боль

Правила внутреннего распорядка для СИЗО (ПВР) позволяют пытать людей различными способами. В рамках закона. Подробно разбирала ПВР — тут.

Сейчас о небольших конкретных постоянных пытках, которые периодически обрушиваются на сидельцев при попытке сотрудников СИЗО строго исполнять ПВР. Речь про медикаменты.

Приложение 1.
П.3. «Принимать лекарственные препараты без предписания врача СИЗО, иметь их в камере больше, чем выдано на один день»

Тем, кто не сидел, понять практически невозможно. Получение медикаментов в СИЗО — процесс, который занимает время: необходимо написать заявление, отдать его на вечерней проверке, тогда, в лучшем случае, на следующий день, может быть, есть шанс получить лекарства.

Если у Вас что-то заболело, то, пока Вы не станете умирать, ничего не получите. Представьте: заболела голова, зуб, поднялось давление, прихватило сердце, живот, горло, ухо… да всё, что угодно… Я уж не говорю о возможности обжечься, отравиться и т.д. Говорите организму — нет, по ПВР у меня ничего нет, сейчас напишем заявление. И ждёте. Мучаетесь. Безысходность. В камере нельзя иметь ничего. Таблетки на обысках просто выкидываются. Добавим к этому трудности по получению таблеток с воли и отсутствие нужных таблеток в медчасти и получим полный спектр пыточного набора, узаконенного ПВР для СИЗО.

Уже писала решение на эту тему:
1. Переработать ПВР. Переработать. Убрать все заложенные пытки для невиновных людей. ДА — не забываем — в СИЗО — невиновные люди. До приговора. Это АКСИОМА.
2. Должен быть список допустимых медикаментов в камере: йод, зеленка, перекись водорода, мазь от ожогов, обезболивающее, уголь активированный и т.д.

Никакие слова о безопасности не оправдывают пытки.

Как тут не вспомнить слова Солженицына из ГУЛАГА:

Идеология! – это она даёт искомое оправдание злодейству и нужную долгую твёрдость злодею. Та общественная теория, которая помогает ему перед собой и перед другими обелять свои поступки и слышать не укоры, не проклятья, а хвалы и почёт. Так инквизиторы укрепляли себя христианством, завоеватели – возвеличением родины, колонизаторы – цивилизацией, нацисты – расой, якобинцы и большевики – равенством, братством, счастьем будущих поколений.

Направляла Заявление про незаконность ПВР во множество инстанций. Не ответила ни одна. Я продолжу. Потому что людям больно. Больно прямо сейчас, и нет другой возможности им помочь, кроме как привлекать внимание к проблеме, объяснять снова и снова, что СИЗО — это изоляция от общества, а не пыточная.

Вот документ про незаконность ПВР. Каждый может присоединиться к изменению ситуации. Пока есть возможность. Пока есть свобода.

И опять Солженицын:

А у каждого всегда дюжина гладеньких причин, почему он прав, что не жертвует собой.

Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!
необходимо доставить в минюст

необходимо доставить в минюст

Анализ Правил для СИЗО бесполезен, если о нём никто не знает.
Поэтому и ПВР, и Аксиома были направлены по инстанциям: Минюст, Уполномоченный по правам человека, Комитет по государственному строительству и законодательству ГД, СПЧ при Президенте РФ, Совет Федерации, Администрация Президента, ОНФ и Новая газета — все получили документы с кратким сопроводительным посланием:

«Направляю Вам анализ Приказа Минюста №189 от 14.10.2005, выявляющий многочисленные нарушения Конституции и федерального законодательства этим документом.
Прошу внимательно отнестись к правам обвиняемых, содержащихся в СИЗО, учесть требования времени к соблюдению прав человека, принять меры к исправлению ситуации.
Гражданское правовое общество невозможно без уважения к правам человека. Правовой акт, допускающий унижение и лишение конституционных прав невиновных людей, должен быть переработан. В совокупности с ведомственными инструкциями ФСИН Приказ Минюста даёт возможность «законно» ломать людей в СИЗО, что приводит, в конечном итоге,к криминализации общества.
Дополнительная информация по теме — на сайте freeverhova.ru в статьях:
1. Обзор-1. Правоохранительная система и ФСИН. 18.04.19;
2. Обзор-2. Тюремные истории. 06.05.19;
3. Манифест. 21.09.18;
4. Четвёртая власть. 26.10.18.
Приложения: Аксиома, ПВР

Часто вижу вопросы: чем помочь, что тут можно сделать, получится, можно ли бороться с системой и т.д.
С системой бороться не надо. Надо делать её лучше, правильнее и человечнее. Маленькими постоянными усилиями. Такими, как направление документов с информацией и решениями. Мои отдельные документы могут и не заметить. А если это отправят ещё хотя бы десять человек — реакция пойдёт быстрее. Иногда не надо сидеть долго в поисках смысла и расчёта вероятности успеха. Надо просто делать. Записи с тэгом «делать» сделаны и для этого тоже. Чтобы каждый, кто хочет и чувствует в себе силы мог сделать маленький конкретный шаг — отправить обращения с информацией и решениями. И всё получится.
Не всегда нужно беречь себя.

Поделитесь!

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 5»

ПВР. Приложение 3.

П.1. Платные услуги оказываются только “при наличии соответствующих условий”.

Это нарушает права обвиняемых. Создания условий — в полномочиях ФСИН, их отсутствие — просто нежелание работать.

В ЛЮБОМ случае обвиняемым должны быть доступны услуги:

Подбор очков; стирка и глажка одежды; стрижка и окраска волос; ксерокопирование; использование компьютера и принтера.

Это жизнеобеспечивающие услуги, неполучение которых лишает людей права на здоровье, права на защиту, права на отсутствие унижений, права на состязательность процесса и т.д.

ПВР. Окончание.

Таков краткий анализ документа, по которому живут около 100 000 заключённых в СИЗО.

Правила внутреннего распорядка сделаны так, чтобы ограничить любое движение человека внутри СИЗО: движение тела, движение рук. движение мысли… Максимально обрезаны возможности сохранить физическое и душевное здоровье. Практически заблокирована возможность защищаться.

Около 100 000 человек в стране ежедневно вычеркиваются из жизни, подвергаются физическим и нравственным унижениям, теряют здоровье и будущее.

Прочитайте ещё раз Аксиому (см. пост от 23.06.2019).

Невиновные люди попали в систему, которую определяют сложившиеся стереотипы и традиции. Формирование пополнения криминального мира начинается в СИЗО. Необходимо менять ситуацию. Уже сейчас. А чего ждать? Такие мины, заложенные в обществе, как ядерные снаряды в проржавевшем корпусе — начинают отравлять все вокруг.

Пора действовать. Это наша страна.
Не всегда нужно беречь себя.

ПВР. Полный текст статьи.

Поделитесь!

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 4»

ПВР. Приложение 2.

Перечень одежды противоречит целям содержания под стражей, унижает человеческое достоинство, ограничивает право на здоровье, пренебрегает презумпцией невиновности.

Нарушение Конституции ст. 49, 41;
Нарушение УПК ст.97;
Нарушение 103-ФЗ ст.4.

Есть прописанное ограничение по допустимому весу вещей заключённого — 50 кг. Содержание этого имущества обвиняемый должен быть вправе определять сам.

Должен быть перечень конкретных запрещенных предметов, угрожающих безопасности. Не «может быть орудием преступления» или «всё железное», а конкретно, по примеру аэропортов.

Одежда без ремней — нарушение 103 ФЗ ст.4 — унижение людей. Люди сидят в СИЗО иногда даже не месяцами, а годами, порой худеют. И постоянно ходить либо в спортивных штанах, либо с падающими штанами — только повод для дополнительных унижений людей, которые лишь обвиняются в преступлении.

Если потребуется совершить противоправные действия, либо суицид — отсутствие ремней и шнурков не остановит. Практика свидетельствует именно об этом. Зато тысячи обвиняемых вынуждены ходить, шаркая обувью без шнурков и поддерживая спадающие штаны. Требования безопасности не должны идти вразрез с презумпцией невиновности. «Может сбежать» — обвинение, требующее фактических доказательств. Иначе следует отобрать простыни (их можно порвать на ленточки), спички, еду (можно подавиться) и т.д. А! Ещё ноги можно отрубать — ведь сбегают именно на них!

Нельзя ограничивать список разрешенного невиновным людям. Нельзя запрещать канцелярские товары, ограничивая право на защиту и состязательность.

Нельзя выбрать всего четыре настольных игры для невиновных людей. Нельзя женщинам запрещать косметику, фен, утюг — это унижение и издевательство. Железная миска как орудие преступления не уступает утюгу, а вот гладить ею одежду — неудобно.

При наличии телевизора и требованиях соблюдения режима нельзя запрещать оборудование камеры часами. Ещё раз: противоправные действия отсутствие часов не остановят, но тысячи людей терпят это унижение. Не преступники — обвиняемые в преступлении.

Списком разрешенных предметов невозможно предусмотреть всё. Именно поэтому в нынешней редакции Правил иголка разрешена, а нитки — нет; карандаш разрешен, а точилка и ластик — нет и т.д.

Для работы с уголовным делом и большим объемом документов (а это необходимо для реализации своего права на защиту) нужны стикеры, закладки, текстовыделители, скрепки, копирка, зажимы для бумаг, штрих-корректоры, скотч и т.д. Ведь процессы тянутся годами. Невиновные люди подобными ограничениями лишаются права на защиту и состязательность процесса.

Ссылки на использование услуг адвоката — неправомерны, поскольку право на защиту не должно зависеть от материального благосостояния и возможности платить адвокату.

Правила допускают пользование электронными устройствами, стоящими на балансе СИЗО, но это прописано в необязательных платных услугах, и, соответственно, практически недоступно. А ведь использование компьютера (без выхода в интернет), использования принтера — это всего лишь соблюдение права на защиту и состязательность процесса. Написание документов от руки существенно ограничивает возможности их подготовки, усложняет их дальнейшую обработку, не дает возможности копировать их.

Компьютер и принтер в камере — это не фантастика, это требование времени — пора оторваться от гулаговских представлений о СИЗО как о месте, где требуется издеваться над людьми.

Почему надо придумывать, чем намазать масло, нарезать колбасу, если почему-то забыли разрешить пластиковые ножи? Почему те месяцы и годы, что невиновным приходится проводить в СИЗО, нужно жить в дикости?

Есть ограничение по весу и конкретное ограничение по опасным предметам. Всё. Иное — нарушение Конституции РФ и УПК — несоблюдение права на защиту, личную жизнь, здоровье и т.д. Ведь пока запрещено всё, позволяющее поддерживать здоровье — даже простой гимнастический коврик.

Документы и литература не должны входить в запрещенный вес. Они должны быть доступны без ограничения. Книги — это не только возможность образования и самообразования (право, закрепленное 103-ФЗ ст.17), это доступ к юридической литературе, необходимой для защиты. Сборники пленумов Верховного суда, юридические практики, УК и УПК с комментариями — это очень тяжелые книги. Ограничение их веса — нарушение права на защиту, образование и т.д.

Цели содержания под стражей прописаны в УПК. И среди них нет цели: «Сделать из обвиняемого дикое тупое животное».

Окончание статьи: ПВР. Часть 6. Окончание.

Поделитесь!

Продолжение статьи Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 3

Приложение 1

П.1.«Содержать одежду в чистоте и порядке»

См. п.161.

«Называть сотрудников СИЗО «гражданин» и «гражданка»

Абсолютно непонятное требование для невиновных людей. Наследие гулаговского прошлого. СИЗО — не для наказания, а для изоляции. И излишнее ограничение гражданских прав — недопустимо.

Нарушение 103 — ФЗ ст.4. Проявление неуважения человеческого достоинства, причинение нравственных страданий.

«По требованию иных должностных лиц сообщать им свою фамилию»

Что за иные лица, разгуливающие по СИЗО без сопровождения сотрудников и как понять, что лицо должностное? Иные лица недопустимы в режимном учреждении, а данная формулировка дает возможность дополнительного давления на обвиняемого.

П.3. «Принимать лекарственные препараты без предписания врача СИЗО, иметь их в камере больше, чем выдано на один день»

Должен быть список допустимых медикаментов в камере: йод, зеленка, перекись водорода, мазь от ожогов, обезболивающее, уголь активированный и т.д.

Отсутствие набора первой помощи приводит к ненужным конфликтам в ожидании вызова к врачу за назначением и физических страданий от невозможности, например, принять таблетку от головной боли.

Продолжение: ПВР. Часть 5.

Поделитесь!

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР) — часть 2»

В следующей части показано — как при помощи ПВР может быть блокирована возможность человека защищаться. И как лишить его способности думать.

П.68. «Посылки, бандероли и передачи подвергаются досмотру»

Досмотр заключается во вскрытии упаковки, разрезании продуктов. При этом отсутствуют нормативы разрезания, поэтому порой в передачах приходит разрезанное абсолютно всё, соответственно, всё портится за 2-3 дня.

Особенно абсурдно выглядит вскрытие упаковок и разрезание продуктов из посылок, заказанных в интернет-магазине (например, в Озоне). Необходимо исключить вскрытие упаковок товаров, поступающих из интернет-магазинов, поскольку технология обезличенной сборки заказов, используемая в интернет-магазинах, исключает возможность вложения предметов, кроме заказанных.

П.73. «Обнаруженные запрещённые предметы из посылок передаются на хранение либо уничтожаются»

Практика показывает тотальное уничтожение предметов, которые, на взгляд сотрудника, выдающего посылки, является запрещёнными.
Необходимо время на обжалование решения по уничтожению, чтобы исключить произвол сотрудников.

П.68 и п.73 нарушают права заключённых, закреплённые ст.17 109-ФЗ*

П.82. «Почтовые принадлежности (конверты, марки, бланки телеграмм) обвиняемые приобретают в магазине СИЗО»

Не прописан механизм отправки писем в случае отсутствия марок и конвертов в магазине с указанием срока отсутствия, при котором письма будут отправляться за счёт СИЗО.
Нарушение: Конституция РФ
ст. 45 п.2. Право на защиту — 103-ФЗ*
ст.4. Содержание под стражей не должно сопровождаться действиями, причиняющими физические и нравственные страдания.
Отсутствие возможности переписки лишает как права на защиту, так и причиняет нравственные страдания.

П.99. «Поступившие в СИЗО ответы на заявления и жалобы объявляются обвиняемым под роспись». «За счёт средств обвиняемого администрация СИЗО делает копию ответа и выдаёт на руки».

Тут опять нарушение права на защиту (Конституция ст.45п.2) и ещё несоблюдение состязательности процесса. (УПК ст.15).
Не имея документов на руках, очень трудно защищаться и оспаривать их. Понятно, что у стороны обвинения таких проблем нет.
И не указано — в какой срок СИЗО обязано сделать копию, что делает обязательства СИЗО совсем призрачными.

П.125.1. Приобретение литературы в розничной торговой сети — единственная возможность, кроме библиотеки, доступа к книгам — отнесена к необязательным платным услугам.

Это положение нарушает целый ряд федеральных законов.
Нарушается право на образование (Конституция ст.43 п.1).
Нарушается право на самообразование и использование для этого специальной литературы (103-ФЗ ст.17 п.15).

Также нарушается и условие состязательности процесса (УПК ст.15), т.к. юридическая литература и даже актуальные тексты законов недоступны в СИЗО.
Необходимо сделать книги доступными, поскольку запрет на их получение не соответствует целям содержания в СИЗО.

Должна быть возможность заказа книг родственниками и иными лицами через интернет-магазины, что исключает возможность передачи запрещённой литературы.

П.130. «По просьбе обвиняемого либо его защитника им выделяется копия заключения медицинского освидетельствования».

При решении вопросов с НЕоказанием в СИЗО медицинской помощи, необходимо иметь копию медицинской карты, но право её получения, даже за свой счёт, не закреплено за обвиняемым и его защитником.

Нарушение ст.24 Конституции РФ — право ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы гражданина.

П. 136. «Во время прогулки несовершеннолетним предоставляется возможность для физических упражнений и спортивных игр».

Необходима обязательная возможность физических упражнений для всех, содержащихся в СИЗО, независимо от возраста.
Лишение возможности обвиняемым заниматься физическими упражнениями на прогулке ведет к ухудшению их здоровья, трактуется как запрет на оснащение прогулочных двориков спортивными снарядами.

Нарушение Конституции ст.41
п.1 «Каждый имеет право на охрану здоровья».
п.3 «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающими угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с Федеральным законом».

П. 137. «На прогулку выводятся одновременно все подозреваемые и обвиняемые, содержащиеся в камере. Освобождение от прогулки дается только врачом»

Нарушение 103-ФЗ, в котором прописано, что прогулка является правом обвиняемых, а не обязанностью.
Не прописан норматив площади дворика на одного заключённого. Это приводит к «прогулкам» на 15 кв.м., например, 18 человек.
Нарушение Конституции ст.41 (см. п. 136)

П. 139. Обвиняемым может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами.

Невиновные люди обречены на разлуку с семьей. Нарушение Конституции ст.38 п.1 — Защита семьи.

П.150. Телефонные звонки предоставляются только при наличии технических возможностей. И не прописана периодичность.

Поэтому, например, в женском СИЗО СПб только раз в месяц. Только один раз в месяц женщина может поговорить с ребёнком. А если детей двое, то с каждым — раз в два месяца, поскольку один звонок — одно разрешение — один телефон.

Нарушение Конституции ст.38 п.1 — Защита семьи.
Нарушение требований УПК ст.97, где прописаны основания для содержания под стражей. В случае оформления разрешения на звонок органом, за которым числится обвиняемый. не должно быть ограничений в общении с семьёй со стороны СИЗО.

Ссылка на технические возможности позволяет полностью лишить права обвиняемых на телефонное общение с семьей.

П.160. Важные документы не выдаются на руки обвиняемым — только объявляются

См. п.99.

П. 161. «Обвиняемые должны иметь опрятный внешний вид»

Пункт выглядит издевательством при отсутствии возможности в СИЗО стирать и гладить одежду, вешать одежду на плечики, пользоваться косметикой, пользоваться услугами парикмахера. Всё это либо запрещено, либо входит в необязательные к исполнению платные услуги.
Нарушение 103 — ФЗ ст.4

Вынужденное нахождение в мятой одежде, с неухоженной прической и невозможностью пользоваться косметикой — проявление неуважения человеческого достоинства, причинение нравственных страданий.

П.162. Личный прием начальником СИЗО

Не прописано, в течение какого времени начальник обязан принять обвиняемого по его заявлению. Это позволяет неограниченно долго игнорировать просьбы о личном приёме.

Продолжение: ПВР — часть 4.

Поделитесь!

Продолжение статьи «Правила внутреннего распорядка СИЗО (ПВР)»

Положения ПВР, противоречащие Федеральному Законодательству

П.25. К запрещенным к хранению и использованию относятся предметы, которые представляют опасность для жизни и здоровья или могут быть использованы в качестве орудия преступления.

Пункт в данной формулировке позволяет объявить запрещенным любой предмет. Если посмотреть статистику преступлений по орудиям преступлений, то можно убедиться — орудием преступления может быть всё абсолютно, в том числе ложка, миска, одеяло, подушка, банные тапочки — вообще всё.

Кроме того, пункт противоречит ст. 49 п.1 Конституции РФ — презумпция невиновности. Нельзя запрещать гражданам пользоваться какими-либо предметами без достаточных на то оснований.

Если человек обвиняется в убийстве, то не следует давать ему нож, хотя как раз давать в пользование нож закон разрешает (п.41 ПВР). Но запрещать обвиняемым по статьям, не связанным с насилием, пользоваться элементарными предметами со ссылкой на возможность — противоречит Конституции (п.1 ст.49).

Обеспечение изоляции требует охраны, соответственно, и безопасности для этой охраны. Есть прекрасный образец запрета опасных предметов во имя безопасности: правила авиаперевозок. Обозначено конкретно: что является опасным. Именно так и должно быть отредактировано в СИЗО; а не «всё железное запрещено».

Об этом говорит с ст.15 103-ФЗ: «В местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, их изоляцию., а также выполнение задач, предусмотренных УПК».

П.40. Обвиняемые обеспечиваются полотенцем.

Одно полотенце на всё! представьте себе жизнь с одним вафельным полотенцем с использованием ежедневно, и для похода в душ. Помимо несоответствия элементарной гигиене, это нарушает положение Конституции:

Ст.21. п.2 «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему достоинство обращению и наказанию».

Ст.41 п.1 «Каждый имеет право на охрану здоровья».
п.2 «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом».

Куда смотрят должностные лица, когда видят в законе для невиновных людей одно полотенце на все случаи жизни? О чём думает прокуратура? Почем не возбудился следственный комитет?

Далее в п. 40 ПВР: «При отсутствии необходимых денежных средств на лицевом счёте обвиняемого выдаются индивидуальные средства гигиены»

А если деньги на счету есть, а возможность купить в СИЗО отсутствует? Ситуация нередкая. Работа магазинов СИЗО далека от идеальной и по ассортименту, и по обслуживанию.

П.41. В СИЗО допустимы только следующие настольные игры: шашки, шахматы, домино, нарды.

На каком основании выбраны эти четыре игры? Как выбор этих игр соотносится с целями содержания под стражей, прописанными в УПК?

Далее в п.41. «Могут быть выданы иглы, ножницы, ножи для резки продуктов»

Ключевое: могут быть. А могут и не быть. Неопределенность положений этого пункта позволяет лишать невиновных людей возможности поддерживать цивилизованный образ жизни.

П.41 нарушает Конституцию:

Ст.21 п.2. «Нельзя подвергать унижающему человеческое достоинство обращению».
Ст.44 п.1. «Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества».

П.42. «Камеры оборудуются шкафом для продуктов, вешалкой для верхней одежды, полкой для туалетных принадлежностей»

Не определено — ни объём шкафа, ни количество вешалок, ни площадь полок. Это позволяет толковать любым способом эти параметры.
Бачок для питьевой воды давно уже никем не используется по назначению. Но обязательное его наличие обрекает и заключенных, и сотрудников на бесконечную возню с этим громоздким и неудобным предметом.

Продолжение: ПВР. Часть 3.

Поделитесь!

Кто громоздит злодейство на злодейство,
Свой множит страх.
Сенека

Можно предположить, что никто не создавал этот документ с нуля. Взяли старую НКВД-шную инструкцию и подчистили от наиболее явных издевательств. Оставили кучу скрытых.

Бесполезно ориентироваться на ФСИН при доработке правил. ФСИН — Федеральная служба исполнения наказаний. Исполнения наказаний. Наказаний. Удобство работы ФСИН — чтобы прав у заключенных было как можно меньше и сидели они — как можно дольше.

Цели государства — другие. Если вспомнить Платона: «Справедливое государство — это государство, в котором будет счастлив не один какой-то общественный слой, а общество в целом. В целом несчастное общество не является признаком справедливости».

СИЗО — отдельная тема во ФСИН. Хотя бы потому, что там содержатся НЕ преступники. Отельно эта тема раскрыта в «Аксиоме» (23.06.2019).

Невиновные люди должны обладать всеми правами, прописанными в Конституции и УПК, но с учётом режима изоляции.

А теперь — подробный разбор Правил Внутреннего Распорядка с указанием нарушений федеральных законов, возможностей для издевательств и злоупотреблений.

Продолжение: ПВР, часть 2

Поделитесь!
Дерево в паутине

Через какое-то время, проведённое в тюрьме, базовые понятия искажаются. Начинает казаться, что:

— баланда три раза в день — отличное социальное обеспечение;
— обыски — воспитание с целью приучения к порядку;
— утренние и вечерние проверки — забота о заключённых и их потребностях;
— куча народу в камере — движение к дружбе и пониманию;
— решётки на окнах — внимание к нашей безопасности;
— передачки, посылки и магазин — вершина роскоши;
— набор одежды, описанный в ПВР — достаточен для жизни;
— отсутствие желаний и стремлений — признаки правильной и спокойной жизни.

Это к вопросу о целях содержания в СИЗО.
Берегите себя.

*) Газла́йтинг (от английского названия пьесы «Газовый свет») — форма психологического насилия, главная задача которого — заставить человека сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности. Психологические манипуляции, призванные выставить индивида «дефективным», ненормальным.

Дерево в паутине

Поделитесь!
Графити Банкси. Ребёнок и шлем полицейского

В СИЗО СПб и ЛО действует удивительный документ. Его создали начальник УФСИН по СПб и ЛО Потапенко И.В. и начальник ФКУ 3 МСЧ-78 УФСИН Дамаданов Б.Э.

В документе много удивительного, начиная вообще с факта: собрались два парня и решили отредактировать федеральный закон. Круты, что тут скажешь. В числе прочего, документом запрещается приём в посылках и передачах молочных продуктов. Молочные продукты допустимы только с разрешения врача. Ладно, сходила я к врачу. Получила ответ: молочные продукты только для беременных. Я, конечно, мечтаю о сливках и всяких творожках, но пока не готова к таким кардинальным изменениям в личной жизни ради этого.

Написала в местную прокуратуру. Молчат.

Вздохнула, написала в прокуратуру города. Тут явная ст. 286 УК РФ — «Превышение должностных полномочий». Но, думаю, что и ст. 133 «Понуждение к действиям сексуального характера» тут тоже недалеко. 🙂

Чувствуете драматизм тюремной жизни?

Берегите себя.

Графити Банкси. Ребёнок и шлем полицейского

Поделитесь!

Сущность человека — совокупность всех общественных отношений.
К.Маркс

У нас появилась новенькая. В 2014 г. в Питере она работала в небольшом КПК менеджером. Уволилась, уехала в Германию. Когда полгода назад её арестовали в Берлине, узнала, что есть уголовное дело, но руководители остались в стороне, она- единственная обвиняемая. До экстрадиции в Россию сидела в тюрьме в Берлине.

После наших лишений (см. Тюремный аскетизм, 21.06.2019) было очень познавательно послушать, как у немцев всё устроено.

В Германии три тюрьмы. Каждая тюрьма — 70-8 чел. Тюрьма разделена на секции по 10 человек — 10 камер. На этаже — две секции. Деления по преступлениям нет. Раздельно содержат только обвиняемых и осужденных.

Режим

6:00 — подъем
6:15-7:00 и 12:15-13:00 открыты двери на этаже — все идут на кухню-столовую.
15:00 — 21:15 двери в секции открыты, можно выходить в холл, можно играть в настольный теннис, можно ходить в “офис” — там есть большие ножницы, утюг, ножи.

Есть бесплатные курсы немецкого языка для желающих. Спортзал ежедневно, можно два раза в день. Есть групповые занятия йогой.

Прогулки

Зимой — 1 час.
Летом — 2 раза по 1,5 часа.
Гуляют по две секции. Двор большой. много зелени, цветов, ландшафтный дизайн, волейбольная площадка, настольный теннис.

Камера

Камеры небольшие, примерно 2,5 х 5 м, но на одного. Полутороспальная кровать, два больших шкафа, два стола (один для телевизора). Мебель “икеевская”. Чайник, тостер, телевизор, DVD. Телевизор — три бесплатных канала, можно подключить более ста — это будет стоить 15 евро в месяц. DVD — 2 евро в месяц. Диски можно заказывать в библиотеке (фильмы, музыка). В камере туалет, душевая кабина, раковина, коврик.

Обеспечение

В кухне-столовой есть вся бытовая техника: миксеры, блендеры и т.д. Есть небольшие острые ножи. Посуду каждый моет за собой самостоятельно. Бумага, ручка выдаются.
Психотерапевт выдает цветные карандаши, игрушки и т.д.

Выдаётся

Футболка (белая или оранжевая — на выбор), кожанные кроссовки, носки, трусы, штаны, свитер, куртка.
4 банных полотенца, 2 полотенца поменьше, 2 салфетки, 2 пачки бумажных салфеток еженедельно.
Вилка, ложка столовая и чайная, нож для масла с закругленным концом. посуда фарфоровая, столовые приборы — керамические.

Это всё бесплатно.

Мобильный телефон иметь нельзя, но он и не нужен, поскольку возможность звонить есть в каждой камере — разговаривай, пока деньги не закончатся. Нельзя только звонить тем, кому суд запретил звонить. Остальным — можно.

Еда

Горячее: супы разные, котлеты/мясо, четверть курицы.
Прочее: нарезка колбасы/мяса, фрукты (киви, бананы, апельсины, мандарины, яблоки), чай (чёрный, красный) — 25 пак. 2 раза в неделю, хлеб черный, батон — по полбуханки ежедневно, молоко, масло, сыр. На выходных выдаются булочки (две белых, две серых) и джем.
Отдельное питание для вегетарианцев и мусульман.

Магазин

В магазине можно купить практически всё, включая декоративную косметику, краску для волос, электронику (но в ней нет смысла, поскольку и так всё есть в доступе).
Можно купить различную еду: турецкую, халяльную, русскую, вегетарианскую.
Доставка покупок 2 раза в месяц.

Прочее

Если нет денег, то ежемесячно выдается 38 евро на “карманные расходы”.

При выезде в суд выдаётся сухой паёк: яблоко, тосты — 2 шт., белый хлеб+масло+сыр, 1 л. воды.
Если задерживаешься в суде, то получаешь там первое и второе блюдо.

Главное

В Германии не сажают за первое преступление!
Человек, первый раз преступивший закон, получает условный срок или штраф.

За хранение, употребление наркотиков — не уголовная ответственность. За распространение — шесть лет считается очень большим сроком.

По прошествии половины отбытого срока наказания отводят в другую тюрьму, где только ночуешь.

Я писала об этом много раз: Манифест, 21.09.2018, Революция, 02.08.2018, Малыши за решёткой, 24.05.2019, Жизнь после, 15.06.2018.

Вот, вкратце, всё.

Посмотрите, вот наша система содержания.
Обращение в минюст, 13.02.2018
Тюрьма. краткое содержание. 09.06.2018
Тюремное питание, 15.06.2018.

При этом… у России САМЫЙ большой бюджет ФСИН в мире.

Надо действовать (см. К кому и куда стучаться, http://freeverhova.ru/help/people-help/)
Каждому.
Не зарекайтесь (см. Обзор 2. Тюремные истории, 06.05.2019).

Берегите себя.

Поделитесь!

Помимо автозаковских пыток (см. Легализованные пытки, 08.12.2018), нарушения режима сна и питания, каждый выезд в суд сопровождается регламентными унижениями.

Рассказываю. Выходим утречком из камеры, в сборном отделении ждём конвоя в суд. По прибытии в суд подвергаемся полному личному обыску, с раздеванием и перетряхиванием вещей. Как будто мы не из СИЗО прибыли, а с воли зашли.

Принцип презумпции невиновности заглушается межведомственными разборками (СИЗО относится к ФСИН, а конвой — к МВД) и историческими традициями 30-х годов.

По возвращении вечером в СИЗО — та же история — полный личнй досмотр с обнажением. Не могу не вспомнить реакцию МИДа (см. Бревно, 02.09.2018) про Бутину: “…неоднократно унижающе досматривали”. Ха-ха. Жизни не знают, наверное, в МИДе. Ежедневной жизни российских СИЗО, где находятся невиновные люди (СИЗО и зона — два фокуса нелогичности, 17.02.2019).

В СИЗО абсурд раздевания усиливается наличием “технических средств” досмотра — есть установка, как в аэропортах, просвечивающая с заданной степенью детальности. Но: есть инструкции “для служебного пользования” и те же исторические традиции.

Написала письмо в УФСИН по Москве — а то, может, ребята не знают? 🙂

Теперь знают.

Надо исправлять ситуацию. Мелочей нет. В отношении к таким деталям проявляем лучшее и худшее, что в нас есть.

Берегите себя.

Поделитесь!

В СИЗО содержатся невиновные, для которых выбран строгий режим изоляции от общества.

Будем опираться на законы:

Конституция. Ст.49 п.1.

Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Уголовно-процессуальный кодекс.

Ст.14 п.1

Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Ст.97 п.1

Дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:

1. Скроется от дознания, предварительного следствия или суда.
2. Может продолжить заниматься преступной деятельностью.
3. Может угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Таким образом, цели содержания под стражей следующие:

1. Не дать скрыться.
2. Исключить продолжение преступной деятельности. Причём если человек обвиняется по экономическому преступлению, неправильно его ограничивать с целью, чтобы он кого-нибудь не убил. Так что действия могут быть направлены только на исключение продолжения именно той преступной деятельности, в которой он обвиняется. Это важно.
3. Взять под контроль все контакты обвиняемых, исключив противоправные действия в отношении этих контактов.
4. Обеспечить законность действий обвиняемых для исключения воспрепятствования производству по уголовному делу.

Никакие другие цели не могут преследоваться заключением в СИЗО. Никакие запреты и ограничения, не соответствующие целям содержания в СИЗО, не могут быть введены.

Многое, что сейчас существует в правилах внутреннего распорядка СИЗО (см. Обращение в Минюст 13.02.2018) является наследием темного гулаговского прошлого и не имеет отношения к законности.

Наведением порядка с подзаконными актами как раз и исключается большинство незаконных целей заключения в СИЗО (см. Большая разница, 17.04.2018).

А убрав огромное количество абсурдных запретов, мы ограничим издевательства над невиновными людьми (Обращение в Минюст, 13.02.2018).

Поэтому любой закон или нормативный документ, затрагивающий права обвиняемых, должен опираться на аксиому:

В СИЗО содержатся невиновные люди, для которых выбран строгий режим изоляции от общества.

Поделитесь!
Девушка-аскет

Сначала у нас отобрали всё, не соответствующее Правилам внутреннего распорядка (см. Приказ Минюста №189).

Затем из камеры изъяли _все_ книги и журналы.

Потом у нас переписали/пересчитали одежду, изъяв лишнее с точки зрения ПВР (см. “Обращение в Минюст”, 13.02.2018).

Следующим шагом стало изъятие _всех_ лекарственных препаратов, включая витамины, йод и перекись водорода. Учитывая принципиальную невозможность дозваться мед. работника, что бы ни случилось, стало страшновато.

Думаем о следующих возможных шагах к полному аскетизму: изъятие еды, документов, бумаг.

СИЗО — Арсеналка. Всегда неожиданно.

Девушка-аскет

Поделитесь!

Арбитраж для СИЗО

Получила копию заявления в арбитражный суд от конкурсного управляющего НПО. Что сделал этот чудесный человек? Взял данные из налоговой: учредители и органы управления, составил реестр кредиторов, список имущества НПО и… решил привлечь к субсидарной ответственности учредителей и руководство.

В заявлении есть много прекрасных мест. У НПО были открыты счета во многих кооперативных участках в разных городах в нескольких банках. «Данные факты свидетельствуют о подозрительных сделках должника.»
Управляющий перечисляет имущество НПО, а затем: «Конкурсному управляющему судьба этого имущества неизвестна.» Потрясающе! Как будто он и не подписывал протоколы у следователя, где это имущество признано вещественными докозательствами и передано ему на ответственное хранение.

Дальше больше. :):

«Должник по месту гос. регистрации не находится. Руководитель должника не обеспечил внесения соответствующих сведений в ЕГРЮЛ.» При том, что копии этого заявления направлены руководителям в СИЗО, значит, в курсе про аресты. Поэтому даже не знаю — как воспринимать это прекрасное утверждение: как сарказм, издевательство или пофигизм. Улыбнулась, представив реакцию начальника СИЗО на мою попытку внести в ЕГРЮЛ, зарегистрировав НПО по месту нахождения руководства. :))

Ещё из истинно прекрасного: «Установить фактическое нахождение имущества и документов должника не представляется возможным.» То есть многочисленные здания с адресами в Туксе, Чекмогуше, Астрахани, Питере и т.д., видимо, спрятались на время конкурсного производства. Про документы — вообще несерьёзно — уж документы-то в полном объёме находятся у следствия. И, например, конкурсный управляющий КПК без проблем получил необходимые копии.

А тут: «В результате непредоставления руководителям должника документов» «повлекло невозможность» удовлетворить требования кредиторов, составляющие 4,85 млрд руб. Откуда взялась эта сумму — непонятно), конкурсный управляющий Б.Н.Шаповаленко собирается взыскать солидарно с учредителекй и руководителей НПО, нимало не заботясь, что это противоречит федеральным законам и уставным документам кооператива.

Написала в суд возражение на заявление. Не надеясь на быстрое понимание (уже говорила о серьёзном намерении пользоваться поясняющими картинками) снабдила заявление схемой и отправила в арбитраж.

Очень жаль, что конкурсный управляющий не стал разбираться в ситуации, а ведь он мог бы стать мощной силой во взыскании денег с Временной администрации Центробанка в пользу пайщиков КПК и НПО.

Живём и работаем дальше.

Берегите себя.

Поделитесь!

За год с лишним публикаций накопилось много. Не всегда удобно в них ориентироваться.

Составила небольшой обзор наиболее важных, на мой взгляд, материалов по поводу происходящего в правоохранительной системе и ФСИН.

Тюрьма. Краткое содержание: http://freeverhova.ru/prison-outline/
Несколько слов о тюрьме — что она делает с людьми, как действует на новичков, как можно выжить, к чему надо быть готовым.

Обращение в минюст: http://freeverhova.ru/pvr/
Правила содержания обвиняемых и подозреваемых (ПВР) пришли ещё с 30-х годов прошлого века, незначительно изменившись в конце 50ч. У нормального человека этот абсурд вызывает только удивление. А поскольку ПВР находится в ведении Минюста, то вполне логичным было обращение в Минюст (безответное) с простыми вопросами на базе здравого смысла.

Тюремное питание: http://freeverhova.ru/sizo-food/
Бытовые условия — не единственная угроза жизни и здоровью человека в тюрьме. Огромная роль в разрушении здоровья играет тюремное питание. Несмотря на периодические бодрые статьи в газетах на эту тему, положение достаточно печальное.

Кисель жизни: http://freeverhova.ru/sbalansirovannoe-pitanie-na-72-rub-v-den-kisel-zhizni/
Разбираюсь в этой теме с привлечением Минюста и иИнститута питания. Обнаружились удивительные факты.

Большая разница: http://freeverhova.ru/big-fifference/
Проведя в СИЗО достаточно много времени, изучив опыт сокамерниц, понимаешь, что между тем, что написано в законе и тем, что на самом деле — большая разница.

Состязательность процесса: http://freeverhova.ru/process-competition/
Никакого равноправия сторон, никакой состязательности процесса. В каждой мелочи содержание в СИЗО делает вашу защиту практически невозможной.

Зачем закон человеку, которого посадили: http://freeverhova.ru/prison-rules/
И вам сложно даже сказать — в чём нарушение ваших прав, поскольку законы вам недоступны.

УК разрешает пытки: http://freeverhova.ru/pytat-nelzya-pomilovat/
Содержащиеся в СИЗО невиновные люди уже за людей не считаются. А непризнание вины является отягчающим обстоятельством. Да, это правильно, если речь идёт о виновных преступниках, но у нас количество невиновных преступников постоянно растёт: http://freeverhova.ru/tag/prison-stories/. Но даже для закона — сидельцы СИЗО — уже не люди.

Личные данные: http://freeverhova.ru/lichnye-dannye/
В уголовном судопроизводстве сохранилось много «традиций» диких и опасных для нормальных людей.

Легализованные пытки: http://freeverhova.ru/legalized-torture/
Как известно, арестованных перевозят автозаки. Но мало кто знает — что там происходит внутри. Автозаки убивают людей. У всех на глазах.

Глухонемая переписка http://freeverhova.ru/gluhonemaya-perepiska/
Жалобы в надзорные органы в настоящее время практически бесполезны. Пока не попытаешься — даже представить себе не можешь — насколько может быть абсурдным этот процесс.

Честь и достоинство: http://freeverhova.ru/chest-i-dostoinstvo/
Работа следствия зачастую сводится к голословным учтверждениям о преступной сущности обвиняемого человека. И ни суды, ни прокуратура уже не замечают этой дикости.

Обвинение как форма отрицания Конституции: http://freeverhova.ru/obvinenie-kak-otricanie/
И даже адвокаты не замечают — что же на самом деле пишется в обвинении.

Судебная защита: http://freeverhova.ru/sudebnaya-zashhita/
В Конституции прописан механизм судебной защиты, но во что он превратился на деле — мало кто знает.

Бить или не битьhttp://freeverhova.ru/bit-ili-nebit/
Человек в СИЗО и прочих подобных учреждениях — полностью во власти ФСИН. А мировоззрение внутри ФСИН мало изменилось с 30-х годов. И даже удивительно, когда информация выходит наружу.

Оптина пустыньhttp://freeverhova.ru/optina-pustyn/
Что формирует у людей тюрьма, как это устроено и чем грозит обществу. И главное — что делать.

Жизнь послеhttp://freeverhova.ru/after-life/
Не зная, что происходит с человеком в тюрьме, сложно и предположить, насколько непростой будет для него жизнь на воле. Но решение есть.

Путь к счастьюhttp://freeverhova.ru/way-to-happinness/
Каждый несёт свою тюрьму в себе и абсолютно, безусловно меняет жизнь вокруг себя. Причины движения АУЕ — лишь следствие системы.

Старые песниhttp://freeverhova.ru/staryie-pesni/
Что сейчас важнее для государства? Мстить или крепнуть и развиваться? Не слишком ли велики потери?

Манифестhttp://freeverhova.ru/manifest/
Чтобы действовать, надо знать — к чему мы хотим прийти. Пусть шаги поначалу будут маленькими, но они будут в правильном направлении.

Петицияhttp://freeverhova.ru/petition-sizo/
Любой путь начинается не только с первого шага, но и с определения цели этого пути.

Жалоба в Конституционный судhttp://freeverhova.ru/docs/zhaloba-11-sent-2018/
Отдельная тема — женщины за решёткой. Ведь по закону женские СИЗО в принципе не могут существовать. И пусть Конституционный суд труднодоступен, но всё равно следует добиться правильного решения.

Решение по незаконным арестамhttp://freeverhova.ru/unfair-imprisonment-solution/
Есть и решение, исключающее незаконные аресты.

Защита от дуракаhttp://freeverhova.ru/zashhita-ot-duraka-kak-pisat-zakonyi/
Любой принимаемый закон не должен допускать двоякого толкования, или ничего не изменится.

Флэшкаhttp://freeverhova.ru/fleshka/
Конечно, всегда будет место маразму, но мало-помалу справимся и с этим.

Пересчёт: http://freeverhova.ru/recount-law/
Даже давно ожидаемые законы не обходятся без косяков, рождая новую волну несправедливости.

Письмо Матвиенко: http://freeverhova.ru/letter-to-matvienko-20180814/
Я веду обширную переписку с самыми разными структурами, органами и должностными лицами. Обычно это структурированные документы с анализом существующего положения и вариантами решений. Рано или поздно информация дойдёт.

Четвёртая власть: http://freeverhova.ru/forth-power/
Есть универсальная волшебная палочка — общее решение для правоохранительной системы, позволяющее без сверхусилий в корне изменить эффективность системы и развернуть её на благо людям.

Всё будет хорошо.
Берегите себя.

Поделитесь!

Как известно, беспомощность следствия обычно прикрывается заключением в СИЗО. Напомню, что в СИЗО — люди невиновные, они сидят там до суда, где их могут признать виновными. Подробности тут (http://freeverhova.ru/sizo-i-zona-dva-fokusa-nelogichnosti/). Содержание в СИЗО — самая строгая мера пресечения. СИЗО — уже наказание невиновных. Непонятно? Попробую объяснить по-другому: а давайте людей до суда отдавать на органы, а давайте посылать их родственников на исправительные работы, пока «преступники» ждут суда, а давайте с предъявлением обвинения лишать людей гражданских прав (а суд потом разберётся — зря или нет). Это не нравится? Кажется диким? Неправильным? Всплывают слова о правах человека? Вот!

А давайте… просто представим, что это уже есть. Уже в СИЗО люди теряют органы, здоровье, а иногда и жизнь из-за доступа к медицине и «специфических» условий содержания. Уже сейчас заключение человека в СИЗО обрекает его родственников на смену режима жизни и всё возрастающие нагрузки. Уже сейчас люди, поавшие в СИЗО, лишаются всего: работы, бизнеса, домашних животных, детей, возможности защищать себя как в уголовном, так и в гражданских процессах. А у следствия это называется раскрывать преступления «через камеру».

Невозможно решать проблемы, о которых не знаешь. Бесполезно принимать законы, если не знаешь — как они работают. Все знают, что фашизм — это плохо. И то он периодически вылезает в слабых умах. Что уж говорить о правоохранительной системе, которая для большинства — чёрный ящик?

Решения есть. Есть решения. Простые. И рабочие. Не требующие затрат. Главное — знать. Прочитайте сами и поделитесь информацией: http://freeverhova.ru/obzor/. Подключайте журналистов. Не только избранным дано говорить: «Это наша страна». Изменить ситуацию можно. И достаточно быстро. И если не ради себя, то ради детей и внуков. В нашей стране.

Поделитесь!
Туннель в темноту

У СИЗО и зоны есть принципиальные различия по своей сути. В СИЗО — невиновные люди. Как только судом они признаются виновными — они этапируются на зону. Итак, мы имеем две группы людей: виновные и невиновные. А теперь сравним условия жизни.

1. Питание. Уже писала, что виновным полагается еды больше, чем невиновным.

2. Быт. У виновных больше прав, свобод и разрешенных вещей. УИК (Уголовно-исполнительный кодекс) гораздо шире ПВР (Правил внутреннего распорядка). Шнурки, часы и многое другое невиновным недоступны. У виновных больше прав на звонки и свидания, больше прав на работу, образование, медицину и так далее.

3. Возможности защиты. На зоне есть возможность доступа к правовым системам типа «Консультант». В СИЗО такой возможности даже не планируется. То есть невиновным, которым необходимо себя защищать, недоступна правовая информация.

Различий много, но смысл понятен: невиновных ограничивают во всём с максимальным. Зачем — понятно. Ведь даже женские СИЗО, чьё существование противоречит закону, всё же существуют. Система должна генерить виновных — именно они потом будут работать на зоне и кормить ФСИН. Кому всё это выгодно — догадайтесь сами. А вот что можно сделать — пишу тут постоянно.

Защищая других, защищаем себя.

Туннель в темноту

Поделитесь!
Лицо пожилой больной женщины

«Пытка без воплей — неудавшаяся пытка».
В. Суворов «Контроль».

В естественном стремлении защитить себя, своё здоровье и жизнь, заключённые из СИЗО пишут в разные инстанции — жалуются, пытаются добиться справедливости, просят помощи.

Пожилым людям бывает очень трудно в СИЗО — проблемы со здоровьем, аскетичный быт, ограничения по лекарствам и врачам, недостатки необходимого по состоянию здоровья питания и т.д.

Ответы из разных инстанций, в большинстве своём, достаточно циничны и редко бывают по существу. А вот пример — выдержка из ответа «Комитета против пыток» (да, есть такая организация) на просьбу о защите от пожилой женщины, давно сидящей в СИЗО. Женщина жаловалась, что с её набором заболеваний — содержание в СИЗО — пытка.

А вот выдержка из ответа: не сообщает о неоказании медицинской помощи. Ввиду ограниченности ресурсов «Комитет против пыток» проводит общественное расследование и оказывает юридическую помощь только в случаях применения незаконного физического насилия. Условия содержания в СИЗО по квалификации ЕСПЧ [Европейского суда по правам человека] могут подпадать лишь под бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение. Проверку прекратить. Общественное расследование не начинать.

Такие дела. Не бьют и ладно. Лишь бесчеловечное и унижающее обращение. 🙂
Так и живём.

Берегите себя.
Лицо пожилой больной женщины

Поделитесь!
двое мужчин, иллюстрация из старинной книги

Когда-то писала письмо Минюсту про дефектность Правил внутреннего распорядка для подозреваемых и обвиняемых (ПВР). А теперь, посмотрите, — изменения в ПВР! 🙂 Просто кррасавцы! Отработали задачу. Особенно насмешили шнурки. Не зря я писала жалобы в прокуратуру, доказывая, что шнурки НЕ запрещены. Что ж, теперь запрещены. И прокуратура радостно мне написала об этом. А многие годы до этого шнурки просто отбирали. 🙂 С 6.07.2018 это стало законным.

И я всё-таки никак не могу понять — почему осуждённым разрешается больше, чем подозреваемым и обвиняемым. Из ближайших задач — признать ПВР противоречащим Конституции.

двое мужчин, иллюстрация из старинной книги

Поделитесь!