Пожаловалась на запрет звонков в МВД. Они спустили в ГСУ. Ответ ГСУ замечателен (грамотность от ГСУ):

«Факты общения в сети Интернет даёт основания полагать о наличии у обвиняемой Верховой Н.Д. технической возможности бесконтрольно общаться» со своими родственниками, в связи с чем отказ следователя Карчава Д.Д. в предоставлении разрешения обвиняемой Верховой Н.Д. совершать звонки, является обоснованным».

Подпись — зам. нач. 4 отдела СЧ по РОПД — М.М. Казаченко.

И эти люди занимаются расследованием преступлений??? Что ж, время есть — идём дальше. 🙂

Поделитесь!

Жалоба была отправлена в Конституционной суд РФ 22 апреля 2018 года.

В Конституционной суд РФ
от обвиняемой Верховой Наталии Дмитриевны
06.12.1969, содержащиейся в ФКУ СИЗО-6 Москвы

Жалоба

Прошу проверить конституционность статьи 108 УПК РФ. Согласно существующей практике, подозреваемые и обвиняемые могут быть подвергнуты мере пресечения в виде заключения под стражу. Это мера пресечения подразумевает содержание в СИЗО. Между тем, содержание в СИЗО, по сути и по форме, является содержанием строгого режима, а значит не может избираться для лиц, подозреваемых и обвиняемых в преступлениях, максимальное наказание за которые предусматривает общий режим содержания.

Строгий режим содержания в СИЗО при зачете наказания учитываются один к одному, даже при назначении наказания общего режима.

На сегодняшний день подозреваемые и обвиняемые в преступлениях содержатся в условиях более строгого режима, чем осужденные за аналогичные преступления.

Я являюсь обвиняемой по статье 159 ч.4 УК РФ. Не касаюсь обоснованности обвинения в мой адрес и работы следствия, судов и прокуратуры в данном случае. Все подробности на сайте: www.freeverhova.ru.

Пять месяцев я содержалась под стражей в СИЗО-5 Санкт-Петербурга, сейчас переведена в ФКУ СИЗО-6 Москвы. С момента ареста 04.11.2017 мне не разрешаются даже звонки престарелому отцу и дочери.

Судом последовательно приняты решения об избрании и продлении данной меры пресечения, заключения под стражу, в отношении меня, что непосредственным образом затрагивает мои права и свободы.

Согласно статье 55 п.3 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Федеральным Законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Содержание в СИЗО при обвинении по статье 159 является излишне строгим, а статья 108 УПК РФ не ограничивает возможности судов при выборе меры пресечения видом и категорией преступлений, учетом режима возможного наказания.

На суд возлагает обязанность оценить достаточность имеющихся в деле материалов, подтверждающих законность и обоснованность меры пресечения, наличие оснований и условий для избрания, а также соразмерность налагаемых ограничений тому наказанию, которое может быть назначено по приговору.

Мера процессуального обеспечения не может быть строже, чем грозящие наказание.

Суд не может игнорировать дела и обстоятельства, которые повлияют на окончательное наказание.

Заключение под стражу при отсутствии доказательств физической опасности для общества и доказанных возможностей помешать следствию нарушает целый ряд положений Конституции РФ. В частности, ст.21 п.2, ст.38 п.3, ст.49 п.2, п.3.

Решением о применении конкретной меры пресечения не предопределяется вывод по основному вопросу уголовного дела — о виновности подсудимого и о его наказании.

Тем не менее, практика показывает, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вероятность оправдательного приговора практически исключается.

На основании вышеизложенного прошу:

Признать ст. 108 УК РФ не соответствующей Конституции РФ в случае применения меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых и обвиняемых, чья статья обвинения не предусматривает наказания в виде лишения свободы с отбыванием наказания в условиях строгого режима.

22.04.2018.
Верхова Н.Д.

Поделитесь!
Руки старого человека на затылке

Нет более безжалостного тирана, чем боль. Стивен Кинг, «Дьюма-Ки»

Сегодня в камере одной девочке пришло известие: умерла мама. Рыдала вся камера. Это страшно. Все 50 человек.

Мы все боимся. Боимся никогда не увидеть близких нам людей.

Мне не разрешают позвонить отцу больше пяти месяцев. Ему скоро 89. Есть ли шанс нам поговорить в этой жизни?

Мы — не преступники. Мы — подозреваемые и обвиняемые. Но порой нас наказывают высшей мерой — необратимой разлукой с близкими без возможности прощания.

Руки старого человека на затылке

Поделитесь!

Мне так и не дали разрешение на звонок отцу. Не получилось донести до следствия, что брать в заложники в стариков — низко. Хотя, следователь следователь многое может оставлять непонятым. Он просто получил приказ. И, давно отучившись думать, просто исполнил его. Как он исполняет приказ об уничтожении даже доброй памяти о Кооперативе «Семейный Капитал».

Привет, па! Извини, что долго не звонила. Не было возможности. У меня всё в порядке. Как ты? Как здоровье? Я переписываюсь со всеми, они должны тебе рассказывать.

Прости, что не поздравила с блокадным праздником — не получилось. Что тебе нужно из продуктов? А что с лекарствами? Решим. К сожалению, сама заехать пока не смогу, Буду очень стараться. Не скучай. Пока, пап. Береги себя.
…..
Ты только дождись меня. Пожалуйста.

Поделитесь!

«Ты мне нравишься, Эдгар. У тебя есть вкус, у тебя есть интеллект, У тебя есть губы, чтобы целовать мне зад».

Стивен Кинг, Дьюма-Ки

Следователь запретил мне звонки отцу. Этот запрет имеет мало отношения к закону, поэтому написала жалобу в прокуратуру СПб. Особых чудес не ждала, но такой грубой работы тоже не ожидала. Прокуратура переслала следователю, следователь повторил мне текст отказа. Браво! Даже не буду задаваться вопросами — думал ли кто-нибудь при этих действиях. Но ситуация мне очень нравится. Следак косячит — жалоба в прокуратуру — прокуратура поручает следаку ответить — следак косячит. Чудесный круг!

Что ж, подключим других действующих лиц. Возможно, они знают — как должно работать Око государево.

Поделитесь!
полицейский оркестр

Пролетел Новый год и новогодние каникулы. Пошла ежедневная рутина. Теперь можно поговорить о недавних событиях: суд о продлении меры пресечения состоялся.

Продление меры пресечения — стандартная процедура, а в нашем случае ещё и достаточно формальная. Понятно, что следователь может бесконечно говорить, что основания для меры не изменились, прикрываясь числом пайщиков. Понятно, что основания, точнее, их отсутствие, и правда не изменились. Но также понятно, что не закон главенствует в нашем процессе. В общем, сплошные понятки. 🙂 Подробнее »

Поделитесь!
Блокадный Ленинград

#оттуда #тюремныеХроники #репост

В далеком, тревожном военном году,
Под гром батарей у страны на виду.
Стояли со взрослыми рядом
Мальчишки у стен Ленинграда.

Мой отец — блокадник. 1929 г.р. Перенёс инфаркт. Он не в курсе ни моих дел, ни нынешнего положения. Учитывая состояние здоровья, от потрясений надо беречь. Мои частые командировки и редкие звонки и раньше случались. Но не настолько. Два месяца следователь Карчава Д.Д. отказывает мне в телефонном звонке отцу.

Я готова говорить по громкой связи, в присутствии сотрудников по заранее согласованному конспекту — на любых условиях, нужно просто позвонить отцу, который беспокоится, что я давно не звоню. И содержание разговора абсолютно неважно. Разговоры всегда о здоровье, самочувствии. Да ещё сказать, что у меня всё в порядке.

На парте осталась раскрытой тетрадь
Не выпало им дописать, дочитать,
Когда навалились на город
Фугасные бомбы и голод.

Я не поздравила отца с Новым годом. Не получается поздравить и с Днём снятия блокады — свящённым днём для каждого блокадника. Я не пропускала этого поздравления сызмальства.

Я не знаю, есть ли в следственной бригаде ленинградцы, я не знаю степень порядочности руководства ГСУ. И даже не буду говорить, что настоящие мужчины не ввязывают детей и стариков в свои разборки.

Я просто надеюсь, что кто-то увидит абсурд происходящего и спросит следователя: не стыдно ли ему перед предками за такой позор.

И мы никогда не забудем с тобой,
Как наши ровесники приняли бой.
Им было всего лишь двенадцать
Но были они ленинградцы!

Берегите близких. И… позвоните родителям.

Блокадный Ленинград

Поделитесь!
Птицы. Отцы и дети

#оттуда #тюремныеХроники

Месяц следствие не реагирует на мои просьбы о звонке отцу. Написала очередное письмо. А заодно и в прокуратуру. Пусть подтвердят свою заинтересованность. 🙂 Подожду несколько дней и подыщу в УК РФ подходящих статей — привлечь к ответственности. Тут букет просто потрясающий. А учитывая, что отцу 88 лет и два инфаркта у него было, за последствия придётся отвечать. Сейчас радуюсь, что на свободе не слишком часто звонила…

Чтобы отвлечься — сочиняла жёлтые заголовки на эту тему. :)) Написала три десятка, дала почитать сокамернице. Долго ржали над профессией журналиста. 🙂

Берегите себя.
Продолжение следует.

Птицы. Отцы и дети

Поделитесь!