Стражный абьюз

… — именно так реагировали люди на вчерашнее решение СПбгорсуда о засиливании решения Октябрьского районного суда — продление меры пресечения под стражей для мужской части обвиняемых по нашему уголовному делу. Разные люди разного возраста, образования и культурного уровня. Потому что других слов уже не осталось. Почти четыре года обвиняемые находятся в СИЗО. На момент ареста сыну младшего, внуку старшего, было 8 месяцев. Сейчас ему почти пять лет. Детство без отца и деда. Со стандартным запретом на звонки и свидания. Тут даже можно не говорить о первых шагах, первых словах, бесценных детских улыбках…

Впрочем, немного о процессуальной стороне. Поводов отменить решение суда первой инстанции было предостаточно:
— один из обвиняемых присутствовал по ВКС, несмотря на оглашённую в начале заседания справку о возможности этапирования и участия в судебных заседаниях.
— ходатайство прокурора было из одного предложения: прошу продлить, поскольку обстоятельства не изменились. Никаких обоснований и «фактических обстоятельств».
— как следует из протокола, представленного районным судом, судья не дал высказаться никому, чем нарушил право на защиту, состязательность процесса и прочие абстрактные нынче права.
— обстоятельства изменились: уже исследованы в суде все доказательства — их уже не изменить, не уничтожить, уже допрошены все питерские потерпевшие — бесполезно на них влиять.
— не исследовался вообще изначальный выбор меры пресечения, а он был с нарушениями — дело рассматривал суд с нарушением территориальной подсудности и по ходатайству не того органа, в производстве которого находилось уголовное дело на тот момент.
— есть засиленное кассацией решение о предпринимательском характере деятельности обвиняемых.
— есть преюдиция арбитража о непричастности младшего.
Про разъяснения Пленумов даже как-то упоминать неудобно.

Четыре часа шли дебаты о мере пресечения. Это было необычно и только вселило бесполезную на судах подобной тематики надежду.
Прокурор на многочисленные аргументы защиты привычно и голословно возразила: «законнообоснованно».

И…
Оставить стражу. Очередные три месяца.
А у Белоусова уже по пять приступов в день -опухоль в голове растет. Нужна операция.
Я всё понимаю про… «преступные действия», но… ТАК нельзя.

Поделитесь!
Метки: ,