Минюст против Конституции

Вот мы и дождались новых «гуманизированных» правил для заключенных в СИЗО. Сначала о главном: в СИЗО содержатся люди, которых ещё не признали виновными. По закону — заключенные в СИЗО — невиновные люди, которым не надо дать скрыться и общаться с кем-либо в ущерб следствию. Всё. Других целей СИЗО по закону нет. Что же мы видим? По-прежнему правила не учитывают ни презумпцию невиновности, ни право на образование, работу, семью. Максимально затрудняется право на защиту.
Между тем, видна огромная работа. И правозащитников, и чиновников, и самого Минюста — работа по движению в сторону человечности.
О старых неустранённых проблемах: Правила обязательны только в СИЗО, конвой, приставы и прочие, с которыми сталкиваются обвиняемые, по-прежнему смогут творить всякое в рамках своих должностных инструкций. По-прежнему прогулка — обязанность заключенных. При практически повсеместном нарушении нормативов площади прогулочных двориков (6 кв.м на человека) это выглядит издевательством. Не изменили пункт про допустимый вес посылок, покупок, передач — формулировка позволяет толковать фсин эти нормативы по-своему. А всего лишь предложение надо было разбить на два. Но нет. Много «милых» бюрократических поводов для произвола заложено: денежные переводы «по разрешению Администрации», заказ в магазине «при наличии квитанции о деньгах на счете», по-прежнему ниток нет ни в разрешенных, ни в выдаваемых — зашивать одежду опять придется нелегально. Про такие мелочи, как отсутствие точилки для карандашей даже писать уже неудобно.
Никак не изменена дикая ситуация, когда Правила диктуют количество трусов и носков. При том, что ограничен общий вес вещей, который может иметь заключенный (что логично), Минюст настойчиво диктует: женщинам можно либо спортивный костюм, либо халат, летнюю и демисезонную обувь — только одну пару, можно иметь вещевой мешок или сумку (при разрешенном весе вещей 50 кг даже не очень понятно — что это может быть за сумка). По-прежнему запрещена практически вся канцелярия — работа с уголовным делом максимально затруднена.По-прежнем играть можно только в шашки, шахматы, домино и нарды. Почему Минюст исключает существование других игр — непонятно.
По-прежнему нельзя ни спортивные снаряды, ни даже коврики — а ведь это, при существующем уровне медицины в СИЗО, могло бы здорово помочь сохранить здоровье. Но нет — разрешить коврики Минюст не решился.
Водворение в карцер исключает подготовку к судам и возможность защищать свои права — никаких ни бумаг, ни документов в карцер брать нельзя. Очень коварный пункт про то, что ответы на жалобы и заявления лишь «доводятся до сведения» заключенного, а потом приобщаются к личному делу. Не имея на руках ответа, очень сложно его обжаловать. Не говоря уже о том, что если письмо адресовано заключенному, то изымать из него документы для подшивания в личное дело вообще дикость.
Держать птиц и рыб, наконец, запретили. По-прежнему доступны пауки и тараканы.
Общее впечатление от документа очень противоречивое: проблески здравого смысла щедро засыпаны фсиновской логикой.
Возможно, Правила для заключенных следует разрабатывать гражданским людям, никогда не служившим во ФСИН. Только так, возможно, будет шанс избавиться от старого гулаговского прошлого, при котором арестованный человек — уже преступник, без прав и надежд.
Жаль, что «комментарии юристов», что я видела в сети такие, будто документ они вообще не читали. Ни старый, ни новый.
Еще есть шанс попробовать повлиять на принятие этого документа, оставив замечание к проекту на гос. портале.
Пишите туда, пожалуйста. Можно использовать мой файл с конкретными замечаниям по тексту, можно писать свои замечания. Но не молчите. Сами знаете — к чему это приводит.
Чтобы потом не отвечать на вопрос — что Вы делали все годы, когда невиновные люди мучались в тюрьмах.
Не всегда надо беречь себя.
Да, любое распространение информации поможет. Шанс ещё есть.
Почитайте мои замечания по документу — почувствуйте логику фсин. Не молчите.
Метки: , ,