозначены «подложными». Фирма-застройщик давно обанкрочена, и подтверждать документы никто не берется, ведь придётся кому-то сесть за содеянное.

Есть ли противоядие от такого? Есть. Главное: разорвать связку: следствие — прокуратура — суд. А в. источнике всех бед — «палочная» система. Отмененная, но продолжающая ломать судьбы. Решение есть. Берегите себя. Я работаю над этим. У нас всё получится.

Поделитесь!

Некоторые тюремные истории даже не знаю — как написать, настолько это невероятно дико. На этой неделе дважды удивила прокуратура.

Удивление первое. В деле о поножовщине был вещдок — нож. Потом пропал. А когда появился — это был уже другой нож. На возмущение обвиняемой прокуратура ответила: «Нож есть? Есть. А остальное неважно.»

Удивление второе. Дело о мошенничестве, статья 159 ч. 4 УК РФ, как водится. Следствие через прокурора передает дело в суд. Судья читает, не находит состава преступления и возвращает дело в прокуратуру. Показательна реакция прокурора, выразившаяся, кстати, в официальном документе прокуратуры. Краткое содержание: «Ну и что, что не нашли состава преступления, надо было, значит, переквалифицировать и осудить по другой статье».

Без комментариев.

В такие моменты жалею, что нет под рукой сканера и интернета. Такие вещи надо публиковать в обязательном порядке. Ну так СИЗО для того и придуманы, чтобы не давать защищаться. Ничего. Всё идёт по плану.

Поделитесь!
Цветок за решёткой

Жила-была женщина. Решила она продать свою квартиру. Квартира была куплена по договору займа, ежемесячно гасился долг. Тяжеловато это было женщине, вот и решила продать, погасить остатки долга и жить дальше.

Нашла покупателя, не скрывала от него, что перед переоформлением квартиры ей надо долг погасить. Составили необходимое соглашение, где всё прописались с цифрами и сроками.
Отдал покупатель аванс в размере остатка долга за квартиру. Женщина пошла в фирму, где был оформлен займ под квартиру, внесла деньги. Там ей пообещали быстро оформить документы, оформить погашение долга, выдать свидетельство о собственности.

Да только не случилось этого. Поступило от этой фирмы заявление в полицию, что женщина собралась залоговую квартиру продавать. Мошенническим, само собой, путём. А деньги? — спросите вы. И будете правы. Но фирма не первый раз такое проворачивает. Не удалось женщине доказать, что внесены деньги, и начала она уже покупатель выплачивать долг от аванса отдавать. А квартиру фирма изъяла.

Ни денег, ни квартиры. Но это оказалось не самое страшное. По заявлению фирмы завели уголовное дело и очень быстро «расследовали». Состоялся суд.

Женщину осудили за то, что «мошенническим путем выманила у покупателя деньги, не собираясь продавать ему квартиру». А заключение соглашения с покупателем — лишь часть мошеннической схемы. Как вы догадываетесь, фирма в уголовном деле вообще не фигурирует.

Покупатель выступал на суде, защищал женщину, ведь деньги она ему возвращала частями. Не помогло.

Дали 4 года колонии. И покупатель тоже остался без денег. Такие дела: ни денег, ни квартиры — тюрьма за долги.

Берегите себя.

Поделитесь!
Магазин кооператива "Семейный капитал"

Всё-таки проедусь по Пенсионному фонду со своей уголовной колокольни. Чем больше обсуждается пенсионная система, тем больше мы узнаём интересных цифр.

В Комсомолке читаю: бюджет ПФ — 8,3 трлн. руб., взносы от работающих — 4,8 трлн. руб., 3,3 трлн. руб. — субсидии федерального бюджета.

Понимаете? Тут не просто пирамида (ст. 172.2 УК РФ), тут растрата всего, что было раньше (ст. 160 УК РФ) и злоупотребление доверием тех, кто платил туда всю жизнь под обещание достойной пенсии (ст. 159 УК РФ).

И неизбежно вспоминается кооперативная пенсионная система. Она очень проста и эффективна. В паевом фонде лежат деньги — они наследуемые. Из паевого фонда деньги можно направлять в различные программы — воля пайщика. На доход от программ можно жить, возраст тут ни при чём. Можно пополнять паевой фонд, можно менять программы участия в хозяйственной деятельности.

А ещё уровень «побочных» благ для пайщиков растёт с ростом и процветанием кооператива. По каждому направлению деятельности Семейного капитала пайщики имели свои преференции. Как минимум — скидки. Многие привыкли этим пользоваться — и в магазинах, и при отдыхе по путёвкам кооперативной тур. компании, и в кафе, и в различных интересных мероприятиях. Такие были наработки, работающие на практике.

Вместо того, чтобы применить во благо пенсионеров такую систему, ПФ отчитался (сидя во дворцах, кстати), что денег нет и не будет, если не поднять пенсионный возраст.

А сидим почему-то мы. 🙂

Следите за новостями.

Магазин кооператива "Семейный капитал"

Поделитесь!

Возьмите историю любого бизнеса. Запишите. А потом добавьте повсюду слова преступный и корыстный. Получите готовое обвинение любому участнику бизнеса. 🙂

А теперь вспомните статью 49 Конституции РФ: каждый обвиняемый считается невиновным, пока виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвинение не должно содержать ярлыков, это противоречит УК, УПК и Конституции. Виновность устанавливает суд. В соответствии со статьей 220 УПК РФ обвинение должно содержать факты: кто, что, где и когда. А оценку этим фактам будет давать суд. В нашем обвинении фактов меньше, чем положено по закону. Предъявление обвинения в таком тоне недопустимо. Подозреваю, что помимо оскорблений, тут есть признаки преступлений со стороны следователя, предусмотренные статьями УК РФ: 285, 286, 294, 299, 303, 307, 316.

Буду думать. Уголовное дело должно расследоваться, а не ставить ярлыки преступности на всё подряд.

Возьмём обвинение. Уберём все оскорбительные незаконные прилагательные, и сразу обнажится абсурд происходящего. Ведь следователю легальная деятельность организаций, зарегистрированных и действующих в соответствии с Федеральными законами, кажется преступной. А является ли умыслел развития бездотационного сельского хозяйства преступным — должен решать суд. Но в обвинении в описании действий обвиняемых нет ничего преступного, и следователю приходится давить на эмоции и нарушать закон, употребляя нужные эпитеты.

Собираюсь изменить эту ситуацию. Капля камень точит. Кто, если не я.

Для начала напишу в суд и прокуратуру, потом посмотрим. Время есть 🙂

Поделитесь!
Фрейд удивлённый. Sigmund Freud, by Max Halberstadt

Мои волосы плохо умеют шевелиться по команде. Но если это вопрос тренировки, то я в правильном месте. 🙂 Маленький кусочек чужой тюремной истории.

Директор, бизнес, статья 159 часть 4 УК РФ. Но чтобы дело в суд передать, надо обозначить личную корысть. Следите за руками. 🙂

«Как директор, Вы подписывали документы, что обеспечивало деятельность предприятия и сохраняло Вам рабочее место. Значит, Вы действовали из личной корысти».

Фрейд удивлённый. Sigmund Freud, by Max Halberstadt

Вуаля!

Берегите себя.

Поделитесь!

Жалоба была отправлена в Конституционной суд РФ 22 апреля 2018 года.

В Конституционной суд РФ
от обвиняемой Верховой Наталии Дмитриевны
06.12.1969, содержащиейся в ФКУ СИЗО-6 Москвы

Жалоба

Прошу проверить конституционность статьи 108 УПК РФ. Согласно существующей практике, подозреваемые и обвиняемые могут быть подвергнуты мере пресечения в виде заключения под стражу. Это мера пресечения подразумевает содержание в СИЗО. Между тем, содержание в СИЗО, по сути и по форме, является содержанием строгого режима, а значит не может избираться для лиц, подозреваемых и обвиняемых в преступлениях, максимальное наказание за которые предусматривает общий режим содержания.

Строгий режим содержания в СИЗО при зачете наказания учитываются один к одному, даже при назначении наказания общего режима.

На сегодняшний день подозреваемые и обвиняемые в преступлениях содержатся в условиях более строгого режима, чем осужденные за аналогичные преступления.

Я являюсь обвиняемой по статье 159 ч.4 УК РФ. Не касаюсь обоснованности обвинения в мой адрес и работы следствия, судов и прокуратуры в данном случае. Все подробности на сайте: www.freeverhova.ru.

Пять месяцев я содержалась под стражей в СИЗО-5 Санкт-Петербурга, сейчас переведена в ФКУ СИЗО-6 Москвы. С момента ареста 04.11.2017 мне не разрешаются даже звонки престарелому отцу и дочери.

Судом последовательно приняты решения об избрании и продлении данной меры пресечения, заключения под стражу, в отношении меня, что непосредственным образом затрагивает мои права и свободы.

Согласно статье 55 п.3 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Федеральным Законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Содержание в СИЗО при обвинении по статье 159 является излишне строгим, а статья 108 УПК РФ не ограничивает возможности судов при выборе меры пресечения видом и категорией преступлений, учетом режима возможного наказания.

На суд возлагает обязанность оценить достаточность имеющихся в деле материалов, подтверждающих законность и обоснованность меры пресечения, наличие оснований и условий для избрания, а также соразмерность налагаемых ограничений тому наказанию, которое может быть назначено по приговору.

Мера процессуального обеспечения не может быть строже, чем грозящие наказание.

Суд не может игнорировать дела и обстоятельства, которые повлияют на окончательное наказание.

Заключение под стражу при отсутствии доказательств физической опасности для общества и доказанных возможностей помешать следствию нарушает целый ряд положений Конституции РФ. В частности, ст.21 п.2, ст.38 п.3, ст.49 п.2, п.3.

Решением о применении конкретной меры пресечения не предопределяется вывод по основному вопросу уголовного дела — о виновности подсудимого и о его наказании.

Тем не менее, практика показывает, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вероятность оправдательного приговора практически исключается.

На основании вышеизложенного прошу:

Признать ст. 108 УК РФ не соответствующей Конституции РФ в случае применения меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых и обвиняемых, чья статья обвинения не предусматривает наказания в виде лишения свободы с отбыванием наказания в условиях строгого режима.

22.04.2018.
Верхова Н.Д.

Поделитесь!
Свечи мерцают

Долго думала, писать ли об этой тюремной истории. Потому что цинизм органов тут беспредельный. Ради лишней галочки не гнушаются ничем.

Подробностей писать не буду — они слишком чудовищны. Кратенько, суть.

Жила-была девушка. Из серьезных высших кругов. Девушка правильная, добрая и достойная. Не отмахивалась от просьб о помощи. И была у девушки знакомая, не сказать, чтобы близкая, почти не встречались. Знакомая иногда звонила.

И попала эта знакомая в СИЗО. Попросила девушку о помощи — найти адвокатов, встретиться, переговорить. Что, в общем, девушка и сделала. А дальше начинается ужас.

Органы, что вели дело знакомой, решили «разработать» девушку. Состряпали материал, предъявили обвинение в «корыстных замыслах по завладению имуществом» знакомой. Да-да, опять ст. 159 УК РФ. Арестовали. Год до суда в СИЗО. И суд дал три года (!!!) Ни пострадавших, ни ущерба, ни малейших доказательств… В деле только «разработки».

Всё. Берегите себя. Пожалуйста. Будьте осторожны и внимательны. К сожалению, любая помощь тем, кто попал под машину органов, может быть небезопасной. Да, из нас сейчас пытаются вышибить всё человеческое. Не поддавайтесь. Добро и свет есть. Будущее за теми, что останется Человеком. Только… Берегите себя. Пожалуйста.

Свечи мерцают

Поделитесь!
Черно-белая киноплёнка

Сейчас я вам на пальцах, Уголовном кодексе и практики объясню разницу между легальным и нелегальным бизнесом. Если бизнес легален — зарплаты белые, люди оформлены, налоги платятся, должностные инструкции, штатное расписание и так далее, то будет у вас статья 159 УК РФ — мошенничество. Это до 10 лет лишения свободы.

А вот если работников Вы не оформляли, да и документообороту внимания не уделяли, то добавят Вам статью 210 УК РФ — организация преступного сообщества. А это уже до 20 лет лишения свободы. Испугались? Зря. Это всё цветочки. А сейчас будут ягодки.

При нынешнем уровне следственных процессов ярлык ОПГ вполне клеится к любой организации. Особенно, если есть филиалы. А что? Структура есть, обязанности каждого определены. Преступные умыслы подтягиваются из статьи 159 — там можно ничего не доказывать. Всё. Конфетка готова.

И это не выдумки. Примеры уже есть.

Берегите себя.

Черно-белая киноплёнка

Поделитесь!

Есть старый анекдот про студента, который выучил только билет про блоху. А вытащив другие вопросы, переводил тему на выученное.
Порой кажется, что уровень образования ведущих следствие не позволяет им расследовать никакие преступления — вешается ярлык — мошенничество — ст. 159 УК РФ, и всё.

Анализирую документы по ст. 159 у разных людей (спасибо следователю за тюремные связи) и всё больше уверяюсь в существовании методички по этой статье.

Разные районы, разные судьи, разные следователи, разные дела, организации, разная суть дела, … . А формулировки одинаковые. И почерк абсурда ни с чем не спутать.

Ну что ж, друзья, а давайте добудем эту методичку, да опубликуем. И весь фарс, связанный со статьёй 159 будет очевиден. Да и защищать невиновных будет проще. Хуруджи, Титов, Ермаков (и другие ещё), включайтесь!

Имея методичку, можно создать и антиметодичку. 🙂 «Как защитить себя от следователей-двоечников со шпаргалками» 🙂 Правосудие от этого только выиграет, как и гос. власть.

По имеющимся материалам антиметодичку в целом уже написала и отдала в надёжное место. Давайте разыщем исходник и наведём порядок. Берегите себя.

Поделитесь!
Человек и закон

Жила-была девушка. Организовала турфирму. Была в турфирме собственником и генеральным директором. Дела шли неплохо, клиенты были довольны, рекомендовали знакомым.
Но случилась беда — обанкротился туроператор — это структура с лицензией, под которой работают турфирмы, именно там бронируются чартерные рейсы и всё такое. Обычно их деятельность застрахована, но также обычно банкротство туроператора влечёт за собой банкротство страховой компании, и туристы остаются ни с чем.

Девушка напряглась, но ущерб своим туристам выплатила. Но это не спасло её от внимания органов, которые арестовали её по статье 159 («Мошенничество»). Как вы уже догадались, по версии следствия, она лишь делала видимость работы турфирмы, а на самом деле и не собиралась организовывать отдых честных граждан. И даже многочисленные ходатайства клиентов ничего не изменили. Пыталась бороться за право не находиться под арестом до суда, как предприниматель, но… слова следователя: «У вас тут не предпринимательство, а коммерция».

На основании этого случая писать памятку: «Всё, что Вам надо знать о ст. 159 УК РФ.»

Ну и чтобы окончательно прояснить недопрояснившееся, похожий случай: турфирма, директор, банкротство туроператора — всё так же. Только директор, мужик, кстати, просидев пару месяцев в Крестах, решил, что больше не хочет. И дал показания на двух девчонок-менеджеров, что работали с клиентами в офисе. Дескать, именно они продавали путёвки, а значит, по версии следствия, мошенничали. Директор оказался на свободе. А девчонкам дали по 5 лет. Реального срока.

Берегите себя.

Человек и закон

Поделитесь!

#оттуда #тюремныеИстории
Жила-была женщина. Мать-одиночка. Двое детей двух и пяти лет. Однажды, когда она гуляла с детьми, подошла старая знакомая — попросила сдать драгоценности в ломбард — срочно нужны деньги, а паспорта нет. Ничего плохого не подозревая, женщина сдала драгоценности в ломбард, принесла знакомой деньги и квиточки. Но той не понравилась сумма. Заявление в полицию. Мошенничество ст. 159 ч. 2. Суд. Полгода поселения. До этапа — под стражу в СИЗО. Дети без матери. Будьте осторожны.

Поделитесь!
Вливание в мозг

#оттуда #тюремныеХроники

Почитала внимательно Уголовный кодекс РФ. И знаете что? 🙂 Я, конечно, не ангел ни разу. Но только статью 159 ко мне никак не «пришить». Ну нет у меня допуска в характере на обман и злоупотребление доверием. От слова совсем. Слышала информацию, что по ст. 228 и 159 выпущены методички для правоохранителей. Вот и стали эти статьи самыми распространёнными.

Грустно, конечно, но всё равно смешно — ведь в доказательной базе: «Мы знаем, что ты думал, когда начинал действовать.» 🙂

Берегите себя.

Вливание в мозг

Поделитесь!

Жила-была женщина. Всю жизнь работала спортивным врачом при горнолыжной команде. 1952 года рождения. Как-то раз, гуляя, на детской площадке увидела женщину с четырьмя детьми. У мальчика одна нога была короче другой. Разговорились. Никто не берётся лечить. Приехали из Ростова-на-Дону. Пожалела. Обратилась по старым связям — у нас очень сильна спортивная медицина. Консультации врачей очень дорогие, но авторитет заслуженного человека помог. Мать инвалида предлагала деньги, но решили купить бутылку виски — в качестве подарка тому, кто проконсультирует мальчика. И 200 руб. бабуля попросила на проезд — пенсия маленькая, даже съездить — договориться требует затрат. Договорились. В назначенное время пришла с этой бутылкой за мальчиком и матерью — ехать на консультацию. Была встречена оперативниками. Мошенничество. Ст. 159 ч.2.

Сейчас женщина в СИЗО. Пять часов врачи в больнице сбивали давление, чтобы можно было сдать человека в тюрьму.
6 тысяч 200 руб. Человеку 65 лет. Тюрьма.

Будьте осторожны.

Поделитесь!

#оттуда #тюремные истории

Жил-был старик. Родственники где-то были, но не интересовались его жизнью. Помогала соседская девушка — приносила продукты, прибирала, разговаривала. Со временем оформили договор пожизненного содержания, переоформили квартиру на девушку. Прошло еще три года.

Внезапно объявились родственники старика. Несмотря на его протесты — забрали к себе. Следом — заявление в милицию: мошенничество, удержание в заложниках, истязания. Статьи 159, 117, 127 УК РФ.

Девушку арестовали. Бесплатный адвокат уговорил признаться, запугав отсутствием перспектив. Получила три года. Теперь родственники старика судятся, отбирают квартиру.

Будьте осторожны.

Продолжение следует.

P.S.
Cудьбы и истории буду писать под тэгом #ТюремныеИстории. Вопросов может быть много, но они бесполезны. Некому отвечать. Все истории абсолютно реальные.

Поделитесь!

Задержанный по обвинению по ст.159 ч.4 просто обречён на различные методы давления. И пресс-хата — не самое страшное, хотя и она — в обязательной программе. :))

Есть такой термин: «поставить на лыжи». Это когда заключённый переводится из камеры в камеру каждые 2-3 дня. Забава не так безобидна. В новой камере приходящий последним — человек без прав. Нельзя присаживаться на кровать, нельзя разговаривать ни с кем, кроме старшей по камере, во всех жизнеобеспечивающих процедурах — последний и много других милых мелочей. И в случае «лыжни» это всё повторяется не один раз.

Но есть противоядие. 🙂

Система направлена на ломку человека, а если человек крепок — ломается система. Зачем тюрьме человек, обладающий уважением во всех камерах? Вообще не нужен. 🙂 Пусть сидит в одной, ограничив своё влияние кругом сокамерников. Остановилась в третьей по счёту камере, обретя добрых знакомых во всех трёх.

А вообще, судя по рассказам бывалых, раньше было гораздо хуже. Потому что беспредел в камерах дополнялся беспределом сотрудников. Сейчас от неадекватных сотрудников избавились. Все очень корректны и большинство даже доброжелательны. Много того, что они в принципе решить не могут — перенаселённость, отсутствие врачей и тому подобное. Так что… живы будем — не помрём.

Берегите себя.

Продолжение следует.

Поделитесь!