Если пред бедами случайными
Ты упадаешь духом,
То где же философия твоя?
Шекспир, “Юлий Цезарь”

Общепринятое представление о том, что пытки людей практикуются следствием и учреждениями ФСИН, недооценивают роль судей. А зря.

“Квалифицированный» судья владеет целым арсеналом средств доведения обвиняемого до нужной кондиции. Рассмотрим некоторые из них.

1. На судебной стадии разрешения на звонки и свидания с обвиняемыми дается судьей, ведущим дело. Или не дается. И то, что в законе не прописано — в каком случае можно отказывать в разрешениях — даёт очень широкие возможности для любых решений. Без всякого объяснения. Годами не иметь возможности поговорить с близкими — нередкая ситуация.

2. Отношение судей к ходатайствам защиты во многом определяет исход процесса. Допросы свидетелей, проведение экспертиз, приобщение доказательств — всё может быть отклонено. А ещё можно отклонять вопросы защиты свидетелям и потерпевшим — у судьи есть такие возможности. И можно лишить обвиняемого всех шансов на защиту, просто “грамотно” ведя процесс. Многие вещи можно будет оспорить только на апелляции, но обычно это уже поздно.

3. График заседаний. Это самая простая и действенная пытка. И практически в рамках закона. Можно, например, назначить заседания на каждый день. И тогда уже на третий день обвиняемый становится практически безразличен к процессу.

Вставать в пять утра, многие часы проводя в автозаках (см. “Легализованные пытки” 08.12.2018) и тесных конвойках, возвращаться в камеру сильно за полночь — адекватно бороться за свою защиту более, чем трудно. Обычно люди ломаются. А можно и поиграть — назначить выезды три дня в неделю: один через один и два подряд — очень эффективный способ выматывания. Восстанавливаться практически не успеваешь, не то что готовиться к заседаниям. Две-три недели и… люди ломаются.

А можно и не отменять заседание, даже если известно, что, например, адвокат не придёт. Всё равно покатать человека из СИЗО в суд и обратно. Просто так.

А можно доставить человека в суд и… перенести заседание. По любой причине. Но обвиняемый уже получает очередную дозу пыток (у сокамерницы переносили заседание шесть (!) раз, и каждый раз вывозили в суд).

Так что игры с графиком судебных заседаний — очень надёжная пытка.

Есть и другие судейские возможности. О них — в другой раз. Пока достаточно, чтобы задуматься — каково это — быть обвиняемым в СИЗО. Впрочем, СИЗО сейчас — именно для этого и используется (см. “Большая разница”, 17.04.2018).

Решения есть (“Манифест”, 21. 09.2018). Помочь тоже легко — например, донести информацию с этого сайта до этих людей. Будущее определяем мы. Здесь и сейчас.

Берегите себя.

Поделитесь!
Удивлённый кот

Послушала конвой на выезде. Пара новых моментов:

— «Обслуживание конвоем» — off inclusive
— «Справедливость» — экстремистское слово.

Для справки: конвой относится к МВД.
Берегите себя.

Удивлённый кот

Поделитесь!
Отцепленный вагон

“У Винни Пуха в голове перемолотый Буратино”.
Наблюдение за анекдота.

Сидела у нас девчонка. Прошла у неё апелляция. Ждала “законку” — уведомление о вступлении приговора в законную силу. Без законки зона осуждённых не принимает. Но тем не менее, увезли её по этапу. Через три месяца появляется опять у нас в камере. Рассказывает о маршруте: Москва — Владимир — Кольчугино — Владимир — Москва. Повозили девушку по СИЗО и вернули. Сидит — ждёт законку.

И такие случаи не единичны. Были у нас две девчонки — уехали с разницей в два месяца. На зону прибыли одновременно, одну катали по централам.

Бывает и ситуации, когда из СИЗО Москвы в колонию Можайска Московской области везли через Нижний Новгород. Даже моё Путешествие из Петербурга в Москву (22.04.18) было совсем не по прямой.

Во время перемещения по этапу, нахождения в промежуточных СИЗО заключённому многое недоступно: ни помыться, ни звонки, ни еды купить… Да и родные часто даже не знают, где находится человек.

А ведь все эти игры с бесконечным этапированием не только часть пыточной системы, это ещё и банально государственные деньги. Написала запрос в счетную палату — пусть проверят: сколько государство платит за пытки своих граждан и кому это выгодно.

Надеюсь, что не получится как в анекдоте:

“Премьер-министр заявил, что люди не должны страдать от роста цен на бензин. Госдума уже приступила к разработке закона об ответственности за страдания от роста цен на бензин”.

Суровые цифры должны показать, что издеваться над заключёнными не только по-человечески недопустимо, но и экономически нецелесообразно.

Ждём. И действуем. Берегите себя.

Отцепленный вагон

Поделитесь!
Качели. Графити Бэнкси.

Перед апелляцией по продлению меры пресечения меня вывезли в суд — ознакомиться с материалами следствия к продлению. Слышала разные страшилки об этом процессе, теперь знаю — каково оно.

Итак, представьте: комната в подвале Мосгосуда, стол, скамейка и скоба в стенке. Сажают за стол, пристёгивают руку к скобе, напротив сидят два мужика: помощник судьи и конвоир. Всё. Одной рукой можно знакомиться с делом. 🙂 Театр абсурда.

В чём меня таким образом пытаются обвинить? В нападении на судью, конвоиров? В попытке к побегу? Почему им так страшно, если я не буду прикована к стене? Или это какое-то неисправленное наследие прошлого?

Одной рукой листать том и выписывать из него нужное — жутко неудобно. Том постоянно закрывается (для сшивки в 250 листов — это естественно). И эти мужики ещё сидят и смотрят. У меня в материалах к суду было три тома. Справилась, конечно. Но за синяки от наручников стыдно за систему.

Попробую написать очередную жалобу на недостойное обращение с невиновным человеком. Опять придётся долго и нудно объяснять — какие же мои права нарушены. 🙂

Ничего, капля камень точит.

Берегите себя.

Качели. Графити Бэнкси.

Поделитесь!

Вряд ли для кого-нибудь секрет, что заключённых возят автозаки. Но мало кто задумывается — зачем и почему. Отставим пока в сторону размышления об убийцах и насильниках — это отдельная тема. Поговорим об обычных людях в СИЗО.

Как устроен выезд в суд? Примерно в 6 утра забирают из камеры. Посиделки на сборке и вперёд — в автозак. Автозак — железная коробка без окон, разделённая на отсеки. Ужасное отличие Москвы и Питера: в московских автозаках можно курить. Это даже не ужас-ужас, а намного хуже. Автозак долго кружит по Москве, собирая и развозя народ по СИЗО и судам. Из женского СИЗО до Тверского, например, суда дорога может занимать до семи (!!!) часов.

А теперь вспомним об отсутствии кондиционера, практически отсутствующую вентиляцию в автозаке, кучу народа и температуру за бортом в зависимости от сезона. Особенно страшно летом при +30. Это даже не пытки, это покушение на убийство. И, опять напомню, из СИЗО едут в суд невиновные люди. Преступниками их может назвать только суд.

Автозаки делают в колониях, если кто не знал. Так может пора научиться делать автобусы с кондиционерами, пусть даже с решётками на окнах? Пытки невиновных людей происходят ежедневно. У всех на глазах. И тот, кто столкнулся с этим, уже не может без боли смотреть на железную коробку на колёсах с синей или зелёной полосой на борту. Там люди. И их убивают. Просто потому что так проще правоохранительной системе. Да, и женщин тоже.

Поделитесь!

В МВД г. Москвы
От Верховой Н.Д.
содержащейся в ФКУ СИЗО-6 Москвы

Прошу разъяснить — какими нормативными документами регламентируется работа конвоя в районных и городских судах г.Москвы?

Что имеет право иметь при себе подозреваемый и обвиняемый?

С какой переодичностью конвой должен обеспечивать кипяток и визиты в туалет?

При каких условиях осуществляется конвоирование в наручниках? В каких случаях с собакой?

Разрешено ли курение в автозаках и конвойных помещениях?

Какие различия предусмотрены в конвоировании мужчин и женщин?

Как ограничено время нахождения в конвойных помещениях?

Какая площадь должна приходиться на одного человека в конвойном помещении?

Кому подчинён конвой?

13.09.2018
Верхова Н.Д.

Поделитесь!

Вот и закончилась питерская тюрьма для меня пока. Дело переведено в Москву, и обвиняемых отправили туда же. Ладно, всё в жизни к лучшему. А ещё ведь и поездка — новые впечатления! Рано поутру нас забрали из камеры. Собачник. Куча формальностей, и мы двинулись в путь. Автозак, конечно жесть-машина. Всё-таки не привыкну к попыткам развить у меня в клаустрофобию. Стакан 0,5 х 1,7 м2, со всех сторон железный до потолка. Что-то всё-таки не так в этом.

Не прошло и четырёх часов, как мы добрались до вагона. Да-да, легендарный Столыпин. Практически купейный вагон, просто много решеток и всё из металла. Что нужно сделать, войдя в вагон, состоящий из металлических изделий? 🙂 Правильно, хорошенько двинуться головой обо что-нибудь. Успешно с этим справилась. Три яруса полок. И очень-очень узенький проход перед ними. Народу было мало, поэтому разместили по одному. Терпимо. Дальше — об интимно-математическом.

Вот мне интересно, сколько процентов женщин способны справлять нужду в полной тишине, в полуметре от мужчины с пистолетом, который по долгу службы тщательно прислушивается? Не, я понимаю, что мужчин к физиологическому эксгибиционизму приучают с детства с помощью подсобных предметов (подворотня, дерево и др.), но у женщин процесс более замысловатый. А ещё вдруг мелькнула мысль, что Путин в незнакомые туалеты тоже вынужден ходить с охраной. На мысли о президентском уровне обслуживания и остановилась.

Следующий этап моей столыпинской жизни назывался «Спокойной ночи». Всё железное. Помните? Матрас тоже. Ха-ха. Шучу. Матраса вообще не было. Когда-то в общаге физфака мы спали на полу без матраса. Не помню, чем был вызван этот рахметовский задор, но считалось круто. Разница выявилась почти сразу — комнаты в общаге не мчалась по рельсам, качаясь и подпрыгивая. От серьезного избиения скамейкой меня спасли зимние штаны и пуховик — смягчали удары.

Побитая, но крепкая и помолодевшая, встретила рассвет. Привычно восхитилась изобретательностью ФСИН по превращению здоровых в больных на ровном месте. На ровном железном холодном месте. День в вагоне прошел спокойно. Три раза кипяток, три раза туалет. Всё логично.

Следующие утро уже встретила уже в Москве. Мороз, солнце. -15.

Но это уже совсем другая история.

Поделитесь!