запрет

Для тех, кто быстро думает, достаточно одной цитаты:

«Я был честным человеком. Мне достаточно было сесть в тюрьму, чтоб я стал преступником.» Побег из Шоушенка.

После известия о преступлении люди часто требуют сурового наказания. Никто не требует справедливости, полагая обвинение в преступлении уже достаточным основанием для сурового наказания. Таковы понятия о справедливости в 2019 г. В основе этого мировоззрения лежит недоверие к органам. Нет надежды на справедливое расследование и правосудие. Нет публикаций об оправдании тех, кого называли преступниками. Таких оправданий мало. Исключения известны — 0,2% приговоров.

В тюрьме должен сидеть:
— Рецидивист, поскольку повторное нарушение закона редко бывает случайным.
— Человек, физически опасный для общества. Оставлять на свободе тех, кто физически нападает на людей — подвергать опасности граждан.
— В случае шпионажа — человек, обладающий информацией.

Всё. Все остальные могут нести наказание, оставаясь на свободе. Места лишения свободы поощряют самые низменные качества как у преступников, так и у общества. Заключение в СИЗО и пребывание в колонии либо делает из человека преступника, если он к этому склонен, либо вычеркивает его из общества, если он не склонен к преступлениям. И то, и другое приводит к рецидивам. Каждое наказание в виде лишения свободы ухудшает ситуацию с преступностью.

Процитирую европейский юристов:

«Теория «кризиса наказания» признает пенитенциарную систему формой социального вируса, распространение которого приводит к тяжелому заболеванию общества».

Решения по кардинальному снижению преступности в обществе сформулированы в Манифесте.

Но кому оно надо — снижение преступности? Вопрос не такой риторический, как может показаться. Пока посадки являются критерием эффективности правоохранительной системы, преступность никуда не денется. Преступники дают работу правоохранительным органам и ФСИН, кормят их своим существованием. Это я даже не касаюсь чёрных доходов в этой сфере. Изменить статистику работы уже можно. Развитие интернет технологий, порталов Госуслуг и сети МФЦ дают возможность реализовать это. Система, построенная на обратной связи от населения, даст другие ориентиры работы. Как это может быть устроено — описано тут: «Четвёртая власть».

Мы все когда-то выучили: «Вор должен сидеть в тюрьме». Но произошла подмена понятий — вместо неотвратимости наказания это стало значить — причинение страдания. Воровство — одно из преступлений, по которому меньше всего подтасовок. Уже сравнивала принципы расследования воровства и мошенничества тут — «Формула тюрьмы». Сидение вора в тюрьме не защищает ни потерпевшего, ни общество. Но подвергает опасности рецидива со стороны вора, который в колонии обрастает новыми знаниями и связями. Месть непродуктивна. Вор должен приносить пользу и обществу, и тому, кого он ограбил. Пользу, а не удовлетворение от чужих страданий.

Вопрос системы наказаний сейчас не в правовом поле, а в политическом. Но к чему это приводит — мы уже проходили. Надо ли опять идти туда же?

«Удобное мировоззрение рождает и удобный юридический термин: социальная профилактика. Он введен, он принят, он сразу всем понятен. (Один из начальников Беломорстроя Лазарь Коган так и будет скоро говорить: «Я верю, что лично вы ни в чём не виноваты. Но, образованный человек, вы же должны понимать, что проводилась широкая социальная профилактика!») В самом деле, ненадёжных попутчиков, всю эту интеллигентскую шать и гниль – когда же сажать, если не в канун войны за мировую революцию? Когда большая война начнётся – уже будет поздно».
Солженицын А.Н. «Архипелаг Гулаг»

Берегите себя.

Поделитесь!

отчаяние

Мои друзья сидят в тюрьме. Несколько лет назад это было трудно представить. Как и большинство обывателей, я считала, что в тюрьме сидят преступники. А с преступниками у меня не может быть ничего общего. Где я, и где тюрьма. Всё изменилось. Теперь я знаю гораздо больше. И очень многие узнали гораздо больше.

Е. Гришковец снял потрясающий клип об этом знании.

И комментарий.
Евгений Гришковец:

Сейчас в России снова проявляется огромное сочувствие к тем, кто осужден и сидит в тюрьмах, или тем, кто находится под следствием. Речь идет не о воришках-карманниках, не о мелких жуликах или каких-то наркодилерах. Я говорю о совершенно других людях. Сейчас в тюрьмах находится огромное количество честных людей с безупречной биографией. Это те, кто необходимы обществу как в профессиональном, так и в человеческом смысле. Но они сейчас сидят по тюрьмам, по колониям или по СИЗО. Это люди, которые занимали серьезные должности в госкорпорациях. Или это мэры каких-то городов. Или это крупные бизнесмены. В этом смысле в стране по сути дела происходят репрессии. Это явление, на мой взгляд, последних трех лет нашей новейшей истории. Хотя ясно, что просто есть некие силы, — лично для меня они никем не персонифицированы — которые при желании могут забрать себе любую должность, убрав с нее через арест любого человека. Они могут отжать любой бизнес. А могут, если им нравится место мэра в каком-то городе или кресло министра в каком-нибудь министерстве, через арест, через обвинение во взятке убрать человека, поставить на это место своего. Я уж даже не говорю про историю Кирилла Серебренникова или тех людей, которые сейчас получают очень жестокие наказания за участие в митингах.

Пожалуй, это мое первое художественное высказывание на такую тему, мой первый социальный месседж. До этого момента я старался говорить о таких вопросах как публицист, но никогда — как художник.

Друг в тюрьме — это не собирательный образ. Я пишу сообщение как минимум восьми близким мне людям. Я не хочу называть их имена. Вернее, я хотел бы назвать их имена, но они сами просят этого не делать, чтобы не привлекать к себе внимания. Потому что вся эта сфера очень чувствительная, и любые публичные высказывания в этом плане могут ухудшить их положение. Поэтому для красного словца не нужно этого делать.

У меня нет никаких сомнений в том, что мои друзья безупречно честные люди. Могу сказать в общих чертах, что им предъявляют. Например, человек, который работал в огромной государственной корпорации, имел высокую должность, при том, что он занимал ее всего три месяца — ему была инкриминирована взятка в 20 тысяч рублей. Или ректор университета, который я не буду называть — превышение полномочий. Очень размытые обвинения, где и что это такое. А эти силы действуют очень жестоко, открыто и публично. То есть арестовывают при людях, при студентах, при коллегах и подчиненных. Часто это делается на камеру, с моментальным выходом в СМИ. А если человека потом оправдывают или его просто освобождают в зале суда за отсутствием состава преступления, об этом в СМИ никогда не говорится. И репутация этого человека чудовищно страдает. Я уж не говорю про то, что испытывают семьи этих людей. Я общаюсь с женами и родителями своих друзей. Это разрушенные люди. Это чудовищно.

В Родине я не сомневаюсь. Родина переживала и не такое. Точнее я не сомневаюсь в моей любви к Родине. А в том, что творит наше государство у меня никаких нет сомнений.

Для клипа на песню было придумано много сценариев, иллюстративных по отношению к тексту. Но мне хотелось не фактической иллюстрации, а метафорической. Моя идея состояла в том, что в клипе нет людей, а есть только картины нашей страны. Довольно типичные, никакой экзотики. Там есть и Байкал, и Южный Урал, и леса, и степи, и какой-то южный пейзаж. Только прекрасные виды Родины, а жизни вокруг никакой. Вот самый простой смысл этого видео — красота неописуемая, а жить невозможно. Лесоповал в самом конце — это единственная метафора, которая чаще всего ассоциируется с местами заключения. Вырубленный лес — это как вырубленные жизни и судьбы.

Берегите себя.

Поделитесь!

разрушения

Любая размеренная законопослушная жизнь любого может быть прервана и разрушена в любой момент. Однако, пока большинство питается иллюзией, что в тюрьме сидят преступники и что тюрьма охраняет общество от преступников. Про то, что тюрьма угрожает обществу своим существованием, генеря преступные кадры, уже написано много.

Не всегда очевидна связь между помещением в СИЗО и возможностью защищаться.

Перечислю основные факторы, лишающие человека права на защиту при попадании в СИЗО:

1. Стресс при изоляции от общества, смены окружения, отсутствия цивилизации, обострение болезней при отсутствии медицинской помощи.

2. Отсутствие в СИЗО компьютера, ксерокса, доступа к тексту законов.

3. Недостаточное освещение, проблемы с очками — чисто физическая невозможность работать с необходимыми документами.

4. Трудности с доступом в СИЗО адвокатов.

5. Цензура общения с адвокатами в СИЗО — фильтрация передаваемых документов и текстов законов.

6. Изымание на обысках необходимых для защиты бумаг и документов.

7. Клетки в судах, препятствующие общению с адвокатами.

8. Цензура конвоя по документам защиты в суде.

9. Пыточные поездки в автозаках.

10. Отсутствие возможности содержать себя.

11. Исключение возможности участия в гражданских процессах и, как следствие, предопределённый проигрыш всех гражданских и арбитражных дел.

Снова и снова буду возвращаться к действиям, прописанным в Манифесте.

Берегите себя.

Поделитесь!

выбор тюрьмы

Возьмите 100 шариков. Разных по форме и весу. Попробуйте жонглировать. Вот примерно так же успешно идёт процесс совершенствования системы ФСИН. Что удивительно: никто не рассматривает варианты уменьшения количества шариков. Варианты всегда другие: выровнять шарики по весу, заказать обработку и довести до единой формы, купить шарики с управлением — чтобы в воздухе зависали,перекрасить в разные цвета и наоборот — выбрать нужный цвет для всех, оплатить длительное и дорогостоящее обучение по обращению с шариками и т.д. и т.п.

Слишком много народу сидит в СИЗО, слишком много. И работать надо в направлении снижения числа сидельцев. Хватит пополнять криминальный мир, хватит ломать судьбы случайных людей, хватит криминальной рулетки и дальнейшей деградации органов. СИЗО могут остаться ТОЛЬКО для тех, кто ФИЗИЧЕСКИ опасен для окружающих и тех, кого задержали в результате розыска. Всё. Всем остальным там нечего делать, кроме как кормить преступный мир. Возможно, это неочевидно для непосвящённых, но удивляет — как люди, посидевшие в СИЗО и сейчас занимающиеся правозащитой, не понимают этого? Как могут предлагать варианты создания коммерческих СИЗО? Почему как данность воспринимается необходимость сажать всех подряд?

Снижение числа заключённых позволит решить абсолютное большинство проблем ФСИН. Ну представьте, что шарика осталось только два. 🙂 Сразу станет всё решаемо: и безграмотность кадров, и несоблюдение норм содержания, и контроль.

И вот ключевое: никто не хочет, чтобы контроль стал прост. Никто в этом не заинтересован. Правоохранительная система вообще и ФСИН в частности — это огромная финансовая империя, которой банально нужен корм. Кто будет кормом — решается не Вами. Каждый может попасть под мясорубку. И увидеть всё изнутри. И понять, что простые и понятные решения есть.

И по арестам.
И по амнистии.
И по правосудию.
И по пошаговому изменению ситуации
И по волшебной палочке, которая никого не обидит.

Нужен набор системных решений. А не игра с шариками ради денег и пиара.

А СИЗО…. не все люди там — звери. И есть хорошие сотрудники. И есть люди, меняющие систему к лучшему. Но… слишком много тюрьмы стало в обществе. Да, эта ситуация ненадолго. Но нет гарантий, что не зацепит именно Вас. Проще на свободе менять жизнь тюрьмы. И это надо делать.

Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!

Общество — объединение людей по определённым правилам. И всегда будут те, кто нарушает эти правила. И в каждом обществе своя система наказаний. Так или иначе любое наказание связано с лишением прав человека в обществе. Свобода сама по себе и так ограничивается правилами общества, но нарушителям её ограничивают больше.

И тут есть нюанс — для каждого человека наказанием являются разное Бомжи-алиментщики специально сдаются перед зимой, чтобы пересидеть в приличных условиях. А кому-то простая огласка — худшее наказание. Самое действенное наказание раньше было — поруки коллектива. Человек возвращался в общество полноценным его членом.

В условиях большого количества «преступников» индивидуальный подход пропадает, система идёт по самому простому пути — посадить за решётку, а последствия уже не важны. Иногда кажется, что большие сроки и назначают именно для того, чтобы отодвинуть последствия подальше. И речь давно не идёт ни об интересах общества, ни об интересах потерпевших. Если смотреть по делам и приговорам, то выводы не утешительны: поощряются оговоры, доносы, психические ломки, откровенная ложь и т.д. Даже принцип наказания — изоляция от общества физически не опасных людей — абсурден. А главное: государство не должно мстить. Месть должна заменяться законом. Но закон бесполезен при его неисполнении. Интересная задачка. О том, какова может быть система наказаний в нынешних условиях — в продолжении.

Поделитесь!

государственные наказания

Система наказаний в обществе служит защитой этого общества от нарушений установленных правил. Сейчас не буду рассуждать на тему обязательной «санитарной» преступности, сейчас — о том, какая должна быть система наказаний.

Обязательные элементы системы наказания:
1. Предсказуемость. Должны быть чёткие правила, нарушение которых влечёт за собой наказание.
2. Справедливость. Только в случае справедливости назначаемого наказания, они могут быть целесообразны.
3. Наказания должны соответствовать цели государства. Условно говоря, если государство — каннибальское, то наказанием вполне может быть переработка в пищу провинившихся.

А теперь посмотрим — что происходит сейчас у нас.

1. Выполнение правил никого не способно уберечь от наказания. Более того, те, кто правила нарушают, порой менее наказываются, чем те, кто пытается их соблюдать. Разрушение системы единообразных для всех правил совершенно логично ведёт к п.2 — справедливости наказаний.
2. Разрушение системы следствия и надзора привело к тому, что наказания перестали быть справедливыми. За мирный молчаливый плакат можно получить 6 лет колонии, а за убийство человека — 3 года условно. Разрушение понятий справедливости совершенно логично ведёт к тому, что наказания начинают разрушать государство, поскольку не соответствуют провозглашённым государством целям.
3. Цель государства — защита своих граждан. При помощи системы наказаний жизнь в государстве должна становиться более безопасной. Что у нас тут нынче? Правоохранительная система занимается генерацией преступности. Люди помещаются в условия, где они обречены на обучение преступному мировоззрению, методам и навыкам. Ни государство, ни потерпевшие от нынешней системы наказаний не получают никакой пользы. Система сама в себе — генерит преступников и зарабатывает на этом.

Итак, сегодняшняя система наказаний приводит к криминализации общества и неизбежной тюремной логике управления государством.
О том, какая должна быть система наказаний и что необходимо сделать — в продолжении.

Поделитесь!
тлен

тлен

После новостей о маньяках и ужасных преступлениях тема смертной казни всегда оживает. Только те, кто сталкивался с системой, знают, что назначить виновным можно любого человека с улицы. И поставить галочку за раскрытие преступления. И в случае применения смертной казни шансов что-либо исправить уже не будет. А значит, жертв просто станет больше. А что касается настоящих маньяков — никогда и никого не останавливала угроза наказания. Сами знаете.

Профилактику преступлений в погоне за палками для отчётности позабыли. А ведь решение есть: система статистик работы правоохранителей должна быть другая. Цель: не число раскрытых преступлений, а безопасность граждан. Подробности тут.

А смертная казнь… просто скрывает следы преступлений. Всех.

Берегите себя.

Поделитесь!


Хотите не оказаться в СИЗО?
Аресты сейчас, к сожалению, очень обыденные вещи. Заключить любого человека в СИЗО — очень просто — достаточно следователю написать ходатайство об этом. Зачем это нужно — объяснено подробно в Большой разнице. Почему это — недостойная дикость — рассказано тут: СИЗО как мера пресечения. Как аресты влияет на преступность и как плодят криминал — тут: Революция правосудия. Решение по незаконным арестом предложено давно. Применить его сложно, поскольку оно полностью исключит злоупотребления этим инструментом «расследования». А под ударом окажутся добросовестные судьи. Попробуем подойти к проблеме с другой стороны. Арест средство защиты общества от опасных элементов. Если человек бегает с топором за людьми — логично его изолировать. А если насилия нет? Если требуется ограничить только какие-то действия — такая мера пресечения есть: «запрет определённых действий» — ст. 105.1 УПК РФ.
Человек, попавший в СИЗО, теряет всё и сразу: работу, учёбу, семью. Общество тоже теряет человека. Кто должен принимать решение в интересах общества?
Ответ: Решение о выборе меры пресечения должен принимать суд присяжных.Суд присяжных — представители общества. Именно они способны принимать решения в соответствии с главой 13 УПК РФ и не применять самую суровую меру пресечения «каждому встречному». У нас как-то позабылось, что основания, которые обычно приводят следователи — «может скрыться», «продолжит заниматься преступной деятельностью» и т.д. — это основания к выбору меры пресечения, а не к заключению в СИЗО. А меры пресечения бывают разные, заключение в СИЗО — самая суровая. Именно присяжные способны противостоять абсурду повальных арестов.
Сделать дежурный суд присяжных для решений о выборе меры пресечения — несложно, тем более, что вначале задерживают на 48 часов перед судом о мере пресечения. Глава 13 УПК РФ о мерах пресечения — невелика и конкретна. Следование букве закона в разы сократит количество арестов.
А там и до привлечения следователей к ответственности за необоснованные ходатайства о заключении под стражу недалеко.
Мы можем это сделать.
Подписать петицию о делегировании решения вопроса о мере пресечения суду присяжных.
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!

«Что касается революции, то в буквальном переводе этот термин означает „полный оборот, приводящий к отправной точке“. Для тех, кто желает идти вперёд, в качестве цели она не представляет никакого интереса».
Б.Вербер «Третье человечество».

Уже не в первый раз пишу про революцию. Считаю, что революция как общественное явление недостаточно изучено. И ещё цитата. От Розы Люксембург: «Революция — единственный вид войны, где победа приходит после целого ряда сокрушительных поражений».

Какую революцию хотели заложить, рассчитывая на молодежь, привлечённую Навальным? К чему хотели толкнуть людей, ударив полицией по первомайской демонстрации на Невском? К какой точке хотят вернуться организаторы революций?

Правосудие сломалось не у большевиков. Значительно раньше. Когда целью наказаний стало не благо общества и каждого из граждан, а банальная месть и банальный страх.

Революция — это когда боль от потерь и поражений становится невыносимой, и тогда готов идти любым кругом, пусть даже с возвратом в исходную точку, но только не дальше — честно и прямо. Начинаю думать, что великий круг Ленина — просто от боли за погибшего брата. Что ж, мы прошли этот круг. Пора вернуться к нормальному созиданию.

Нас мало. Нас действительно мало на такую огромную территорию. Двадцатый век — век человеческих потерь. И старая страшилка: «На землю без народа придёт народ без земли», — давно зовёт не к словам, а к действиям.

Нынешняя правоохранительная система («Обзор 1», 18.04.2019) губит не только экономику («Обзор 2», 06.05.2019), она косит ряды граждан («Старые песни», 30.01.2019).

И сейчас необходимо вернуться к бережности. Беречь людей. Поддерживать оступившихся, помогать сильным работать лучше. Пенитенциарная система — это крайняя мера. Правоохранители должны предупреждать преступления. А задачей должно быть — не наказать преступников, а помочь им вернуться в общество. Никто и никогда не выходил из мест лишения свободы лучшим членом общества, чем зашёл туда. По данным «Руси сидящей» — 83% рецидивов. А в 2016-м их было 53%. Понимаете? Какие ещё доказательства неправильной системы наказаний нужны? Средний срок заключения в Европе — 8 месяцев, в России — 5-6 лет. И это совсем не потому, что у нас преступники более опасны. Мы не бережём людей. Такая у нас революция была.

И надо начинать движение. Не по кругу, а вперёд. Необходимо исключить лишение свободы для впервые преступивших закон и не связанных с насилием. У людей должен быть шанс остаться в обществе.

Первоочередными задачами являются:

1. Запретить арест по преступлениям, не связанным с насилием. Достаточно других инструментов, обеспечивающих соблюдение законных интересов следствия. Арест — крайняя мера. Даже простое соблюдение закона уже освободит многих из СИЗО («Решение по незаконным арестам», 27.10.2018).

2. Сделать обязательным применение ст.82 УК РФ (отсрочка наказания до совершеннолетия детей) для родителей несовершеннолетних детей. Это не только даст шанс родителям, но и освободит малолетних узников колоний («Малышовый шанс»).

3. Обязательно условно-досрочное освобождение. Сейчас удовлетворяются менее половины ходатайств. Система выталкивает людей из общества, лишая их шансов. После зоны это и так очень непросто. Как изменить ситуацию — написано («Жизнь после», 04.06.2019).

Перечень необходимых прямо сейчас действий прописан в «Манифесте» (21.09.2018) — это очень эволюционный документ. не надо революций в правосудии. Нужна последовательная работа на благо общества. Пусть это банально, но люди — это самое дорогое, что есть у страны. Людей надо беречь. Всех. Всегда.

И если не доводить до криминальной жизни в тюрьме впервые оступившихся, то через несколько лет ситуация с преступностью в корне изменится в лучшую сторону. Это будет путь к обществу. достойному наших детей и внуков.

Делать надо уже сейчас.

Берегите себя.

Поделитесь!
Курящие дети во время Вьетнамской войны

Мы под Колпино скопом стоим,
Артиллерия бьёт по своим.
Ах, это наша разведка, наверное,
Ориентиры дала неверные.

На втором году сидения в СИЗО приходит много картинок из прошлой жизни, песни молодости. Страна сильно изменилась за это время. Национальные проекты не дают уверенности в будущем. «Сильная рука и твёрдая власть»- социологи утверждают, что 26% россиян ратуют за это.

Но волюнтаризм всегда ведёт к произволу. Какой уровень произвола готово выдержать общество? Правил больше нет. Любой, вне зависимости от положения, связей и материальных ресурсов, может оказаться за решёткой. А дальше — путь накатанный — признание ли вины или упорство в отстаивании своей невиновности — срок наказания обеспечен.

Перелёт, недолёт, перелёт,
По своим артиллерия бьёт.
И снаряды ложатся подряд,
Лес не рубят, а щепки летят.

Система наказаний безнадёжно устарела, уголовное наказание «виноватых» не приносит пользы никому:
— ни потерпевшему (нахождение в колонии осуждённого не возмещает потерпевшему ущерб);
— ни государству (нагрузка по содержанию и охране осуждённых, неэффективный низкоквалифицированный труд тех, кто мог бы приносить пользу. Квалифицированные кадры занимаются тупой работой, вершина карьеры — библиотекарь, например),
постоянное пополнение криминальных кадров вышедшими из колонии людьми;
— ни человеку (разуршенные семьи, брошенные дети, разорённые бизнесы).

Колония — это ампутация человека из общества. Лечить всё, от синяков до переломов, ампутацией — глупо.

Решится ли кто-нибудь пересмотреть в целом систему наказаний? Для начала — не сажать за преступления, совершённые впервые. Это не так дико, как звучит для людей, привыкших к простому мщению.

«Люди — главная ценность» — банальность, но понятная всем. Колонии необратимо меняют людей. И мы этих людей теряем.

Нас комбаты утешить хотят,
Говорят,что нас Родина любит.
А ребята не встанут опять
По своим артиллерия лупит.

Берегите себя.

Курящие дети во время Вьетнамской войны

Поделитесь!
Старый ржавый механизм - плуг

Крокодил смыкает челюсти с огромной силой, легко дробит кости. А вот мышцы на размыкание достаточно слабы. Небольшая верёвка может удержать пасть закрытой.

Попасть в СИЗО в нынешнее время — совсем не сложно. А вот выйти — проблема. Даже если кто-то ошибся, даже если всё незаконно — выход маловероятен. Система оправдания и выпуска не то что совсем не развита, она практически отсутствует. И на всех уровнях правоохранительной системы наказывает за оправдания и туманность.

Берегите себя.

Старый ржавый механизм - плуг

Поделитесь!

Идеология общества даёт определённую модель поведения. В случае отсутствия ярко выраженной идеологии, модель поведения формируется из окружения, из прочитанных книг, просмотренных фильмов, сыгранных компьютерных игр. Отсутствие модели поведения в сложной ситуации порой ломает человека вплоть до суицида. Упал — поднялся, попал в беду — действуй в беде, никогда не сдавайся — так учили нас в школе, так вели себя те, с кого мы брали пример.

Сейчас модели поведения молодежь берёт из социальных сетей, из компьютерных игра да рекламы. И знаете что объединяет эти источники? Герои там абсолютно нежизнеспособны в реальной жизни.

Теперь про решения. Чтобы человек к чему-то стремился, ему надо чего-то захотеть. На первый взгляд банальность, но социологические опросы молодёжи последнего времени показывают именно отсутствие желаний и стремлений у абсолютного большинство молодых людей до 30 лет.

Движение АУЕ тоже получает своё распространение у молодёжи оттого, что предлагают чёткую модель желаний, а соответственно и модели поведения.

Почему у оппозиции не получается привлечь много сторонников? — нет набора предлагаемых желаний — понятных и достижимых. Нужны герои, нужны те, с кого брать пример. И они должны быть не из прошлого, поскольку их модель поведения не пройдёт в настоящем. Герои, кстати, не обязательно настоящие. Но они должны жить в реальной жизни, их модель поведения должна быть применима.

При всех недостатках американского общества, у них есть модель поведения — да, та самая американская мечта — учись, работай и будь готов к удаче.

Что может быть в России? Не спешите улыбаться и иронизировать. То, чего не нашли, когда искали национальную идею, всё же существует. 🙂 Так что оставляю вас на подумать, а чуть позже ждите публикацию про национальную идею.

Берегите себя. Вы нужны миру.

Поделитесь!

Получила ответ на своё обращение в Конституционный суд. Ответ вежливый, но немного удивил. То есть, я должна показать, что в суде обсуждалось нарушение закона по этому аспекту. Ладно. Я не юрист, но упорная. Запросила в суде необходимые документы с нужными отметками. Получу и буду опять направлять жалобу в Конституционный суд.

А теперь немного хороших новостей. Всё больше людей присоединяется к решению этой проблемы.

И вот уже появился документ (http://freeverhova.ru/docs/no-women-sizo), который заполняют арестованные женщины и отправляют куда следует.

Всё получится.
Берегите себя.

Поделитесь!
Женщина за решёткой

Сначала цитата.

«Был такой очень неудобный гражданин. Нарушал, нарушал, нарушал. Дошло до того, что его избили. После того, как избили, он не допустил за полтора года ни одного нарушения. Вот тут и верь, пошло ему это на пользу или нет.»
Валерий Максименко — зам. нач. ФСИН.

С подачи «Новой газеты» в прессе много внимания избиениям в Ярославской колонии. А хотите инсайдерскую информацию? Дело не в Ярославской колонии. Избиения существуют, к сожалению, пока много где. Дело в системе ФСИН и Прокуратуре, которой проще тихо прикрывать преступления сотрудников ФСИН, нежели вляпываться в эту кашу. В озвученной истории есть три ключевых момента.

Первое: всё закрутилось только после опубликования видео.
Второе: регулярно проходят проверки жалоб и признаётся правомерным применение силы.
Третье: на сотрудниках всегда есть видеорегистраторы.

Теперь начинаем складывать полученную информацию. Выводы проверок, не подтверждённые видео — почти наверняка недостоверны. Но видео смотрится только внутри ФСИН, и свои тайны наружу никто разглашать не собирается. А ведь было бы логично — нет записи инцидента — признавать виновными сотрудников ФСИН. Других шансов остановить этот беспредел может не быть.

А теперь главное. Все подобные вещи, да и вообще ситуация внутри ФСИН целиком и полностью зависит только от начальника учреждения. Всегда и абсолютно. Позицию начальства ФСИН — смотри выше. Очень хорошо, что разрабатывается закон, предусматривающий ротацию начальников учреждений ФСИН.

А сколько избиений в системе МВД…
Да, и женщин тоже бьют.
Шаг за шагом изменим и это.

Берегите себя.

Женщина за решёткой
Поделитесь!

В Конституционный суд РФ
от обвиняемой Верховой Н.Д., 06.12.1969,
содержащейся в ФКУ СИЗО-6 г. Москвы

Жалоба о неконституционности ст.108 УПК РФ

Суд Невского района Санкт-Петербурга своим постановлением от 03.11.17 избрал для меня меру пресечения в виде заключения под стражу, руководствуясь статьями 97, 99, 100, 108 УПК РФ.

Мера пресечения, избранная для меня судом, осуществляется содержанием меня в СИЗО. Между тем, содержание в СИЗО по сути и по форме является содержанием строгого режима, а значит, не может избираться для лиц, подозреваемых и обвиняемых в преступлениях, максимальное наказание за которые предусматривает общий режим содержания. Для женщин, согласно ст. 58 УК РФ, исключен строгий режим содержания.

На сегодняшний день подозреваемые и обвиняемые в преступлениях содержаться в условиях более строгого режима, чем осуждённые за аналогичные преступления. Я являюсь обвиняемой по ст. 159 4.4 УК РФ. Не касаюсь обоснованности обвинения в мой адрес и работы следствия, судов и прокуратуры в данном случае. Все подробности на сайте freeverhova.ru

Согласно ст.55 п.3 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ст. 108 УПК РФ — содержание женщин в СИЗО в условиях строгого режима — конфликтует с нормами ст.58 УК РФ. Несмотря на то, что срок содержания в СИЗО учитывается при назначении наказания с соответствующими коэффициентами, мера процессуального обеспечения не может быть строже, чем грозящее наказание, об этом говорит конституционны принцип презумпции невиновности (ст.49 п.3.п.3 Конституции РФ), а также ст.2 Конституции РФ, провозглашающая права и свободы человека высшей ценностью. Ст. 108 УПК РФ в существующей редакции противоречит ст. 18 Конституции РФ, поскольку не защищает права и свободы человека и гражданина. Также, находясь в СИЗО, я не имею возможности заботиться о своем нетрудоспособном отце. (п.3. ст.38 Конституции РФ).

На суд возлагается обязанность оценить достаточность имеющихся в деле материалов, подтверждающих законность и обоснованность меры пресечения, наличие основания и условий для избрания, а также соразмерность налагаемых ограничений тому наказанию, которое может быть назначено по приговору. Суд не может игнорировать дела и обстоятельства, которые повлияют на окончательное наказание. Заключение под стражу женщин, а также иных лиц при отсутствии доказательств физической опасности для общества и доказанных возможностей помешать следствию нарушает целый ряд положений Конституции РФ. В частности, ст. 21 п.2, ст.38 п.3, ст.49 п.2 п.3. Решением о применении конкретной меры пресечения не предопределяется вывод по основному вопросу уголовного дела — о виновности подсудимого и о его наказании. Тем не менее практика показывает, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, вероятность оправдательного приговора практически исключается.

На основании вышеизложенного ПРОШУ:

Признать ст.108 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в случае применения меры пресечения в виде заключения под стражу для женщин, а также тех подозреваемы и обвиняемых, чья статья обвинения не предусматривает наказания в виде лишения свободы с отбыванием наказания в условиях строгого режима.

Я понимаю, какие серьезные последствия может вызвать Ваше решение, понимаю и весь груз ответственности за это. Но решение по этому вопросу — это одна из тех развилок, что определят дальнейшее развитие страны. Будем ли мы дальше идти путём понятий, беспредела и коррупции или сможем сделать пусть небольшой, но важный шаг к гуманизации правосудия и защите своих граждан.

Бесконечные и необоснованные аресты можно исключить простым соблюдением Конституции РФ.

Приложения:
1. Постановление суда
2. Ст. 108 УПК РФ
3. Заявление о пошлине.

11.09.19
Верхова Н.Д.

Поделитесь!

В каждой шутке лишь доля шутки. Иногда женщины в камере представляют жизнь на воле. «Установлю дома проверки», «выкину диван, куплю шконку», «в двери кухни сделаю кормушку», «привинчу мебель к полу»…

Смешно, но… каждый, вышедший из тюрьмы и зоны, несёт эту жизнь наружу. Это как раз то, что называется криминализацией общества. Ведь выносится не не только быт, выносятся понятия, образ общения, методы решения проблем и многое другое.

В газетах пишут о подростковых движениях АУЕ. Но ведь в каждой такой группе ауешников стоит взрослый человек, побывавший за решёткой.

Как избежать уголовного общества? Да просто. Решений много и они, кстати, сокращают расходы государства. Хватит сажать по любому поводу. Но главное — изменить статистику работы правоохранительной системы. Чтобы целью их работы были не посаженные преступники, а безопасная жизнь. Помню, в Иннополисе постоянно меряют индекс счастья. И безопасность жизни сильно влияет на состояние людей. Пора дополнить систему правильными инструментами. И будет нам счастье 🙂

Поделитесь!

Расскажу одно из решений по незаконным арестам.

Поводы для ареста описаны в УПК РФ.

1. Может скрыться
2. Может воздействовать на свидетелей.
3. Может уничтожить доказательства.
4. Может продолжить преступление.

И многочисленные пленумы, разъяснения и комментарии говорят о том, что по этим пунктам должны быть доказательства, зафиксированные документами. По пункту 1 — акт о неявке на допрос или постановление об объявлении в розыск. По пункту 2, например, жалоба свидетеля. И так далее.

Предложение:

Делаем в ходатайстве следователя обязательную табличку:

Основания для заключения стражу в соответствии с УПК РФ Название и реквизиты документов с указанием номеров листов в деле на суд по продлению
1.
2.
3.
4.
1. Акт о неявке. Лист 26. От _____ /дата/

И первый взгляд судьи должен быть формальным: заполнена ли табличка, присутствуют ли документы. У абсолютного большинства тех, кого я встречала с обвинением по статье 159 УК РФ табличка была бы не заполнено — нечем. Обычно присутствуют только голосовные (вопреки закону) заявления следователя: может скрыться, давить на свидетелей и т.д.. Забавно, но порой следствие пытается представить в качестве доказательства к побегу наличие загранпаспорта, но изъять паспорт или наложить в соответствующих структурах запрет на выезд из страны категорически не желает, чтобы не разрушить иллюзию основания к аресту.

Дальше — больше. 🙂 Когда расследование завершается, все пункты, кроме первого, отпадают. А для первого пункта обычно доказательств нет.

Что делает следствие в моём случае? «Продлении ареста необходимо для ознакомления с делом». И ведь прокатывает! Хотя такого повода для содержания под стражей нет и быть не может.

Еще важный момент. Нигде не прописано, что продление меры пресечения без обоснования — это нарушение закона. Значит, и наказание за это нет. С удовольствием представляю следователя, который боится дать в суд ходатайство о продлении, поскольку ему нечем документально это обосновать. И судью, который рассматривает ходатайства и первым делом привлекает к ответственности следователя за безосновательный арест.

Мечты, мечты…

Впереди большая работа.

Поделитесь!

Собрала часть своих действий по направлению «правозащита» в один документ.

Этап первый: сделать это для ранее несудимых женщин, потом уже двигаться по расширению круга людей, которых это должно касаться.

Каждый пункт Манифеста — отдельная большая работа. Кроме моих одиночных усилий важно подключать к этой работе всех причастных. Отношение к женщинам — это отношение к своему будущему. В СИЗО РФ находятся не менее 9,5 тысяч женщин. «Дорога в тысячу миль начинается с первого шага».

Манифест

В целях гуманизации законодательства, декриминализации общества, заботы о будущем страны, защиты будущих поколений — для ранее несудимых женщин, подозреваемых и обвиняемых по статьям, не связанным с безопасностью государства и насилием необходимо:

1. Исключить досудебные аресты, кроме арестов лиц, скрывающихся от правосудия.

2. Отменить аресты после оглашения приговора. Приговор вступает в силу только после решения апелляционной инстанции. Соответственно, арест должен производиться не ранее.

3. Запретить перевозку подозреваемых и обвиняемых в автозаках, не применять наручники.

4. При первой судимости не назначать наказание с отбыванием в колонии.

5. Изменить нормы питания в СИЗО до физиологически обоснованных для сохранения здоровья.

6. Изменить Правила внутреннего распорядка (ПВР) для СИЗО — привести в соответствие с Конституцией и Федеральным законом.

7. Отклонять от рассмотрения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, содержащие утвердительные выражения с прилагательным «преступные» (замыслы, действия и прочее). Признать преступным может только суд.

8. Приостанавливать действия кредитных договоров, гражданских и арбитражных дел на период нахождения фигуранта в СИЗО.

9. Сделать доступным для каждого обвиняемого и подозреваемого программы по профориентации и антинаркотическому просвещению.

10. Обеспечить доступ содержащимся в СИЗО к системам «Консультант», «Гарант» с возможностью распечатки.

Поделитесь!

«Не будет у тебя жизни после тюрьмы! Никакой не будет, ни плохой, ни хорошей! Мыканье да горе останутся, а больше ничего!»
Татьяна Устинова «Один день, одна ночь».

Тюрьма — ладно. Тут всё просто. Гораздо сложнее выйти и не сломаться. Человеку, долгое время испытывавшему чудовищное психологическое давление, после освобождения требуется психологическая помощь. Душевные расстройства после выхода на свободу лолкают к простейшему варианту: оказаться опять за решеткой. И далеко не всегда это происходит осознано.

Разочарование и горечь по возвращении домой, неспособность принять все изменения, что произошли за время отсутствие, делают бессмысленным кусок жизни за решёткой. Ради чего было стремление домой? Ради чего было всё это терпеть и выносить?

Есть и чисто бытовые проблемы: нет работы, часто — ни дома, ни семьи. Ничего. А если еще и добавить длительную «отключку» от нормальной жизни, то… понятно, почему рецидив для тех, кого не ждут на свободе с помощью и поддержкой, практически неизбежен.

Особенно обречёнными являются попавшие под наркотическим статьям. Выйти, помыкаться без денег и работы и… легко вернуться к прежним занятиям. Просто от безысходности.

Есть ли решение? Да, безусловно! У меня тут вообще решений больше, чем проблем. 🙂

Решение: нельзя выпускать на свободу из колонии. Это не то что вы подумали. 🙂 Объясняю. Должен быть переходный период в виде исправительных работ, например.

То есть, за полгода до окончания срока — наказание меняется: остаток срока отбывается на исправительных работах. Это дает возможность социализироваться, осмотреться, даёт гарантированную работу, возможно, и какую-нибудь общагу на этот период.

В этом случае, конечно, потребуется решать множество мелких бытовых и прочих вопросов, но оно того стоит. Помимо людей, у которых появляется шанс вернуться к нормальной жизни, это просто экономия.

Не верите? посчитайте. 🙂 Нормальные граждане содержат преступников. Уменьшение числа преступников снижает эту нагрузку.

Тюрьма — ладно. Тут всё просто.

Поделитесь!

Жалоба была отправлена в Конституционной суд РФ 22 апреля 2018 года.

В Конституционной суд РФ
от обвиняемой Верховой Наталии Дмитриевны
06.12.1969, содержащиейся в ФКУ СИЗО-6 Москвы

Жалоба

Прошу проверить конституционность статьи 108 УПК РФ. Согласно существующей практике, подозреваемые и обвиняемые могут быть подвергнуты мере пресечения в виде заключения под стражу. Это мера пресечения подразумевает содержание в СИЗО. Между тем, содержание в СИЗО, по сути и по форме, является содержанием строгого режима, а значит не может избираться для лиц, подозреваемых и обвиняемых в преступлениях, максимальное наказание за которые предусматривает общий режим содержания.

Строгий режим содержания в СИЗО при зачете наказания учитываются один к одному, даже при назначении наказания общего режима.

На сегодняшний день подозреваемые и обвиняемые в преступлениях содержатся в условиях более строгого режима, чем осужденные за аналогичные преступления.

Я являюсь обвиняемой по статье 159 ч.4 УК РФ. Не касаюсь обоснованности обвинения в мой адрес и работы следствия, судов и прокуратуры в данном случае. Все подробности на сайте: www.freeverhova.ru.

Пять месяцев я содержалась под стражей в СИЗО-5 Санкт-Петербурга, сейчас переведена в ФКУ СИЗО-6 Москвы. С момента ареста 04.11.2017 мне не разрешаются даже звонки престарелому отцу и дочери.

Судом последовательно приняты решения об избрании и продлении данной меры пресечения, заключения под стражу, в отношении меня, что непосредственным образом затрагивает мои права и свободы.

Согласно статье 55 п.3 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Федеральным Законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Содержание в СИЗО при обвинении по статье 159 является излишне строгим, а статья 108 УПК РФ не ограничивает возможности судов при выборе меры пресечения видом и категорией преступлений, учетом режима возможного наказания.

На суд возлагает обязанность оценить достаточность имеющихся в деле материалов, подтверждающих законность и обоснованность меры пресечения, наличие оснований и условий для избрания, а также соразмерность налагаемых ограничений тому наказанию, которое может быть назначено по приговору.

Мера процессуального обеспечения не может быть строже, чем грозящие наказание.

Суд не может игнорировать дела и обстоятельства, которые повлияют на окончательное наказание.

Заключение под стражу при отсутствии доказательств физической опасности для общества и доказанных возможностей помешать следствию нарушает целый ряд положений Конституции РФ. В частности, ст.21 п.2, ст.38 п.3, ст.49 п.2, п.3.

Решением о применении конкретной меры пресечения не предопределяется вывод по основному вопросу уголовного дела — о виновности подсудимого и о его наказании.

Тем не менее, практика показывает, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вероятность оправдательного приговора практически исключается.

На основании вышеизложенного прошу:

Признать ст. 108 УК РФ не соответствующей Конституции РФ в случае применения меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых и обвиняемых, чья статья обвинения не предусматривает наказания в виде лишения свободы с отбыванием наказания в условиях строгого режима.

22.04.2018.
Верхова Н.Д.

Поделитесь!