Продолжилось оглашение материалов. Судья в начале заседания предупредил, что каждый, кто хочет обратить на что-то внимание, сможет сделать это на соответствующей стадии судебного процесса.
Продолжили с т.6. В томе содержатся отчёты КПК о деятельности, включая операции по счетам. С 2014 г. В отчетах видна динамика развития и увеличения количества филиалов и пайщиков.

Том 7. Здесь отчеты конкурсного управляющего КПК Федичева. Но интереснее, конечно, переписка с ЦБ. Самое главное, конечно, про финансовые нормативы. Из переписки видно, что ЦБ опирается на нормативную базу для банков, хотя для КПК на тот момент это регулировалось Приказами Минфина. ЦБ разработал соответствующее Указание №3916-У от 28.12.15 и отправил его на регистрацию в Минюст. Оно вступило в силу только 23.02.16, через два месяца после введения Временной Администрации за нарушение тех нормативов, что были в нём прописаны. Есть и отчеты Романчук о деятельности. Например, отчёт 31.12.15, но с исходящим от 26.10.15. Но с этими чудесами будет разбираться суд чуть позже, пока просто оглашение материалов.

В этом же седьмом томе есть замечательные заявления руководителя Временной администрации в Арбитражный суд о признании КПК банкротом: «причина банкротства – приостановление лицензии на осуществление страхования. Страховая деятельность прекращена, отсутствуют организационный и трудовой потенциал, возобновление страховой деятельности нецелесообразно….» Арбитражный суд даже не стал выяснять – а занимался ли когда-нибудь вообще КПК страховой деятельностью и что за мифическая лицензия на страхование, которой никогда не было, но она вдруг закончилась.» Хотя мы уже на этом суде слышали, что «смысл документа в названии и первых двух строчках.» Видимо и арбитражный суд посчитал так же.

В т.8 начинается подшивка Акта проверки ЦБ – проверка документов, учетных форм, шаблонов, документов юр.лиц, которым Кооператив выдавал займы. Отмечены финансовые проблемы компаний, высказаны опасения о возможности возврата займов.
И опять споры о нормативах. Все аргументы КПК рассыпаются об ответы ЦБ: «Пояснения Кооператива подтверждают сделанные рабочей группой выводы о несоблюдении Кооперативом финансового норматива, а также о нарушении порядка его расчета».

Т.9-10, помимо переписки с ЦБ содержит в себе ключевые договора займов физлицам, которые позже были переведены на юр. лица, принадлежащие Кооперативу.
Т.11. Приведены договора займов с юрлицами.
Т.12. Приказы, учетная политика, табели КПК, Уставы юрлиц.
Т.13. Уставы юрлиц, продолжение переписки с ЦБ – ответы на замечания проверки.
Тт.14-15 – продолжение Акта проверки.

Та проверка проводилась в июне-июле 2015 г: 9 человек два месяца непрерывно требовали различные документы с минимальным сроком исполнения. Потом были замечания по итогам проверки, потом были ответы КПК. А потом… Ничего не было несколько месяцев. А 31.12.15 был подписан приказ о введении Временной администрации.

На этом заседание закончилось. Судья ушёл в отпуск. Продолжим 17.08.2020

Поделитесь!

Сегодня в здание суда не пустили никого, кроме участников процесса. Возможно, это нарушает принцип гласности работы судов, но с этим Председателю суда придётся разбираться отдельно. В зале присутствовали всего пятеро потерпевших. Свободные места смотрелись непривычно.

Заседание началось с обсуждения общественных защитников, которые не явились на заседание. Обвиняемые не возражали, и судья исключил их из дальнейшего участия в процессе.

Итак, четверо обвиняемых, четыре адвоката по назначению.

Прокурор начал исследование материалов уголовного дело. Дело достаточно скучное, если забыть, что от этого зависят судьбы.

Обвиняемые в процессе чтения порой просили уточнить сведения, огласить то или иное, содержащееся в оглашаемых документах, подробнее.

Из ожидаемого, но всё равно печального: лист дела с указанием истинного момента возбуждения уголовного дела заменили, указав удобную дату. Так в деле появился странный документ: изъять у следователя Гасанова и поручить Гасанову. 🙂 Странный, если не знать, что дело изначально было не у Гасанова. Да, все фотографии есть, и за фальсификацию придётся ответить. А момент очень интересный, потому что дело было возбуждено дважды с интервалом в неделю и присвоением одного и того же номера. Что ж, суду придётся разбираться и с этим. Возможно, выявленное должностное преступление требовало и немедленной реакции, но прокурор заверил, что все следователи будут вызваны и допрошены, неясностей не останется.

Прокурор оглашал только те материалы, которые выбрал для себя, но уточнил для обвиняемых: «Если хотите, можете представлять самостоятельно любые другие документы из уголовного дела.»

При оглашении Липецких материалов обратили внимание, что дело возбуждено по КПК, а расследовалось по НПО.

Много нестыковок, на которые пришлось обратить внимание. Например, дело поручено следователю 9.10, а принял он его 02.10.

В деле отсутствует часть листов из подшитых документов. Например, в постановлениях о соединении уголовных дел. Судья вмешался и объяснил, что отсутствие части документа не мешает рассмотрению данного уголовного дела, что смысл документа в названии и первых двух строчках.

Обратили внимание на заявление пайщика из Екатеринбурга: «заключили со мной фиктивное соглашение и выдали фиктивные платежные документы». Уточнили, что документы выданы действующим юр. лицом и заверены действующей печатью.

В томе, который содержал ответы КПК на запрос ЦБ при копировании для дела были закрыты все формулы расчётов финансовых нормативов. То есть КПК выглядит очень по-идиотски с этим ответом без формул. Если это попытка оправдать введение временной администрации, то какая-то очень наивная.

Вообще документы от ЦБ содержат много интересного. Пока обратили внимание только на мелочи типа отсутствия подписей и дат. Отдельно зачитала страховой полис руководителя временной администрации, который имел лимит ответственности 3 млн и закончился до момента назначения временной администрации в КПК «Семейный капитал».

Зачитали и справку от налоговой, подтверждающую, что на момент введения временной администрации КПК не имел задолженностей по налогам и сборам. А ведь именно наличие задолженностей было одним из оснований введения временной администрации ЦБ.

День закончился с оглашением пятого тома. Всего томов, подлежащих оглашению, около 128.

Продолжение следует.

Поделитесь!

Начался судебный процесс. Поскольку на нём не могут присутствовать все желающие, а интерес к происходящему есть у многих, начинаю писать подробно обо всём, что происходит на каждом заседании.
20.07.2020.
Стандартная процедура начала заседания: проверка состава участников, разъяснение прав обвиняемым и потерпевшим, разъяснение регламента судебного заседания.

Рассмотрение заявленных ходатайств.

Васянович Г. Н. заявляет ходатайство об отводе судьи: работали в смежных органах в Нижневартовске и Ханты-Мансийске, предлагается исключить наличие коррупционных связей. Прокурор и потерпевшие против.

Потерпевшая К. с ходатайством о запрете Васянович Г. Н. защищать Белоусова.
Потерпевшая Т. ходатайствует об информации касательно инвалидности Белоусова. Основания — может, он уже здоров. Судья отводит сразу — не имеет отношения к рассматриваем вопросам. Мнение Т. по о воду судьи: нельзя отводить, такие хорошие отзывы о нем в интернете.

Судья, после возвращения из совещательной комнаты, отклоняет все ходатайства.

Прокурор начинает оглашать обвинение. Одно на всех.

Обвиняемые выражают свое отношение к обвинению — оно непонятно.
Заявляю ходатайство прокурору о разъяснения обвинения. Ст. 47 УПК позволяет мне это.

Прокурор блестяще разъясняет обвинение:
вы создали кооператив не с целью обогатить пайщиков, а с целью обогатить себя. А предприятия, фермы, заводы и т. д. создавали для видимости. То есть, действовали в законном поле, но с незаконными помыслами.

Обвиняемые всё поняли.

Прокурор определил порядок проведения процесса:
1. Исследование материалов дела.
2. Допрос свидетелей обвинения и потерпевших.
3. Вещественные доказательства.
4. Всё действия стороны защиты.

Возражений не было. Порядок утвердили.

На этом заседание закончилось.

Продолжение следует.

Поделитесь!

Полтора года в СИЗО я ждала обвинительного заключения, чтобы узнать — в чём же всё-таки меня обвиняют. Невнятные, порой смешные попытки следователя формулировать на судах по мере пресечения уже описывала. Однако, доставленное в СИЗО обвинительное заключение — разочаровало. Описываются мои официальные должностные обязанности, но официальная гражданско-правовая деятельность организации называется преступной. И — никаких доказательств этому. Оговор, наговор, приговор. :))

09.07.18 нам предъявили обвинение по делу … 040, которое потом начало называться «другое», «большое» и т.д. В предъявленном обвинении по «большому» делу на 09.07.18 следователи указали 184 потерпевших, потеряв почти всех, кто на тот момент был признан потерпевшим, включая даже тех, по чьему заявлению было возбуждено уголовное дело. Скажете — не может быть? Ещё как может. Все жалобы на эту тему оказались безрезультатными. Все органы перенаправили в прокуратуру, а Генеральная прокуратура «не нашла нарушений». А через неделю нам предъявили обвинение уже по «выделенному в отношении обвиняемых» делу, где были те же 184 потерпевших. Подробно разбирала «хитрые ходы» следствия тут. Итак, в обвинительном заключении НЕ установлены потерпевшие.

Следствие допустило прямой подлог и фальсификацию. Эти действия подпадают под статью 303 УК РФ, да и с. 285 и ст. 301 тоже напрашиваются. На судебном заседании 28.02.2020 было заявлено об этих преступлениях, с указанием необходимости внести информацию в протокол и отреагировать должным образом. Теперь, по закону, судья обязан направить копию протокола в следственные органы для принятия процессуального решения. Ждём.

Далее. Момент того, что у следствия называется преступлением. В обвинительном заключении — доказательством хищения денег служит… внесение денег в кассу. (!!!) То есть, пришёл человек в организацию, вступил в члены, внёс членский взнос — всё — это доказательство хищения. Ну вы понимаете — какие перспективы такого толкования закона открываются при необходимости разрушения любой организации, которая хоть как-то принимает деньги. В вещественных доказательствах «хищения» — квитанции и приходные кассовые ордера. Резюмирую: должным образом зарегистрированная организация осуществляет свою уставную деятельность. И осуществление этой самой уставной деятельности — преступление, потому что связано с деньгами. Других потому что на первый взгляд нет. По такой логике — любая фиксация гражданско-правовых отношений — хищение. Что не очень соответствует ни законодательству, ни здравому смыслу.

Смотрим дальше на обвинительное заключение. Как на фокус, можно смотреть бесконечно. 🙂 Обвинительное заключение состоит из четырёх(по числу обвиняемых) одинаковых частей. Одинаковых вплоть до орфографических ошибок. Но уголовно-процессуальный закон не предусматривает групповой ответственности. Право обвиняемого — быть судимым только за действия, совершённые им лично. В обвинительном заключении отсутствует описание действий каждого обвиняемого. Не указано — кто, как и насколько обогатился. Суть обвинения отсутствует. Описаны только должностные обязанности.

Что получилось с обвинительным заключением:
1. Потерпевшие не установлены. (Потеряны).
2. События преступления нет.
3. Хищения денег нет.

Есть только обвиняемые. Как ни странно это может выглядеть для следователей, но правосудие по закону не подразумевает назначение срока наказания обвиняемым только на основании того, что их фамилии оказались в документе, названном «обвинительное заключение». Поэтому Октябрьский суд и вернул дело в Прокуратуру, не считая возможным вынести решение на основе данного заключения. Городской суд не рискнул принять решение Октябрьского суда на основании фактов и норма закона. Что ж, посмотрим — как это будет обосновано в Апелляционном Постановлении. Прокурор, помнится, утверждал, что все эти недостатки — ерунда, могут быть устранены на судебном процессе. То есть, по логике Прокуратуры — суд должен сам придумать за следователей состав потерпевших, сумму ущерба, место, время и событие преступления.

А пока… Ждём Постановление, потом — вновь — назначение предварительных слушаний, опять ходатайства о возврате дела прокурору… Мужчин обвиняемых не выпустили из СИЗО, несмотря на абсолютные одинаковые и обстоятельства, и обвинения с обвиняемыми женщинами, которые с 12.09.19 — на подписке о невыезде. Это ещё одна невероятность судейского мышления, с которой надо будет разбираться.

Берегите себя.

Поделитесь!
Суд идёт - кадр из фильма Кавказская пленница

Забавно, но и второе заседание суда по нашему уголовному делу (см. “Обзор-3”, 26.05.2019) состоялось без обвиняемых. Хотя мы тут, в СИЗО-5, практически в шаговой доступности. Но нас даже не позвали.

Подумала несколько дней о вариантах причин такого течения событий. Вот что получилось:

1. Всё случайно. Цепь случайностей не пускает обвиняемых на заседания. Но в этом случае заседания должны переноситься, а этого не происходит. Меру пресечения продлили нам без нас (“Первый блин”, 25.05.2019).

2. Дело к Невскому суду не имеет никакого отношения (“Первый блин”), но отправить его по назначению почему-то не получается. Потому — просто тянется время.

3. Присутствие обвиняемых вынудит суд (а Генеральная прокуратура идёт на всё) совершать более грубые нарушения закона по такому “дефектному” уголовному делу (“Обзор-3”). А так — нарушение только одно — суд без обвиняемых.

В условиях недостатка информации можно только гадать. Следующее заседание назначено на 24.06.2019. Может, нас пригласят. А может и нет.

Несмотря на серьёзность ситуации не удержусь от анекдота:

“Доктор — пациенту:
— Что-то вас давно не было…
— Болел…”

Берегите себя.
Суд идёт - кадр из фильма Кавказская пленница

Поделитесь!

История возбуждения уголовного дела по «Семейному Капиталу» проста.

После введения Центробанком Временной администрации в КПК “Семейный капитал” сложилась патовая ситуация. Руководитель Временной администрации заблокировал счета Кооператива, ограничил выплаты пайщикам до 50 тыс. руб. в день на все регионы (при тысячах пайщиков это равносильно отказам от выплат), и на этом деятельность закончилась: не платились налоги, зарплата сотрудникам, руководитель Временной администрации в принципе ничем не руководил.

Представители Временной администрации с пайщиками не были ласковы. Обычно отвечали: “Ничего не знаем, денег нет и не будет”.

Искусственно создавалось банкротное состояние КПК. В этой ситуации пайщики начали писать заявления в полицию на действия Временной администрации. Писали заявления и руководителя Кооператива. Но все уходило, как в болото.

И вот наследница одного из пайщиков добилась возбуждения уголовного дела в отношении “неустановленного круга лиц”. Причём сначала возбудили дело 29.03.2015. Без нарушений не обошлось, перевозбудили дело уже 05.05.2015 под тем же номером (что по закону быть не может). И пошло расследование.

Отстранённое руководство КПК пыталось судиться за отмену приказа Центробанка о введении Временной администрации, вялотекущие действие следственных органов шли своим чередом. Руководителя Временная администрация даже не допрашивали. КПК был обанкрочен, НПО “Семейный капитал” пытался выжить. Пайщики разделились на три лагеря в соответствии со своими убеждениями.
«Слово о пайщике», 17.02.2018

Давление было беспрецедентным. Органы шли на любые методы поиска виноватых, ведь тысячи людей остались ни с чем.
«Версия», 03.03.2018
«Свободная пресса», 27.06.2018

Всех интересовали деньги: где они и как до них добраться. Никто не пытался разобраться в сути работы кооператива.
«Пирамиды и фараоны», 08.04.2018

Ответ на вопрос “Где деньги” лежал на поверхности, но никого не устраивал.
«Золотой песок», 03.04.2018

Недовольство пайщиков ситуацией начало перерастать в недовольство расследованием. Нужно было срочно что-то предпринять, ведь делом уже заинтересовались в Москве. Трактовка событий, излагаемая руководителями Кооператива, было логична и подтверждалась документами, в отличие от позиции следователей, использующих стандартные фразы о мошенничестве, о заводах и магазинах, целую пятилетку работавших “для видимости”. Погоны оказались под угрозой, так появилось обвинение руководителя “Семейного капитала”. Прошли аресты. Для надёжности воздействия были арестованы жена и сын Белоусова.
«Сговор», 27.05.2018

Арестованных было четверо: сам И.Н.Белоусов, его жена, сын и финансовый директор Ходыкин. Жизнь в СИЗО, особенно для новичков, очень опасна. Ходыкин признал “вину” и ушёл на домашний арест.
«Ходыкин», 08.11.2017

Так меня арестовали. Предъявили обвинения. Из обвинения преступления не было видно. И только на одном из судов судья вытащил из следователя слова — в чём же меня обвинили, чтобы арестовать.
«Суть обвинения», 06.12.2018

Суд по мере пресечения был достаточно абсурдным.
«Воспоминания о суде», 10.12.2017

Даже на третьем году расследования следователи упорно не интересовались кооперативным законодательством, отчего следственные действия несли ощущения бесполезности и безнадежности.
«Председатель правления», 30.03.2018
«Арестовали 500 р.», 18.03.2018
«Развод и девичья фамилия», 06.04.2018

Расследование шло, обвиняемые сидели, видели следователя только на судах по продлению меры пресечения. Суды эти были абсолютно однотипны.
«Суд о продлении заключения», 24.01.2018

Чтобы не выпускать обвиняемых на свободу был придуман ход с выделением уголовного дела в отношении обвиняемых.
«Попрать закон с суровой рожей», 14.05.2019

Соответственно, расследование закрыли, предъявили обвинение. Как и расследование в целом, так и обвинение было практически бессодержательно.
«Обвинение как форма отрицания Конституции», 20.07.2018.

Процесс ознакомления с материалами уголовного дела следствие так и не сумело организовать, поэтому пошло проторенным путем беспредела.
«Волокита от СД», 26.02.2019

В самих материалах уголовного дела обнаружилось много интересного: и экспертизы по делу
«Экспертизы по уголовному делу», 18.12.2017,
и позиция руководителя Временной администрации
«Ответственность от ЦБ», 17.04 2019

Был материал, и чтобы подумать — можно ли было избежать всей этой истории с ЦБ.
«Дело о нормативах», 27.10.2018
«Банковская риторика», 12.11.2018

Безграмотность местных органов порождала немало веселых моментов.
«Следствие и предметы», 01.04.2019
«Цифровые технологии в МВД», 01.04.2019

Добавляла эмоций и деятельность арбитражного управляющего НПО.
«Арбитраж для СИЗО», 01.04.2019.

Очень серьёзно относясь к изучению материалов уголовного дела, на нарушения и недостатки документов мы подавали ходатайства. Но у следствия не было таких задач — устранять недостатки и нарушения.
«Жёлтые ответы следователя», 14.05.2019

Прокуратура тоже предпочитала не вмешиваться.
«Кого защищает прокуратура», 20.05.2019

Ознакомление закончено, нам предъявлено обвинительное заключение, но ясность — что же за законы мы нарушили — это не добавило.
«Обвинительное заключение», 21.05.2019

Такое вот получилось уголовное дело. Теперь дело за Невским районным судом Санкт-Петербурга.
«Первый блин или суд без обвиняемых», 25.05.2019

Следите за новостями.
Берегите себя.

Поделитесь!
Кадр из фильма Варвара-краса - Тут и сказочке конец

“Хорошими делами прославиться нельзя”.
Старуха Шапокляк.

Получили долгожданное обвинительное заключение. Все полтора года, проведённые в СИЗО, было интересно — как же можно обосновать обвинение. Интересно, что 29.04.2019 дело было ещё у следователя, о чём говорит официальный ответ на запрос пайщиков. И 29.04.2019 обвинительное заключение подписано прокурором. То есть 139 томов прокурора не особо интересовали — что принесли, то он и подписал. Это к вопросу о прокуратуре на страже закона. Писала уже о прокурорских секретах: “Кого защищает прокуратура” 20.05.2019. Такое обращение к уголовным делам позволяет предполагать беспомощность прокуратуры в нынешнем состоянии правоохранительной системы (см. Обзор-1, 18.04.2019).

Итак, обвинительное заключение, согласно УПК РФ, должно содержать: существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела (УПК РФ ст.220 ч.1 п.3), перечень доказательств, подтверждающих обвинение, их краткое содержание (УПК РФ ст.220 ч.1 п.5).

Так вот, ничего этого в обвинении нет! Уже писала, как изготавливаются обвинения: “Обвинение как форма отрицания Конституции” 20.07.2018. Только общие слова, без конкретики, применимые к ЛЮБОМУ работающему человеку: “С преступным умыслом совершал преступные действия в составе преступной группы”. 🙂 Чем при этом отличаются преступные действия от выполнения должностных инструкций — неясно. В обвинении об этом ничего нет. В качестве доказательств “преступной деятельности” приводятся выдержки из показаний пайщиков: “услышал о кооперативе, пришёл, вступил, внёс деньги”. Но это доказательства того, что люди были пайщиками кооператива — доказательства, подтвержденные соответствующими документами. На этом конкретика в обвинительном заключении заканчивается. Следствие вообще избегало конкретики весь период “расследования”. Наши попытки добиться включения хоть чего-то конкретного в уголовное дело через ходатайства — потерпели неудачу. Подробно писала об этом: “Жёлтые ответы следователя” 14.05.2019.

Ни место, ни время, ни способ, ни действия каждого обвиняемого — обвинение не содержит. Оно вообще одинаковое для всех обвиняемых. Просто четыре раза (по числу обвиняемых) перепечатанное, что по закону в принципе не может быть. Но заместитель Генерального прокурора В.Я.Гринь — “не обратил на это внимания”. Этот уровень защиты от беззакония провален полностью.

Вся эта суета со следствием и судами направлена только на одно: аргументировать бесконечное заключение. И неважно — что мы делали — развивали сельское хозяйство или переписывали буквари — основание будет найдено.

Что дальше? Будем передавать ходатайство в суд о возврате дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ п.1. “Обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления”.

И суд будет вынужден решать — по какому пути пойдёт этот судебный процесс, будет ли соблюдаться закон или Фемида будет слепа к нарушениям.

Конституция РФ ст.49.
п.2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
п.3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Берегите себя.
Кадр из фильма Варвара-краса - Тут и сказочке конец

Поделитесь!

“Довольно занятно совершать невозможное”.
Уолт Дисней

Когда стало понятно, что следствие не укладывается с расследованием в отведённые 12 месяцев, нависла угроза необходимости выпустить обвиняемых из СИЗО. Выход был найден не совсем законный, но простой — из уголовного дела (…040) был выделен кусочек с частью потерпевших, и это маленькое уголовное дело (…0162) быстро “завершили” и перешли к ознакомлению (см. Судебная защита, 21.01.2019) обвиняемых с материалами уголовного дела.
Этот маневр следствия очень небезобиден:

1. Нарушение прав потерпевших. Потерпевшие выделялись следователем по произвольно выбранному признаку. Забавно, но потерпевшая, по заявлению которой возбуждено уголовное дело, вообще не вошла в список.

2. Нет такого повода в ст.154 УПК РФ для выделения дела, как количество потерпевших. Нельзя также выделять 9 регионов из 50 для осуждения обвиняемых без ущерба для “всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела”. (УПК РФ ст. 154 ч.2). Руководство всеми регионами было единым. И тут мы переходим к п.3.

3. Такая методика обращения с уголовным делом позволяет бесконечно судить обвиняемых, добавляя им всё “новые” регионы и “новых” потерпевших. А передача дела в суд с кусочком деятельности всего лишь позволяет не заботиться об основаниях содержания обвиняемых под стражей.

4.
11.07.2018 мне было предъявлено обвинение по уголовному делу (040) со 184 потерпевшими. В деле было примерно 700 томов.
16.07.2018 мне было предъявлено обвинение по выделенному уголовному делу (0162) со 184 потерпевшими. Догадайтесь, сколько томов в деле с тем же количеством потерпевших? 108! (на тот момент).
Что скрыло следствие от суда в томах, что не вошли в выделенное дело? Видимо, деятельность по остальным регионам, деятельностью которых управляли арестованные руководители кооператива, но следствие “не установило” этот факт.

Конечно, мы пытались оспорить решение о выделении дела. Но суд даже не стал рассматривать жалобу: “Нет предмета”. Апелляционная инстанция тоже поступила стандартно (см. Судебная защита, 21.01.2019).

Генпрокуратура как обычно, сообщила, что “вопросов, относящихся к компетенции Генеральной прокуратуры, обращение не содержит”.

Суд и прокуратура стараются не замечать нарушений закона следственными органами. К сожалению, пока таково положение дел.

Таким образом, жёстко завершим ознакомление (см. Волокита от СД, 26.02.2019) обвиняемых с материалами уголовного дела, подмахнув обвинительное заключение в Генпрокуратуре, следствие направило дело в суд. Невский районный суд Санкт-Петербурга. Совсем не соответствующий территориальной подсудности. Но это уже совсем другая история.

Берегите себя.

Поделитесь!
Бюрократ. Советская карикатура.

В деле есть замечательные документы про деятельность КПК «Семейный капитал» — ответы на запросы надзорных органов: цифры, факты, ссылки на законы.

Но поскольку это было уже при временной администрации, назначенной Центробанком, то к каждому документу снизу от руки — приписка от имени руководителя временной администрации Романчук О.В.:

«Настоящая справка подготовлена сотрудником Кооператива, в связи с чем временная администрация не располагает информацией, ответственности за предоставленные сведения не несёт.»

Представляете? 🙂 Вот она — позиция руководителя: «Это подготовили мои сотрудники, поэтому я тут ни при чём.»

Это всё, что вам надо знать про временную администрацию, назначеннную Центробанком в КПК «Семейный капитал».

Бюрократ. Советская карикатура.

Поделитесь!

Один из самых частых вопросов: кому «Семейный капитал» перешёл дорогу, что кооператив так безжалостно уничтожили? Ответов на этот вопрос слишком много. Слишком быстро рос кооператив, слишком разнообразны были направления развития, слишком успешными были действия.

Вот ещё небольшой штришок неосуществившихся планов. Накормить Россию «Семейный капитал» планировал достаточно быстро, а что дальше? Огромное количество потребителей продуктов — это Китай. Кто работал с Китаем, знает, переговоры там — очень неспешный процесс, порой занимающий годы. Вот и двигался кооператив по этому направлению не спеша, понимая — когда и что мы сможем туда поставлять. А ещё поставки в Китай отлично увязывались в общий план с программой «Дальневосточный гектар». Многие пайщики хотели бы участвовать, но одному в незнакомое место, да ещё в чисто поле — страшно. Совсем другое — кооператив, который берёт на себя и инфраструктуру, и быстрый запуск небольших производств, и обработку земли. Понимаете? И проблема сбыта произведённой продукции перестаёт быть проблемой и становится рядовой задачей. Потому «китайское» направление развития кооператива было ничуть не менее важным, чем остальные.

Через пару лет «китайских» переговоров уже пошли и результаты. Появились предварительные договорённости о поставках продуктов в 30 тысяч китайских магазинов, предварительные договорённости о логистических базах, юридическом и прочем сопровождении этого процесса в Китае. Развитие и процветание кооператива — это благосостояние пайщиков. Такова логика кооперативов в принципе.

Не случилось. Кооператив уничтожен. А недавно читаю в газете: «Наладить продажу в Китай российских продуктов пытается младший сын генерального прокурора России Игорь Чайка. В 2016-м он с партнёрами зарегистрировал сообветствующие компании для этого. К весне 2018-го у них было около 30 контрактов с сетями и 50 — с дистрибьютерами, контролирующими 16 тыс. китайских магазинов раличного формата. Сейчас товар присутствует более чем в 1000 магазинах в двух десятках провинций.

Так что… бесполезно спрашивать — кому перешли дорогу. Слишком много мы успели сделать. Семейный капитал — бывшее вероятное будущее России.

Поделитесь!
Наталия Верхова знакомится с делом в СИЗО

Читаю материалы экспертиз. Регионы, где мы работали, косячные местами. И документы оформлены не идеально, и в кассовых книгах есть ошибки, и работа с пайщиками не всегда была совершенной, конечно. Но назначать виновными подчинённых я не собираюсь. К тем преступлениям, которые нам хотят привязать, никто из сотрудников отношения не имеет.

Экспертизы временами откровенно смешили. Пример: поступило в кассу 5 плн., они были инкассированы на счёт и направлены на займы, в соответствии с уставной деятельностью. Эксперт пишет: «На кассу и счёт поступили 10 млн и только 5 млн направлено на займы». «Остальные похищены», — вторит следствие. Красиво? 🙂 А как вам вывод одного из экспертов, что КПК был создан, чтобы ввести в заблуждение Центробанк? 🙂 Это при том, что КПК создан в 2011 г., а под надзор Центробанка КПК попали только в 2014-м.

Есть ещё замечательная экспертиза. Перед экспертом был поставлен вопрос: «Может ли схема КПК работать неограниченно долгий период?» Эксперт дотошно проанализировал Федеральный закон 190, который регламентирует деятельность КПК, и пришёл к выводу, что деятельность КПК в принципе содержит признаки финансовой пирамиды. Понимаете?
Тут варианта два:
1) либо государство своими законами позволяет существовать финансовым пирамидам, а смелый эксперт ненароко открыл эту тайну,
2) либо все экспертизы весьма предвзятые и служат лишь интересам следствия.

Ох, непросто будет судье копаться во всей этой… трухе.

Наталия Верхова знакомится с делом в СИЗО
Неизв. художник: Наталия Верхова знакомится с экспертизой по уголовному делу в СИЗО.
Поделитесь!

Читаю материалы уголовного дела. Дошла до переписки ЦБ и КПК. Краткое содержание:

ЦБ: У вас нарушены фин. нормативы.
КПК: Вот законы, вот мы по этим законам вот так считаем. Нормативы в норме.
ЦБ: Ответы КПК подтверждают умышленные нарушения фин. нормативов.

Слепой с глухим лучше понимают друг друга. 🙂 И вот, глядя на эти исходники, задумалась — а возможен ли был другой путь? Я сейчас не про взятки и подобную ерунду. Мысли другие: органам типа ЦБ невозможно доказать свою правоту. Потому что даже самый распоследний чиновник с принадлежностью к этой касте знает — что такое вседозволенность и безнаказанность.

Решений, как всегда, много. Открытость — универсальное противоядие. Поэтому четвёртая власть решит и эти сложности — давая неискажённую информацию тем, кто может и должен.

Поделитесь!

12 сентября Игорь Николаевич Белоусов, находясь в СИЗО Москвы, объявил голодовку. Это крайний шаг, чтобы добиться справедливого расследования дела кооператива «Семейный капитал», а также освобождения под подписку своей семьи и Наталии Верховой, арестованных более года назад.

На настоящий момент голодовка продолжается уже два месяца. Пайщики кооператива «Семейный капитал», также заинтересованные в справедливом расследовании дела, ведут кампанию в поддержку руководителей кооператива.

Пайщики на митинге, г. Удомля Тверской области.
Пайщики на митинге, г. Удомля Тверской области.

По словам пайщиков, при обращении в следственные органы, им приходится иметь дело с давлением и хамством следователей, которые настаивают, чтобы все обвинения в заявлениях были написаны в адрес руководителей кооператива, а не в адрес временной администрации, после назначения которой Центробанком и началось разорение кооператива. Угрозы следователей просты: «Пишите, иначе вы своих денег не вернёте». Помимо следователей на пайщиков идёт охота и среди целого ряда мошенников-«юристов», обещающих за «умеренную» плату вернуть деньги через суд.

Пайщики записали и распространили по сети интернет ролик с призывом спасти жизнь Игоря Белоусова и удовлетворить его требования справедливого расследования дела кооператива «Семейный капитал» и освобождения из СИЗО своей семьи и Наталии Верховой на время расследования.

Поделитесь!
Папка с Уголовным Делом

Закон дает право обвиняемому требовать для ознакомления любые тома дела. И следствие обязано это исполнять. Но с нашим делом всё не так просто. Оно не сформировано, ещё даже неизвестно, сколько в нём томов, а потому моё заявление следователю с просьбой предоставить последние пять томов дела высветило проблему отсутствие таковых. 🙂

Однако, ответ следствие предоставило. Отказать нельзя, выполнить никак. 🙂 Восхитительны документ придуман: тома предоставим, когда дочитайте до них. 🙂 И доказать, что с этими томами знакомится кто-то другой — тоже не получится: протокол ознакомления после каждого визита заверяется подписью обвиняемого. Вот и тянут время, лихорадочно клепая тома дела. Так что пришлось написать в суд. Есть надежда, что суд объяснит необходимость исполнения требований УПК. Ну, может, не сразу, и не районный. 🙂

И я знаю — как эти заявление / ответы использовать чуть позже.

Заходите за новостями 🙂

Папка с Уголовным Делом

Поделитесь!

Расскажу немного подробнее суть проблемы с нарушением нормативов у КПК.

Финансовые нормативы считаются по формулам, определённые Минфином — тут расхождении с мнением ЦБ нет. Расхождения в другом: данные какой отчётности подставлять в эти формулы. У КПК отчетность ежегодная, это прописано в законе о бухгалтерском учете. Но ЦБ, не имея опыта работы с КПК на то время, решил считать по аналогии с банками, взяв ежеквартальную отчетность.

Но квартальная бух. отчетность КПК — промежуточная, формируется для управленческих целей, может корректироваться, никуда не сдаётся — этовам любой бухгалтер подтвердит.

И вот эту отчётность, которой формально нет, и требовал использовать ЦБ. Там есть ещё много нюансов в формировании фондов, решениях ежегодного общего собрания — чисто КПК-шная специфика бухгалтерии. В которой никто из ЦБ разбираться не стал — статус не позволил. И, видимо, корона :). Так и загубили хороший кооператив.

Поделитесь!

Дело по обвинению оказалось гораздо значимее, чем казалось изначально.

Мосгорсуд назначил рассмотрение апелляционной жалобы. Событие важное, а потому поставлены в известность пресса и общественность.

Письмо было отправлено: Российская газета, Новая газета, Комсомольская правда, Независимая газета, Коммерсант, РБК, Ведомости, Огонёк, ОНК Москвы, уполномоченному по правам предпринимателей в Москве, председателю совета при президенте, уполномоченному по правам человека в Москве, Фонд борьбы с коррупцией, Вердикт, партия «Гражданская инициатива», Комитет за гражданские права.

Прошу перепостить и разослать по мере возможности. Шаг за шагом. 🙂

Поделитесь!
Голодовка Игоря Белоусова, Семейный капитал

12.09.18, среда
СИЗО-5, Москва

Вера Дмитриевна, здравствуйте!
Хамский, пренебрежительный ответ из Генеральной Прокуратуры РФ на мою жалобу на действия следствия вынуждают меня пойти на крайние меры.
С сегодняшнего дня я объявил голодовку. Она будет продолжаться, пока не отменят ВСЕ сфабрикованные уголовные дела в отношении меня, моей жены, моего сына, а также Верховой Н.Д.
Прощайте.
Обратной дороги у меня нет.
Спасибо вам за моральную и не только поддержку.

Спасибо ВСЕМ пайщикам, кто Не поверил и НЕ верит в чудовищное обвинение против нас. К сожалению, чтобы добиться справедливости у нас в стране, сейчас надо пожертвовать своей жизнью.
Я принял такое решение.

Искренне ваш, не поминайте лихом.
Белоусов И.Н. СИЗО-5.

Голодовка Игоря Белоусова, Семейный капитал

Поделитесь!

Из-за своих спорно законных желаний задержать обвиняемых в СИЗО следствие вынуждено накручивать одно нарушение за другим. Ещё кусочек пазла: УПК РФ обязывает по завершении расследования предъявить обвиняемому прошитые и пронумерованные тома дела. А что делать, если расследование необходимо завершить, чтобы не выпускать обвиняемых из СИЗО, а томов дела нет? Да всё просто — не замечать требований УПК, тянуть время. Обвиняемым всем продлили срок содержания под стражей в связи с необходимостью ознакомиться с делом. Всё. Можно прикинуться тюленем и ограничить приём внешних раздражителей.

На моё заявление ответа не было. Пожаловалась в Генпрокуратуру и Тверской суд . Те тоже затаились. 🙂 Пожаловалась дальше.

При кажущейся бесполезности этого занятия далкео идущие планы, однако, существуют. И в нужный момент всё это сработает нужным способом.

Правоохранительная система — совсем не чёрный ящик. Все детальки просты и понятны. Ну а то, что взаимодействие пока диктуется не законом, так это временно. 🙂 Вот увидите.

«Вижу цель, не вижу препятствий».

Берегите себя.

Это наша страна.

Поделитесь!
серый цвет

Серо и дождик.

Но серенький — не тот, а дождик какой-то легкомысленный.

Скучаю по Питеру.

серый цвет

Поделитесь!

Мосгорсуд рассмотрел мою апелляционную жалобу на продление срока содержания под стражей. Это было в режиме видеоконференции. Апелляции на меру пресечения все проходят стандартно: суд молча всех выслушивает, удаляется на несколько секунд и возвращается с решением. Поэтому многие просто ничего и не ждут. Однако любой суд — это возможность высказаться. А внимательные секретари всё это занесут в протокол. Протоколы я все собираю — потом пригодится. 🙂 Моя речь:

«Уважаемый суд, в дополнение к своей апелляционной жалобы по существу вопроса хочу сообщить следующее. Суд первой инстанции пошёл на поводу у следствия, не заметив явное нарушение закона в представленном следствием ходатайстве и добавив к этому уже свои процессуальные нарушения.

Ссылки на нарушения норм УПК я привела в апелляционной жалобе, повторяться не буду. Я буду оперировать исключительно фактами. Теми фактами, которая фигурирует в материалах настоящего дела.

Если кратко охарактеризовать позицию следствия, то ее можно выразить одним словом: «наплевать». А если кратко охарактеризовать действия суда первой инстанции, то он «не заметил это». Итак.

Следствию наплевать, что нет ни одного показания свидетелей с моей фамилией, нет ни одного документа, свидетельствующего о нарушении закона с моей стороны.

На всё это следствию наплевать, а суд первой инстанции не заметил это.

Следствию наплевать, сколько я буду находиться в СИЗО. График ознакомления с делом свидетельствует о том, что ознакомление может значительно затянуться.

Следствию наплевать, что необходимость ознакомления с делом не может быть основанием к лишению свободы, а суд первой инстанции не заметил это.

Следствию наплевать, в каком состоянии находится уголовное дело и сколько раз его будут возвращать на доследование.

Следствию наплевать, что закрытие предварительного расследование было фиктивным. И даже на суде следователь не смог ответить на вопрос судьи о количестве томов в закрытом уголовном деле.

Следствию наплевать, что дело ещё не сформировано, а суд первой инстанции не заметил это.

Следствию наплевать, что суд — не место для предположений, поэтому оно спокойно оперирует понятиями: «Может скрыться, давайте держать в СИЗО!» Но это всего лишь предположение без доказательств. Чтобы показать абсурд этого предположения, приведу аналогии: «может напасть на сокамерниц — давайте свяжем ей руки», «может сойти с — ума давайте упрячем её в психушку», «может подавиться — давайте кормить не будем» и пр. На абсурдность предположений следствию наплевать, а суд не заметил это.

В кодексе судейской этики говорится, что судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности и избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти. Поэтому прошу уважаемый суд не присоединяться наплевательской позиции следствия, внимательно рассмотреть факты и восстановить авторитет независимой судебной власти, отменив решение суда первой инстанции».

Высказались лаконично следователь и прокурор. В заключительном слове я уже, к сожалению, привычно обратила внимание на неисполнение надзорной функции прокурором, вспомнила о презумпции невиновности, праве на защиту, на состязательность сторон — всего того, чего лишается человек, помещённый в СИЗО.

После совещания суд вынес решение: в апелляционной жалобе отказать, в СИЗО оставить. Всё, как обычно. И как обычно — живём дальше и улыбаемся.

Берегите себя.

Поделитесь!