На моё обращение по поводу выбора меры пресечения в условиях пандемии быстрее всего ответил Мосгорсуд. Хотя… для таких ответов много времени не надо.
Ответ от 20 апреля 2020:

По вашему обращению (адресат — Фомин Дмитрий Анатольевич , регистрационный номер ОП-3603\2020.) вынесено решение — «Отказано в предоставлении ответа». Основание для решения — «Запрашиваемая информация не относится к деятельности данного суда».

Что же, к сожалению, отписка стандартная. Не отступаем и не сдаёмся. Пишем следующее обращение уже конкретно в Мосгорсуд. Необходимо что-то делать с абсурдом арестов в нынешнее время. А, значит, каждому, кто может повлиять на ситуацию, необходимо донести вероятную точку зрения. И если не замечают одно обращение, то сотню — точно заметят. Медленное, очень медленное изменение позиции общества к превентивным наказаниям в СИЗО позволит всё изменить.

Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!

Самое страшное в ответах органов и инстанций — это их предсказуемость. Получила ответ из Минюста по поводу нарушений Федерального законодательства в Правилах внутреннего распорядка для СИЗО. Подробный разбор на восьми страницах публиковала. Отдельным файликом можно взять тут.

Минюст на всё это пишет на двух страницах текст о том, какими нормативными актами регламентируется содержание обвиняемых. Часть из них — ДСП и знать нам их не положено. Безусловное упоминание о том, что все правила надо соблюдать. И слова о том, что

государственная регистрация нормативных правовых актов осуществляется Министерством юстиции Российской Федерации и включает в себя, в том числе правовую экспертизу соответствия этого акта законодательству Российской Федерации.

Тут несколько совершенно замечательных выводов можно сделать:
1. Раз мы проверяли, то нарушений закона быть не может. Ну это напоминает: «Прокуроры не могут нарушать закон, потому что давали присягу».
2. Приказ Минюста, утверждающий эти правила — принят в 1989 г. Конституция РФ у нас принята в 1993 г, через 4 года после принятия ПВР, УПК меняется постоянно, 103-ФЗ принят в 1995 г. Понимаете?
3. Уже писала, что юстиция — от латинского «справедливость». А Минюст — министерство справедливости. А что делать, если Минюст неправ? Он ведь не жена Цезаря. Минюст России осуществляет функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности. Но… дважды не проверяет.

Вспоминается недавняя новость из интернета про Минюст:

Минюст отмечает, что женщины своими жалобами пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

Не будем подрывать. Будем чинить правовые механизмы. Ну или настраивать.

Меч правосудия не имеет ножен. Всё получится.

Берегите себя.

Поделитесь!

малыши

Получила ответ от Администрации Президента по моему Обращению (Малыши за решёткой — 24.05.19). Самый конструктивный ответ за всё время переписки с этим органом.

Итак:

«Ваше предложение по совершенствованию законодательства о «закреплении в законе обязательного применения ст. 82 УК РФ для беременных женщин и женщин, имеющих детей», требует правовой позиции Министерства Юстиции РФ, поэтому для объективного и всестороннего рассмотрения Вашего предложения запрошены необходимые соответствующие документы и материалы.»

Реализация моего предложения позволит освободить из-за решётки около 500 невинных детей. И ещё к более, чем 60 тыс. детей вернётся мать.
Необходимо сейчас поддержать этот зародыш здравого смысла и человечности. Можно просто направить Обращение во все инстанции. Просто отправить.

А чтобы было проще начать действовать…. Малыши, только-только научившиеся ходить, уже стараются держать руки за спиной — берут пример с мамы-заключённой. Эти травмы — на всю жизнь. Сейчас есть шанс исключить такое из жизни общества.

У нас получится.

Берегите детей.

Поделитесь!

прокурорский цирк

Поступил очередной ответ из очередной прокуратуры. Генеральная прокуратура переслала моё заявление в местную. А местная выдала потрясающую отговорку: «в связи с отсутствием текста обращения, а также указанного Вами приложения, определить обстоятельства о нарушении законодательства и Ваших прав, органы и должностные лица, действия которых обжалуются, не представляется возможным.» Подпись: Старший помощник прокурора области по рассмотрению обращений и приёму граждан старший советник юстиции Е.А. Ордынская.

Здесь прекрасно всё! Особенно, если увидеть в начале ответа слова: «рассмотрено Ваше обращение, поступившее из Генеральной прокуратуры.» Обращение, значит, рассмотрели, но текста обращения не видели. :)) Уведомление от Генеральной прокуратуры, что моё обращение переслано с приложениями на 7 листах — у меня есть. Даже не знаю — как воспринимать этот ответ: то ли обращение есть, но мы читать не умеем, поэтому ответить не можем. То ли это наезд на Генеральную прокуратуру, которая поручает рассмотреть обращение, но больше ничего не даёт. То ли это просто такой новый шаблон ответов на обращения запустили в работу. Свежий и неожиданный. Чтобы граждане обалдели, задумались и больше не беспокоили.

Спрошу у Ордынской. 🙂

Берегите себя.

Поделитесь!

клетка

Опять оживилась в прессе тема клеток в судах. Уже рассказывала — что это такое, как устроено и почему для людей, обвиняемых по статьям, не связанным с насилием, это просто унижения и издевательство. И вот правительство обсудило законопроект о запрете клеток в судах и… думаете — клетки отменят? Всё не так просто. МВД немедленно заявило, что тогда им понадобится ещё 21,5 млрд руб на увеличение штата конвоиров. Конечно, если рассматривать всех обвиняемых, как опасных маньяков, то, конечно, без клеток страшно.

Для тех, кто не знает: на суде, в процессе заседания клетку охраняют три конвоира. Два постоянно, один — сменяет. И ещё пристав в дверях. Не говоря уж о рациях и охране в здании суда. Побег — маловероятен. Значит, страшно судье и прокурорам? Что обвиняемые на них кинутся. Вернёмся к категориям обвиняемых. Для статей, не связанных с насилием, клетки не должны существовать. И не на усмотрение судьи, как сейчас планируют. А в обязательном порядке. Усмотрение судьи очень даже предсказуемо — запретить и не пущать. Но судьи и сейчас имеют право выпустить человека из клетки, но боятся этим правом воспользоваться. Почему бы это изменится после принятия закона. Почитайте моё ходатайство — подавала его на каждом судебном заседании — отклоняли без рассмотрения даже. Формально. Хотя в ходатайстве подробно расписана НЕОБХОДИМОСТЬ выпускать из клетки во время суда. Со ссылкой на законы. Действующие законы. Судья отклонял, я писала на них жалобы, квалификационная коллегия мне отвечала, переписка ещё идёт.

Теперь о решениях. Решение о нахождении обвиняемого в клетке должен принимать судья. Но, по аналогии с арестами, должен существовать перечень статей, для которых клетка будет запрещена. Иначе ничего не изменится. Все экономические статьи туда должны входить. Возможен и перечень обстоятельств для обвиняемых, при которых клетка допустима: факты попыток побега, нападения на сотрудников, тяжкие насильственные статьи.

Очень хорошо, что закон принимается не второпях, но будет ли это гарантией его продуманности? Не факт. Проблему вижу в другом. Законы не применяются. Уже писала, что любая возможность толкования немедленно будет использована против обвиняемых. Широта толкования законов она ещё оттуда, от большевиков: « Формулировать нужно как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения террора на деле…»

И в заключение: у нас в стране, на сегодняшний день нет структуры, которая могла бы хоть кого-то заставить исполнять законы. Судебная защита — практически не работает. Проверено. Прокуратура — с надзорными функциями совсем плохо. Проверено. Что ещё? Следственный комитет? Тоже не очень. Проверено. Куда обращаться, если законы не исполняются? Вот проблема. Но решений всегда больше, чем проблем. На сайте freeverhova.ru решений много. Простых и рабочих.

Берегите себя.

Поделитесь!
Новая газета

Новая газета

Потребность в вере обратно пропорциональна потребности в истине.

В Новой газете не так давно был большой материал о психоневрологических интернатах. Острый материал Натальи Черновой. 157 тыс. граждан медленно умирают там. Очень важная тема, но зацепило другое. Слова из вступления к статье: «Психоневрологические интернаты в стране всегда были традиционно закрыты для внешнего мира. Ровно так, как закрыты тюрьмы»

НО. Почти два года мир тюрьмы открыт для всех на страницах этого сайта.
Всего за решёткой у нас около 600 тыс. граждан. А в СИЗО — около 100 тыс. В нынешних условиях попасть в тюрьму может любой: вспомните московские события со скорыми арестами и приговорами, почитайте «Тюремные истории». И не надо надеяться, что закон или суд вас защитит. Вот обзор Правоохранительной системы. Да, сейчас состояние дел такое. Что делать — можно прочитать под тэгом Решения. Как изменить положение с сидельцами — в «Манифесте». Что происходит внутри — можно посмотреть по тэгам ФСИН и СИЗО. С чего можно начать — «Малыши за решёткой». О главном — «Четвёртая власть».
Почему же «Новая газета» упорно избегает этой информации? Много раз писала как на адрес редакции, так и отдельным обозревателям. Ни разу ни одного ответа, даже простого подтверждения о получении.

И варианта тут два основных:
1. Письма из СИЗО не отправляются. Но я написала и выйдя на свободу — тот же результат. Может, какая-то проблема с фильтром информации на входе в Газету?
2. «Новой газете» не разрешили трогать эту тему. Уже писала в «Тайной кнопке для журналистов» — почему так происходит.

Чтобы исключить первый вариант, прошу тех, у кого найдётся минутка для этого, всеми возможными способами донести этот пост до редакции и авторов «Новой газеты». До получения подтверждения о получении. Возможно, от разных людей информация дойдёт быстрее. Надо попробовать.
Хочется верить.

Поделитесь!
необходимо доставить в минюст

необходимо доставить в минюст

Анализ Правил для СИЗО бесполезен, если о нём никто не знает.
Поэтому и ПВР, и Аксиома были направлены по инстанциям: Минюст, Уполномоченный по правам человека, Комитет по государственному строительству и законодательству ГД, СПЧ при Президенте РФ, Совет Федерации, Администрация Президента, ОНФ и Новая газета — все получили документы с кратким сопроводительным посланием:

«Направляю Вам анализ Приказа Минюста №189 от 14.10.2005, выявляющий многочисленные нарушения Конституции и федерального законодательства этим документом.
Прошу внимательно отнестись к правам обвиняемых, содержащихся в СИЗО, учесть требования времени к соблюдению прав человека, принять меры к исправлению ситуации.
Гражданское правовое общество невозможно без уважения к правам человека. Правовой акт, допускающий унижение и лишение конституционных прав невиновных людей, должен быть переработан. В совокупности с ведомственными инструкциями ФСИН Приказ Минюста даёт возможность «законно» ломать людей в СИЗО, что приводит, в конечном итоге,к криминализации общества.
Дополнительная информация по теме — на сайте freeverhova.ru в статьях:
1. Обзор-1. Правоохранительная система и ФСИН. 18.04.19;
2. Обзор-2. Тюремные истории. 06.05.19;
3. Манифест. 21.09.18;
4. Четвёртая власть. 26.10.18.
Приложения: Аксиома, ПВР

Часто вижу вопросы: чем помочь, что тут можно сделать, получится, можно ли бороться с системой и т.д.
С системой бороться не надо. Надо делать её лучше, правильнее и человечнее. Маленькими постоянными усилиями. Такими, как направление документов с информацией и решениями. Мои отдельные документы могут и не заметить. А если это отправят ещё хотя бы десять человек — реакция пойдёт быстрее. Иногда не надо сидеть долго в поисках смысла и расчёта вероятности успеха. Надо просто делать. Записи с тэгом «делать» сделаны и для этого тоже. Чтобы каждый, кто хочет и чувствует в себе силы мог сделать маленький конкретный шаг — отправить обращения с информацией и решениями. И всё получится.
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!
бюрократы

бюрократы
Переписка с Администрацией Президента порой удивляет неожиданными результатами. Только представьте: пишете Вы Президенту. Ваши представления о Президенте позволяют Вам это делать по разным поводам. И вот приходит ответ: «Ваше обращение направлено в Генеральную прокуратуру. Какое обращение, про что, от какой даты – никакой информации. Да, а ещё Вы – в СИЗО, поэтому телефон исполнителя, указанный в ответе, Вас мало радует. Как отвечает Генеральная прокуратура – рассказывала тут: «Кого защищает прокуратура» – 20.05.19. Ответы из Генпрокуратуры приходят практически всегда одинаковые, вне зависимости от сути обращения: «Мы тут ни при чём». Что ж, это тоже – позиция.

Поскольку всё-таки хочется узнать – на какое-же обращение ответила Администрация Президента – пишется запрос: будьте добры, сообщите хоть что-нибудь, что позволит понять – на что Вы ответили.

И вот приходит ответ! Наслаждайтесь: «В части Вашей просьбы: «…сообщить данные моего обращения, на которое был дан ответ, чтобы можно было идентифицировать» сообщаем, что реализация подобных действий действующим законодательством не предусмотрена».
Даже не знаю – смешно, страшно или грустно.

Ответ №А26-02-89066891 от 02.08.19 за подписью Консультанта департамента рассмотрения жалоб и правовой работы А.Евстифеева.
Ну теперь-то я обязательно спрошу его – почему он так написал. :)) Поделюсь результатами.

Берегите себя.

Поделитесь!

отчаяние

Социальная изоляция меняет химическую структуру мозга и приводит к накоплению в нём особого вещества — нейропептидов.

Уже писала (см. пост “Недосмотр патриарха” от 25.04.19) на тему младенцев, растущих в заключении. Чуть дополнила, оформила в виде обращения и в начале апреля разослала всяким уполномоченным. Ответов пока нет, да и обращений необходимо больше, чтобы дело сдвинулось.

ОБРАЩЕНИЕ

Нахожусь в СИЗО второй год. С первых дней ареста веду блог на freeverhova.ru. Вижу правоохранительную систему изнутри. Страдают дети. И изменить ситуацию достаточно просто. Впрочем, обо всём по порядку.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал исключить аборты из системы обязательного медицинского страхования. А юридическая служба Патриарха предлагает зафиксировать законодательно права эмбрионов. По словам Патриарха – «уничтожение эмбриона, а тем более плода – это уничтожение человеческой личности». Напомнил Патриарх и про фашистскую Германию. Мне тоже есть, что вспомнить. Пишу об этом в своём блоге freeverhova.ru. И есть – что рассказать Патриарху. Как девчонкам, попавшим в СИЗО, приходится делать аборты (публикация «Необратимость» — 22.03.19).

И есть – что спросить у Патриарха: знает ли Патриарх о разрушенных семьях и многочисленных «сиротах», чьи матери находятся в СИЗО? Не преступницы, а просто арестованные. 9,5 тыс женщин в СИЗО России. Представляете – сколько женщин потеряли мать?! А ведь в СИЗО много многодетных матерей, которым избрали САМУЮ строгую меру пресечения. Так ли важно наказать женщину, даже совершившую преступление, если в итоге наказанными остаются дети? Дети!! Права эмбрионов – это фантастически важно, а что делать с правами детей?

В УК РФ есть статья, учитывающая эти права – ст.82 – отсрочка наказания до совершеннолетия детей. Очень редко применяется. А должна – в обязательном порядке. Вот поле для патриаршей юр. службы и не только для неё! Видел ли Патриарх детей в СИЗО и на зонах? А законодатели? Дети за решёткой. С рождения! Это не сталинские репрессии, это происходит прямо сейчас.

Когда увидела инициативу законодателей – разрешить детям быть в заключении с матерью не до трёх, а до четырёх лет, не могла поверить! Неужели обязательное применение ст.82 УК РФ – отложить наказание до совершеннолетия детей никому не приходит в голову? Неужели никто не знает, что продолжительность жизни и иммунитет закладываются в первые годы жизни?

Что видят дети в СИЗО? Решётки на окнах. Что слышат? Лязганье дверей. Еда из передачек. Прогулки два часа в день. Только подумайте: дети в СИЗО лишены полностью и абсолютно контакта с природой – с животными, цветами, вода – только в виде луж, небо – только кусочек над прогулочным двориком. За что? За преступление матери? Надо учиться прощать. Хотя бы ради детей. Надо давать шанс матерям. И дело даже не в национальных проектах и повышении рождаемости. Не будет женщина рожать, если не чувствует себя защищённой. Даже оступившуюся женщину необходимо защищать. И дети не должны лишаться матери, если есть хоть малейший шанс этого избежать.

А беременные в СИЗО? А роды в наручниках? (Публикация «Перегрызть пуповину» от 23.10.18). А маленькие узники колоний, никогда не видевшие ни леса, ни речки? Ради чего всё это? И ради чего разговоры о правах эмбрионов, если о существующих проблемах с детством за решёткой мало кто знает?

А это стихи из времён разгара сталинских репрессий:
Утром рано, на рассвете
Корпусной придет.
На поверку встанут дети,
Солнышко взойдет.
Проберётся лучик тонкий
По стене сырой,
К заключённому ребенку,
К крошке дорогой.
Но светлее все ж не станет
Мрачное жилье,
Кто вернёт тебе румянец,
Солнышко мое?
За решеткой, за замками
Дни словно года.
Плачут дети, даже мамы
Плачут иногда.
Но выращивают смену,
закалив сердца.
Ты, дитя, не верь в измену
Твоего отца.

А что за «преступления» нынче бывают, за которые женщины оказываются в СИЗО, можно прочитать на тэгу «тюремные истории».
Прошу подключиться к изменению ситуации. Необходимые действия прописаны в «Манифесте» от 21.09.18.

Первым шагом может быть закрепление в законе обязательного применения ст. 82 УК РФ для беременных женщин и женщин, имеющих детей – отсрочка исполнения наказания до совершеннолетия детей.

Пора менять систему репрессий на систему сбережения своего народа. Это наша страна.

Всего несколько слов в ст.82 УК РФ: «обязательна к применению беременным женщинам и женщинам, имеющим детей». И дети окажутся на свободе.
Прошу рассмотреть и дать ответ.

02.04.19.
Верхова Н.Д.
freeverhova.ru

Неизвестно, сколько обращений понадобится, но именно Ваше может стать решающим.
Для начала — надо направить это обращение всем, кто по вашему мнению способен менять жизнь к лучшему.

Защищая других, защищаем себя. Надо спасать детей.

Вот файл с Обращением для отправки:
ОБРАЩЕНИЕ

Поделитесь!

После Послания Президента Бастрыкин быстро среагировал: отчитался, что создана “горячая линия” для приёма сигналов о давлении на бизнес.

Чтобы сохранить цензурность повествования, сошлюсь на анекдот: “Носорог очень плохо видит. Но при его весе это уже не его проблемы”.

Возникают вопросы к главе Следственного комитета.
1. Почему Следственный комитет? На прокуратуре поставлен жирный крест как на органе, неспособном защищать закон?

2. Судя по отпискам, приходящим в ответ на жалобы, адресованные Следственному комитету, сроку и стилю ответов — образование и мировоззрение сотрудников Следственного комитета — соответствующее. Так откуда возьмутся добрые ангелы для защиты бизнеса на горячей линии? Кто там будет работать? Студенты-юристы? (по примеру Шарля де Голля, “перезагрузившего” судебную систему Франции). Откуда возьмётся смелость и знание законов?

3. Телефон — дело интимное. Позвонил — поговорил и что? Президент вообще-то дал другое поручение: создать открытую публичную платформу для защиты закона. В нынешней ситуации только публичность имеет шансы что-то решить. И именно об этом я пишу в конкретике (см. пост Четвёртая власть, 26.10.18). А Следственный комитет свёл опять к тихой ведомственной работе, больше похожей на сбор компромата на остальных.

4. У телефона есть и другие нюансы. Бизнес, на который надавили сегодня, уже в СИЗО, откуда не слишком-то позвонишь. Что делать? И почему о такой очевидной вещи Следственный комитет не подумал?

5. А почему, собственно, бизнес? Прочие давления правоохранительной и иных систем на законопослушных граждан не интересуют? (См. Обзор-1 от 18.04.19). Ведь такой подход неизбежно выродиться в откаыз работать по жалобам: “вы не бизнес”, как это произошло с предпринимателями в СИЗО: формально их арестовывать нельзя, но достаточно сказать: “Вы не предприниматель”, — и можно сажать.

Вопросов больше, но пока хватит и этих. Есть ещё замечательная фраза в газете: с авторами самых красноречивых звонков глава Следственного комитета Александр Бастрыкин пообещал встретиться лично.

Я готова. На моём сайте (freeverhova.ru) — бездна красноречивой информации про все ветви правоохранительной системы. Есть обзор материалов, позволяющий понять сразу многое (Обзор-1 от 18.04.19).

Прошу отправить этот пост Александру Бастрыкину всеми возможными путями. И во множестве экземпляров, чтобы вернее дошло. Пусть почитает. Жду его в СИЗО. Нам есть — о чём поговорить.

Поделитесь!
Ходатайство против клетки на суде

Баклажаны фиолетовые.
Огурцы зелёные.
Не стоит отчаиваться.
Японское стихотворение.

Заседание суда с участием обвиняемого, находящегося в СИЗО, проходит так: обвиняемого приводят в зал суда в наручниках, помещают в железную клетку с узкими прорезями, чтобы звук проходил. Через эти прорези идёт и общение с адвокатом, и выступление обвиняемых в процессе. Во время заседания адвокаты располагаются за столом, отдельно от обвиняемых, и общение между ними невозможно.

Заседания могут идти часами и содержать очень много важных процессуальных событий. И мало кто рискует навлекать на себя неудовольствие судьи, постоянно прерывая заседание для возможности совещания с адвокатом по ходу процесса.

Клетки — достаточно новое изобретение издевательства над человеком. Ещё не так давно в судах не было никаких клеток. И конвойная служба справлялась со всеми обязанностями. А сейчас арестованный человек практически обречён на приговор в соответствии с позицией следователя. Клетка облегчает задачу обвинения. Становится проще всем, кроме обвиняемого. Ведь человека в клетке проще воспринимать как преступника. Свидетель обвинения уверенно дают свои показания, свидетели защиты начинают сомневаться. Даже судья — тоже человек — не может сопротивляться воздействию картинки «человека в клетке». Потому что нормальному человеку непереносимо видеть невиновного в клетке. И психика услужливо подсказывает: «Он преступник, не переживай.»

Тема обсуждения клеток в российских судах — не нова. Одно время даже В. Матвиенко вмешалась в эту проблему. Пока ничего не изменилось. Что ж, на политиков надейся, а сам не плошай. 🙂 Возможно, на уровне здравого смысла все понимают абсурдность клеток в cудах, но даже не подозревают, какое количество законов нарушается при этом.

Написала ходатайство, где указала почти всё. Теперь на каждом заседании суда буду добиваться соблюдения закона. Многие обвиняемые присоединяются к этому движению. Вместе получится быстрее. Скоро в каждой камере нашего, и не только нашего, СИЗО, будет образец этого ходатайства. Справимся и с клетками. Распространение информации — это тоже борьба за справедливость.

Присоединяйтесь! 🙂

Ссылки по теме

Образец ходатайства против клетки на суде.

Поделитесь!
ФСИН-письмо

Полтора года скоро моему репортажу из СИЗО. Знаю, что читают не только близкие и друзья, но и многие другие. Очень интересны взгляды со стороны на описываемые моменты: мнения сотрудников ФСИН, правоохранителей, бывших заключённых :)), родственников тех, кто столкнулся с этой машиной и… всех-всех-всех. Присылайте сюда, дополним реальность подсветкой многих взглядов.


Осторожно! Форма заговорена: если напишете гадость — она обязательно обернётся против Вас и Ваших близких.

ФСИН-письмо

Поделитесь!
Лицо пожилой больной женщины

«Пытка без воплей — неудавшаяся пытка».
В. Суворов «Контроль».

В естественном стремлении защитить себя, своё здоровье и жизнь, заключённые из СИЗО пишут в разные инстанции — жалуются, пытаются добиться справедливости, просят помощи.

Пожилым людям бывает очень трудно в СИЗО — проблемы со здоровьем, аскетичный быт, ограничения по лекарствам и врачам, недостатки необходимого по состоянию здоровья питания и т.д.

Ответы из разных инстанций, в большинстве своём, достаточно циничны и редко бывают по существу. А вот пример — выдержка из ответа «Комитета против пыток» (да, есть такая организация) на просьбу о защите от пожилой женщины, давно сидящей в СИЗО. Женщина жаловалась, что с её набором заболеваний — содержание в СИЗО — пытка.

А вот выдержка из ответа: не сообщает о неоказании медицинской помощи. Ввиду ограниченности ресурсов «Комитет против пыток» проводит общественное расследование и оказывает юридическую помощь только в случаях применения незаконного физического насилия. Условия содержания в СИЗО по квалификации ЕСПЧ [Европейского суда по правам человека] могут подпадать лишь под бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение. Проверку прекратить. Общественное расследование не начинать.

Такие дела. Не бьют и ладно. Лишь бесчеловечное и унижающее обращение. 🙂
Так и живём.

Берегите себя.
Лицо пожилой больной женщины

Поделитесь!

Павел Владимирович Крашенинников уникален по многим аспектам. Умные люди — всегда золотинки в массе юристов. А депутаты со здравым смыслом всегда радуют. А ещё он работал министром юстиции и ректором Российской школы частного права. Впечатляет. Поэтому моё желание написать ему письмо вполне логично. Теперь дело, как всегда, за доставкой адресату. Все публикуемые письма, конечно, я официалльно отправляла из СИЗО, но буду признательна за альтернативные способы донесения информации да адресата.

Письмо П.В. Крашенинникову

Поделитесь!

В продолжение темы Тюремного питания.

Много внимания уделяет пресса прожиточному миниму и тратам населения на продукты. За озвученную сумму 3500 руб. в месяц, как достаточную, одного министра уволили, а попробовавший уложиться в эту сумму депутат Николай Бондаренко зафиксировал ухудшение работоспособности и самочувствия.

На питание заключённых выделяется 72 руб. в день (цифра из газет). Это 2160 руб. в месяц. В августе «Российская газета» высказалась, что питание в СИЗО очень даже неплохое. Мне тут из СИЗО это показалось более чем подозрительным. Написала три письма: в Российскую газету, в правительство — именно постановлением правительства регламентируется питание в СИЗО — и в Институт питания.

Не прошло и трёх месяцев, как мне ответили все, кроме Российской газеты. Письмо в Правительство было адресовано в минюст, оттуда пришёл очень даже содержательный ответ. Смысл — питание согласовано со специалистами.

А вот ответ из «ФИЦ питания и биотехнологии» гораздо более интересен. Оказывается, каши да картошка вполне удовлетворяют все потребности человеческие. А нехватка витаминов и минералов компенсируется наличием в меню киселя витаминизированного. Вуаля! И чего политики копья ломают в раздумьях — как народ прокормить? Киселя всем! И не надо ни свежих овощей, ни фруктов.

Анекдот вспомнился:
— Специалисты утверждают, что зарплата населения растёт.
— А население говорит, что нет.
— Но ведь они же не специалисты.

Можно возразить, что заключённые в СИЗО ничего не делают, энергию не расходуют и особо в питании не нуждаются, но это было бы неправильно: у оказавшихся в СИЗО — огромный расход нервной энергии при попадании под беспредел правоохранителей и огромная потребность держать себя в хорошей физической форме, чтобы иметь возможность защищаться.

Самым правильным было бы исключить досудебные аресты и в разы сократить население в СИЗО. Писала об этом в Манифесте.

А пока… Продолжаем работу с тем, что есть. Институт питания не ответил на вопросы в моём письме и прикрылся киселём. Всё равно спасибо, а то я бы никогда не догадалась про критическую важность киселя в нашей жизни.

Буду разбираться дальше.

Берегите себя. Кушайте хорошо.

Продолжение этой истории в заметке Питание-2

Поделитесь!

Получила ответ на своё обращение в Конституционный суд. Ответ вежливый, но немного удивил. То есть, я должна показать, что в суде обсуждалось нарушение закона по этому аспекту. Ладно. Я не юрист, но упорная. Запросила в суде необходимые документы с нужными отметками. Получу и буду опять направлять жалобу в Конституционный суд.

А теперь немного хороших новостей. Всё больше людей присоединяется к решению этой проблемы.

И вот уже появился документ (http://freeverhova.ru/docs/no-women-sizo), который заполняют арестованные женщины и отправляют куда следует.

Всё получится.
Берегите себя.

Поделитесь!

В Конституционный суд РФ
от обвиняемой Верховой Н.Д., 06.12.1969,
содержащейся в ФКУ СИЗО-6 г. Москвы

Жалоба о неконституционности ст.108 УПК РФ

Суд Невского района Санкт-Петербурга своим постановлением от 03.11.17 избрал для меня меру пресечения в виде заключения под стражу, руководствуясь статьями 97, 99, 100, 108 УПК РФ.

Мера пресечения, избранная для меня судом, осуществляется содержанием меня в СИЗО. Между тем, содержание в СИЗО по сути и по форме является содержанием строгого режима, а значит, не может избираться для лиц, подозреваемых и обвиняемых в преступлениях, максимальное наказание за которые предусматривает общий режим содержания. Для женщин, согласно ст. 58 УК РФ, исключен строгий режим содержания.

На сегодняшний день подозреваемые и обвиняемые в преступлениях содержаться в условиях более строгого режима, чем осуждённые за аналогичные преступления. Я являюсь обвиняемой по ст. 159 4.4 УК РФ. Не касаюсь обоснованности обвинения в мой адрес и работы следствия, судов и прокуратуры в данном случае. Все подробности на сайте freeverhova.ru

Согласно ст.55 п.3 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ст. 108 УПК РФ — содержание женщин в СИЗО в условиях строгого режима — конфликтует с нормами ст.58 УК РФ. Несмотря на то, что срок содержания в СИЗО учитывается при назначении наказания с соответствующими коэффициентами, мера процессуального обеспечения не может быть строже, чем грозящее наказание, об этом говорит конституционны принцип презумпции невиновности (ст.49 п.3.п.3 Конституции РФ), а также ст.2 Конституции РФ, провозглашающая права и свободы человека высшей ценностью. Ст. 108 УПК РФ в существующей редакции противоречит ст. 18 Конституции РФ, поскольку не защищает права и свободы человека и гражданина. Также, находясь в СИЗО, я не имею возможности заботиться о своем нетрудоспособном отце. (п.3. ст.38 Конституции РФ).

На суд возлагается обязанность оценить достаточность имеющихся в деле материалов, подтверждающих законность и обоснованность меры пресечения, наличие основания и условий для избрания, а также соразмерность налагаемых ограничений тому наказанию, которое может быть назначено по приговору. Суд не может игнорировать дела и обстоятельства, которые повлияют на окончательное наказание. Заключение под стражу женщин, а также иных лиц при отсутствии доказательств физической опасности для общества и доказанных возможностей помешать следствию нарушает целый ряд положений Конституции РФ. В частности, ст. 21 п.2, ст.38 п.3, ст.49 п.2 п.3. Решением о применении конкретной меры пресечения не предопределяется вывод по основному вопросу уголовного дела — о виновности подсудимого и о его наказании. Тем не менее практика показывает, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, вероятность оправдательного приговора практически исключается.

На основании вышеизложенного ПРОШУ:

Признать ст.108 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в случае применения меры пресечения в виде заключения под стражу для женщин, а также тех подозреваемы и обвиняемых, чья статья обвинения не предусматривает наказания в виде лишения свободы с отбыванием наказания в условиях строгого режима.

Я понимаю, какие серьезные последствия может вызвать Ваше решение, понимаю и весь груз ответственности за это. Но решение по этому вопросу — это одна из тех развилок, что определят дальнейшее развитие страны. Будем ли мы дальше идти путём понятий, беспредела и коррупции или сможем сделать пусть небольшой, но важный шаг к гуманизации правосудия и защите своих граждан.

Бесконечные и необоснованные аресты можно исключить простым соблюдением Конституции РФ.

Приложения:
1. Постановление суда
2. Ст. 108 УПК РФ
3. Заявление о пошлине.

11.09.19
Верхова Н.Д.

Поделитесь!

Председателю Совета Федерации
Федерального Собрания РФ
Матвиенко В.И. от Верховой Наталии Дмитриевны,
содержащейся в ФКУ СИЗО-6 Москвы

Добрый день, Валентина Ивановна!

Краткое содержание письма:

1. Уважение к позиции.
2. Беззащитность невиновного человека в СИЗО.
а) Последствия ареста
б) Несовершенство законов, регулирующих содержание в СИЗО.
3. Системные дефекты и решения
а) криминализация общества
б) система показателей
в) система наказаний.

4. Шаги по изменению ситуации
а) информационный ресурс
б) работа с органами
в) объединение усилий.
5. Выводы.
_______________

1.
Восхищает Ваше стремление к справедливости и чуткость к людям. Ваша инициатива по уничтожению клеток в судах замечательна. Но на сегодлняшний день это не самое страшное. Нахожусь в СИЗО десятый месяц (стандартная для бизнеса статья 159 УК РФ). В силу своего положения имею возможность анализировать систему изнутри. А в силу образования и опыта способна предлагать решения.

2а.
Главная беда человека, попавшего в поле зрения правоохранительной системы — это беззащитнсть. Право на защиту существует пока, к сожалению, только на словах. Попав в СИЗО, человек теряет всё: работу, доходы, семью, дети остаются без родителей, домашние животные погибают. Все гражданские иски априори проиграны (да и Арбитражный кодекс не считает нахождение в СИЗО уважительной причиной неявки в суд). По кредитам банки начинают опись имущества. Из учебных заведений отчисляют. Более того, на арестованных директоров заводят уголовные дела по невыплате зарплаты уже за период нахождения в СИЗО, несмотря на невозможность что-либо делать из СИЗО. И это речь не о преступниках — речь о людях, которые по закону ещё невиновны. Но уже теряют практически всё.

2б.
Люди, попавшие в СИЗО, выпадют из под защиты Конституции. Они теряют главное: право на защиту и право на невиновность. Жизнь обвиняемых за решёткой регламентируется приказом Минюста №189 от 14.10.05. С точки зрения нормального человека — он абсурден. Цели содержания под стражей прописаны в УПК РФ. И они никак не зависят от количества носков, трусов, возможности рисовать, читать, поддерживать своё физическое и умственное здоровье. Нельзя ничего, что даёт возможность человеку защищать себя и сохранять человеческий облик. Запрещено получать законы, запрещены книги в посылках и передачах, запрещено даже получать на руки ответы органов — их только показывают. О какой состязательности процесса можно говорить, если на стороне обвинения все технические возможности для работы, вся информация, все документы и законодательная база, а у заключенного в СИЗО — лишь ручка, да бумага.

Нормы питания определяются Постановление правительства. Основа питания — каши. Никаких свежих овощей, тем более фруктов. Любой институт питания даст заключение о губительности такого рациона для здоровья. А ведь люди редко проводят в СИЗО меньше года. Невиновные люди. До вступления приговора в силу — человек невиновен. А после вступления приговора в силу он уже едет из СИЗО по месту отбывания наказания.

И главный абсурд: прав, свобод и материального обеспечения у преступников гораздо больше, чем у обвиняемых. Обо всём этом я пишу в блоге freeverhova.ru под тэгами ФСИН, правоохранительная система.

Ещё в 2015 г. Президент в своём Послании привёл цифру: 83% предпринимателей, ставших фигурантами уголовного дела, потеряли свой бизнес. Ситуация не изменилась к лучшему. Люди, попавшие в СИЗО, теряют всё. Пока таковы законы, которые делают вмешательство недобросовестных правоохранителей фатальным для жизни любого человека.

3а.
Правоохранительная система на сегодняшний день, как ни абсурдно это зввучит, занимается криминализацией общества. Лёгкость арестов, отсутствие «заднего хода» системы, практическое отсутствие оправдательных приговоров обрекает арестованного человека на неизбежность признания его преступником. Посмотрите количество досудебных соглашений и процент признательных показаний. Практически всё это — следствие арестов и содержания в СИЗО. Непризнание вины рассматривается не как вероятность невиновности, а как упорство во грехе. Через полгода-год содержания в СИЗО люди теряют социализацию, становятся весьма нелояльными к законам и к правоохранительной системе в целом. Статистика по рецидивам преступлений подтвердит мои слова. Не хотелось бы, чтобы этот процесс зашёл слишком далеко.

3б.
Одним из основных источников болезни системы является система показателей, по которым работает правоохранительная система. За раскрытие преступления платятся премии, даются звания и прочее. Но число преступлений никогда не было достоверным показателем. Что поощряем, то и получаем. Не секрет, что существуют, например, разнарядки на задержания с наркотиками. Вот и получаем абсолютно посторонних людей по наркотическим статьям в СИЗО.

Решение есть. Оно очень простое и технически доступное. Все исходники уже сложились. Практически в каждой гос. службе есть система приёма заявлений с занесением в базу. Конечно, каждой службе оставляем доступ к своему разделу. Получаем очень объективный показатель благополучия территории: число заявлений на одного жителя. Люди, у которых всё хорошо, не жалуются. И отписки органов будут только ухудшать показатели, поскольку рождать новые заявления. А ещё мы получим конкретный массив данных, с которым можно работать и анализировать — где, что и как надо делать.

Только правильная диагностика может дать возможность принятия решения. Нынешняя система показателей ничего не показывает, но переодически взрывается скандалами, когда беспредел вырывается наружу.

Изменив систему показателей практически при отсутствии затрат на это, мы очень быстро получим результаты. Очень быстро. И результаты, которые увидит каждый.

3в.
Существующая система наказаний выстроена на основе мщения. И при этом сильно зависит от факторов, к закону отношения не имеющих: отношений со следствием, с судьями, квалификации адвоката, общественного резонанса, политической ситуации и т.д. В результате мы получаем, по сути, лотерею приговоров, когда порой за убийство дают меньше, чем за кражи. Про ст.159 УК РФ, позволяющую с легкостью разрушить любой бизнес, разговор отдельный. Лучшее, что можно сделать — отменить её вообще. Но это — отдельная тема.

Система наказаний исполняет поставленную цель: наказать. И выходят из мест лишения свободы озлобленные, ни во что не верящие люди с оборванными социальными связями и не способные жить в обществе.

Но государство должно быть не озлобленным мстителем, а разумной структурой, формирующей своё будущее. А значит, цель «наказания» должна быть другой: выпустить в общество полноценного его члена. А при такой цели очевидно, что и система наказаний должна быть другой: обучающей и социализирующей.

Абсолютное большинство осуждённых по «наркотическим» статьям и понятия не имеют о профориентации, не знают — кем им хочется быть и чем заниматься. Понимаете?
И так же, как нельзя впервые судимого отправлять в колонию, так и нельзя людей прямо из колонии выпускать на волю. Необходимо создавать буферные зоны в обязательном порядке: исправительные работы, исправительные центры, поселения. Человек должен социализироваться до выхода на свободу.

У нас умер институт взятия на поруки коллективом, но он вполне может быть возрождён, как один из самых эффективных инструментов перевоспитания. Нельзя каждый синяк лечить ампутацией. И нужна политическая воля, чтобы изменить ситуацию.

4а.
С момента ареста я пишу ежедневно. Информация, анализ и решения публикуются у меня на сайте freeverhova.ru.

Информация дублируется в социальных сетях, и можно заметить закономерность: кто не сталкивался в жизни с подобным — просто не могут поверить, что такое может быть. Кто сталкивался — подтверждает и поддерживает. И огромное количество людей видят, что всё правда, что уровень беспредела зашкаливает, что законодатели, похоже, просто не в курсе истинного положения дел.

Мой сайт даёт актуальную информацию из первых рук. Да, я понимаю — чем рискую, предлагая Вам воспользоваться этой информацией. Но для мения очень важно — что и как будет дальше в нашей стране. И я готова действовать, несмотря на текущее положение. Заходите на сайт — более достоверной информации из СИЗО пока нет.

4б.
Находясь в СИЗО, я, конечно, пишу разные жалобы в разные органы, обращая их внимание на различные нарушения закона. И, соответственно, имею большую коллекцию отписок. Это богатая иллюстрация системы показателей и круговой поруки. Изменение системы показателей решает и эту проблему. Институт уполномоченных сейчас работает с перегрузом, поскольку уполномоченные по правам вынуждены точечно помогать людям, что не оцень эффективно.

4в.
Предлагаю объединиить усилия гос. органов, уполномоченных по правам, прессы, различных фондов и правозащитных организаций в системном изменении ситуации. Не обязательно попадать за решётку, чтобы понять — что делать. Можно воспользоваться нефильтрованной информацией оттуда. Мой сайт — один из достоверных источников, есть и другие источники. На прокуратуру пока надежды нет. Вот и пишут люди из-за решётки, куда только могут. Стоит только сказать: «О нарушении закона за решёткой пишите сюда», — и Вы будете завалены почтой из СИЗО и зон. А с этой информацией можно работать предметно. Для начала — информации в моем блоге более, чем достаточно.

5. Выводы

5.1.
Правоохранительная система нуждается в доработке. Система показателей должна реально отражать благополучие населения. Необходимо разорвать связку: следствие-прокуратура-суд, которые не противоречат друг другу даже в случаях явного нарушения законов. Судебная реформа не решит этой проблемы, хотя, безусловно, усложнит коррупционные схемы.

5.2
Без изменения системы показателей, без обладания объективной информацией, все действия не достигают цели, не сфокусированы. Решение проблем системы лежит вне её. Число жалоб, отнесённое к количеству населения на территории — объективный показатель, который нельзя сфальсифицировать и замолчать. Онлайн-технологии работы с жалобами гарантируют это. Нельзя лечить без диагноза. Но правильно поставленный диагноз — уже половина успеха.

5.3.
Необходимо изменить гулаговский принцип отношения к людям за решёткой. Необходимо привести правила для обвиняемых в соответствие с Конституцией, изменить концлагерные нормы питания, запретить аресты по статьям, не связанным с насилием и гос. изменой.

5.4.
Дорогу осилит идущий. Мой Манифест опубликован у меня на сайте. Впереди большая работа. Надеюсь на Ваше неравнодушие и желание изменить жизнь в стране к лучшему. Готова участвовать в любой форме. Буду благодарна за ответ.

Да, и заходите в гости — СИЗО-6 в Москве.

P.S.
Это письмо пойдёт к Вам многими путями. Рано или поздно попадёт к Вам в руки. Надеюсь, что быстрее всего сработает официальный канал Вашего ведомства.

С уважением,
Верхова Н.Д.
14.08.2018

Письмо Валентине Матвиенко из СИЗО-6 (.PDF)

Поделитесь!

В Генеральную прокуратуру
от Верховой Н.Д.,
Содержащейся в ФКУ СИЗО-6
УФСИН России по Москве

Заявление

Находясь в ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по СПб и ЛО, я столкнулась с фактами ненадлежащего оказания медицинской помощи. Я обратилась в Прокуратуру Калининского района СПб, получила ответ ФКУЗ МСЧ-78 ФСИН России, что медицинская помощь мне оказывалась в полном объёме, что не соответствовало действительности.

Я обратилась в Прокуратуру СПб по тому же вопросу. Указала, что 15.01.18 я обратилась с острой болью в плече в медсанчасть ФКУ СИЗО-5 СПб. Более месяца мне не оказывалась медпомощь, не было ни единого осмотра врачом, не принимали лекарства от родственников. Только 19.02.18 лекарства от родственников приняли и мне начали делать уколы.

В ответе МСЧ-78 на запрос Прокуратуры СПб (исх.№05-65/ТО/75/6287 от 27.03.18 содержалась информация о всех приёмах врачей в период нахождения в СИЗО-5 СПб, что подтвердило мои слова об отсутствии в указанный период врачебного приёма, диагностики и лечения. Но несмотря на это проверка Прокуратурой причин неоказания мед. помощи проведена не была, виновные не привлечены к ответственности.

14.05.18 я направила из СИЗО-6 Москвы заявление в Прокуратуру СПб (исх. №В-115 от 15.05.18) с указанием о ненадлежащих мерах прокурорского реагирования. Ответа я не получила.

Между тем неоказание вовремя медицинской помощи послужило ухудшению физического состояния, ограничению владения левой рукой, хроническим болям в плече.

Прошу провести проверку и призвать виновных к ответу. О принятых мерах прошу известить меня в СИЗО-6 и моего адвоката Белкина А.В. по адресу СПб, ул. Гагаринская, 6А,Адвокатская палата СПб.

05.08.2018
Верхова Н.Д.

Поделитесь!

УФСИН России по г.Москва
от Верховой Н.Д.

Заявление

Прошу сообщить — на каком основании при посещении СИЗО г.Москва у адвокатов требуют разрешение следователя на посещение.

Это прямо противоречит нормам Федерального закона. В ФЗ-103 ст.18 сказано: «Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается

Прошу подтвердить действия по восстановлению законности и меры по исправлению ситуации с посещением адвокатами СИЗО г. Москва.

В других городах таких «изобретений» нет.

Верхова Н.Д.
04.09.2018

Поделитесь!